Какие сюрпризы преподнес новый Народный Хурал Бурятии Алексею Цыденову

Или почему Хурал больше не Худлар

12.12.2018 в 06:05, просмотров: 3484

Третья сессия шестого созыва Народного Хурала рискует войти в новейшую историю Бурятии показательными изменениями.

Какие сюрпризы преподнес новый Народный Хурал Бурятии Алексею Цыденову
фото: russianstock.ru
Алексей Цыденов.

Даже всегда осторожный на оценки председатель парламента Владимир Павлов, подводя на пресс-конференции итоги сессии, и тот не смог умолчать об очевидном. «Активность депутатов возрастает прямо на глазах», — обронил в сердцах спикер, явно желая еще что-то добавить к сказанному, но так и не добавил.

Другими словами, вместо сонного царства с мутной водой, где народные избранники любили проворачивать свои темные делишки, последняя сессия неожиданно явила откуда-то взявшуюся дисциплину, ясность мысли, конструктив и так не понравившуюся спикеру деловую активность. Почти все пришедшие депутаты досидели до конца сессии, выступавшие задавали вопросы исключительно по существу, в перерывах не хуже депутатов Госдумы бросались к камерам, чтобы разъяснить журналистам тот или иной законопроект. Главное, Хурал больше не напоминал Худлар, сам дух которого еще недавно витал здесь в каждом закоулке.

Хурал больше не Худлар

Разошедшиеся в ходе парламентских выборов по всей республике призывы выбирать новую «команду Бурятии» воплотились-таки в жизнь. Пусть не всегда люди выбирали именно тех, кого дизайнер предвыборного штаба помещал на агитационных материалах слева от Алексея Цыденова, наш Народный Хурал в самом деле чудесным образом изменился. С одной стороны, четкий регламент, комментарии, пресс-конференции после каждой сессии с обязательным присутствием каждого (!) председателя профильного комитета. С другой — ощущение невидимой дирижерской руки, готовящей к исполнению очередную партию, умело встроенную в общую партитуру. Вполне можно было предположить, что мечта Алексея Цыденова сбылась и он-то и есть тот самый волшебник, пробудивший наш Народный Хурал от многолетнего сна. Ожидал ли при этом глава, что вслед за пробуждением Хурал начнет генерировать новые проблемы? 

На первой же установочной сессии, где выбирали очередных VIP-персон площади Советов, произошло неожиданное. При голосовании за кандидатуру председателя комитета по экономической политике депутаты отдали голоса не за Батора Цыбикова, которого в кулуарах уже поздравляли с победой, а за прежнего председателя Анатолия Кушнарева. Кушнарев набрал на 10 голосов больше конкурента (за Кушнарева 37 голосов, за Батора Цыбикова — 27), несмотря даже на то, что Цыбикова, как и всех остальных однопартийцев, выдвинула фракция (читай — Алексей Цыденов) опять же путем преимущественного голосования (за Цыбикова проголосовали 20 однопартийцев, против — 16).

Как такое могло произойти, объяснила депутат Народного Хурала Екатерина Цыренова, которая предположила, что Кушнарев неким образом достиг договоренности с Мархаевым, и именно 10 голосов коммунистов, отданных за главного садовода Бурятии, решили исход дела. Вряд ли стоит считать случайностью, что замом Кушнарева был утвержден не кто-нибудь, а коммунист Егор Олзоев, буквально вчера появившийся в рядах коммунистов, да и самих парламентариев.

Как известно, сразу после голосования председатель фракции «Единая Россия» Баир Жамбалов срочно созвал всех «единороссов» для беседы в малый зал, где по велению все той же режиссерской руки последние проголосовали за исключение Кушнарева из партийных рядов. Как поясняли тогда очевидцы события, решение должно было пройти согласование вплоть до Москвы, но где-то в дороге затерялось, напомнив Алексею Самбуевичу его же собственные слова — «команда Бурятии» и «команда Цыденова» — это далеко не одно и то же.

Оседлость для омбудсмена

Еще одним камнем преткновения стал вопрос с уполномоченным по защите прав предпринимателей Бурятии. Несмотря на то, что вакансия сохраняется с тех самых пор, как этот пост больше года назад покинул бывший судебный пристав Анатолий Дашиев, по словам самих предпринимателей, никак себя на высоком посту не проявивший, споры за будущего омбудсмена Бурятии разгорелись нешуточные. Примечательно, что споры больше касались не того, как власть нарушает права предпринимателей и что с этим делать, а условно говоря — человеку дяде Баиру или дяде Степану предстоит в ближайшее время называть себя высоким званием омбудсмена.

Всю боль депутатской души по этому поводу озвучила прямо на сессии все та же Екатерина Цыренова, прямо заявив, что в этом вопросе парламент не имеет права проявить слабину, а иначе зачем он вообще нужен. «Вспомните, уважаемые депутаты, каким был Народный Хурал в прежние созывы! Мы утверждали судей Конституционного суда Бурятии! Где сейчас Конституционный суд? Мы решали вопросы по кандидатуре уполномоченного по правам предпринимателей. Почему же сегодня эту кандидатуру выдвигает глава, а Хурал только утверждает?» — вопрошала Екатерина Цыренова и, судя по дружному молчанию, многие с ней были согласны.

Кому достанется в итоге значок омбудсмена, мы узнаем уже в следующем году. Пока по принятому в первом чтении закону кандидатуру на должность уполномоченного все же будет вносить глава, однако перед этим он должен согласовать ее с общественниками и самими депутатами. Как подчеркивал Анатолий Кушнарев, чей комитет занимался законопроектом, найти компромисс между высокими сторонами удалось только после того, как депутаты внесли ряд поправок в законопроект. Вряд ли можно объяснить чем-то иным, нежели желанием продвинуть в омбудсмены своего человека требование депутатов ввести для будущего высокооплачиваемого чиновника критерий оседлости. Чтобы будущий кандидат на пост уполномоченного проживал на территории республики не менее 5 лет и имел хотя бы какое-то представление, что это за субъект Российской Федерации.

Семейская горница

Приходится констатировать, что масса усилий, потраченных адми-нистрацией главы на работу с Хуралом, даром не прошла. Операция по ликвидации гнездилища «возмутителей спокойствия» в лице Бато Семенова, Бато Очирова, Степана Калмыкова и других состоялась, но вряд ли сделала Хурал мягким и послушным. О том, что подобные мысли начали посещать Алексея Цыденова с первых месяцев пребывания в Бурятии, свидетельствуют откровения самого главы, увидевшего однажды на крыльце этого самого Народного Хурала облачко в виде дракона. «Сейчас вышел с работы, а в небе над площадью луна выходила из-за облака, и вот такая фигура получилась. Или дракон, или рыба, или голова орла», — написал он на своей странице в Фейсбуке. — В любом случае — интересная фигура».

Если сравнивать все напасти нашего Хурала с драконом, то получается, что пока борьба завершилась тем, что вместо одной сверженной драконьей головы выросла новая. Проще говоря, вместо одного гнездилища появилось другое — семейское, и что с этим делать дальше, пока неизвестно.

Не будем забывать, что в кресло спикера сел не просто Владимир Павлов, а представитель Бичуры, где расположена самая большая семейская деревня в мире. Председателем комитета Народного Хурала в этом созыве стал не только Анатолий Кушнарев (Тарбагатай), но и Петр Носков (Мухоршибирь), то есть представители двух комитетов из шести имеющихся. В Совете Федерации представляет парламент Александр Варфоломеев, а в «золотую пятерку» который созыв подряд входит рулевой флагмана местной промышленности Леонид Белых. В свете происходящих событий вряд ли стоит считать случайностью недавнее появление в кабинете у Анатолия Кушнарева портрета Путина на «семейский» манер, у которого Анатолий Кушнарев на выборах президента 2012 года был, между прочим, доверенным лицом. Наконец приглашение на недавние парламентские слушания по стратегии социально-экономического развития республики почему-то не Вячеслава Наговицына, возглавлявшего Бурятию недавние 10 лет, а, казалось бы, давно отошедшего от большой политики Леонида Потапова развеяло последние догадки.