Как живет представитель черного духовенства в Бурятии

Сидя на школьной скамье, Сергей задумал стать священником

30.01.2019 в 05:13, просмотров: 1244

С незапамятных времен священнослужители Русской православной церкви делятся на две категории. К первой относятся те, кто не давал монашеского обета, ко второй, соответственно, те, кто дал его.

Как живет представитель черного духовенства в Бурятии
На богослужении.

Они отказываются от семьи и детей, посвящают себя служению Богу и даже практикуют аскетизм. Многим доводилось читать об этих удивительных людях в книгах и видеть их в фильмах, но немногим — встречать воочию. Корреспонденту «МК» в Бурятии» удалось пообщаться с таким человеком лично. Его история — в нашем материале.

От мирского к церковному

Пути господни воистину неисповедимы. 1 сентября 1968 года в городе Чебоксары Чувашской республики на свет появился нынешний митрополит Савватий. А спустя двадцать лет, 18 января 1987 года, в городке Канаш этого же региона родился будущий иеромонах Иов. На тот момент — обычный мальчик Сергей Маркелов.

Его семья была не особо религиозной. Только бабушка посещала местный храм святителя Николая Чудотворца по православным праздникам. На одной из таких дат в небольшой церквушке вместе со своей пожилой родственницей оказался и наш юный герой. Присутствовать на богослужении ему понравилось настолько, что бывать там захотелось постоянно. И это желание исполнилось.

— Настоятель храма обратил внимание на меня и позвал помощником в алтарь, — вспоминает мой собеседник. — С тех пор я ходил на службы, общался со священниками и прихожанами. Как сейчас помню, около 13.00 в школе заканчивался последний урок, и к 14.00 я ехал в церковь, куда, кстати, раньше ходили преимущественно старики, а теперь — и молодежь, и дети. Приезжал заблаговременно, помогал батюшке, разговаривал с бабушками и дедушками. Так протекал практически каждый день.

Окружающие реагировали на нетипичное времяпрепровождение по-разному: родители — с одобрением, учителя — с пониманием, одноклассники — с интересом и порой недоумением, но никто — с осуждением. Сидя на школьной скамье, Сергей и задумался стать священником. А, окончив десятый класс, вместе с другом, который учился в иконописной школе при Московской духовной академии и семинарии, отправился в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру подмосковного города Сергиев Посад. Несколько дней он провел в самом сердце духовной жизни нашей страны, после чего и вознамерился получить для себя духовное образование.

— В 2005 году мечта сбылась. Я поступил в высшее учебное заведение Русской православной церкви, расположенное в стенах древнейшего мужского монастыря, где собираются студенты не только со всей России, но и Украины, Белоруссии и других стран, готовятся священнослужители, богословы, иконописцы и т.д. Должен был проучиться здесь восемь лет: пять — в семинарии и три — в академии. Но неожиданно произошло событие, полностью изменившее планы. 8 октября 2009 года отмечался день памяти преподобного Сергия Радонежского, и со всей России в Троице-Сергиеву Лавру съехались архиереи, чтобы участвовать в торжествах. Прибыл и епископ Алатырский, викарий Чебоксарской епархии владыка Савватий, у которого я был иподиаконом на каникулах. Сообщил, что его планируют назначить правящим архиереем в другую республику, и предложил поехать помощником туда же. Согласился не раздумывая.

Новая эра

И никак не ожидал, что вместо «Сначала окончишь пятый курс, напишешь диплом, а потом посмотрим» владыка скажет: «Тогда походатайствую». «Но я не хочу на заочный сектор!» — опешил юноша. «Переводись на экстернат!» — последовал совет. Наступили непростые дни. Сергей взвешивал все «за» и «против» и… решился на служение в новообразованной епархии. 1 ноября впервые в жизни сел на самолет и вылетел из Москвы, а 2-го прилетел в Улан-Удэ.

— Изначально я плохо представлял, где находится этот город... В Монголии? Да нет, вроде, в России. Знал лишь, что около Байкала. А когда приземлился в скромном аэропорту, вышел из его здания и поехал в пункт назначения, то подумал: «Куда я попал?». На улице был лютый мороз, ходили коровы, стояли частные дома и дымили печки. Первый рабочий день выдался очень загруженным. С того момента началась совсем другая жизнь.

Маркелов повсюду сопровождал тогда еще епископа Савватия и участвовал во всех церковных мероприятиях. Свободного времени почти не оставалось, и это даже нравилось. Но не покидали раздумья о собственном предназначении. В столичном регионе молодой человек оставил девушку, с которой планировал совместное будущее. Однако проанализировал, как складывается его судьба, понял, что жена и дети будут страдать от нехватки внимания, и сделал свой выбор.

фото: vk.com

— 5 июля 2010 года в Спасо-Преображенском Посольском монастыре я был пострижен в монахи с именем Иов в честь преподобного Иова Почаевского, 11-го в Свято-Одигитриевском соборе — рукоположен в иеродиакона, а 26 февраля 2012-го — в иеромонаха. 9 апреля назначен ключарем храма Покрова Пресвятой Богородицы, находящегося около комплексного центра социального обслуживания «Доверие», а 11 июня 2013 года — настоятелем Троицкого храма в городском саду, коим и являюсь шесть лет.

Люди в черном

Если одни монахи ведут научную и преподавательскую деятельность, а другие живут в общинах и монастырях, то третьи трудятся в миру. И герой этой статьи — из числа последних. Иеромонах Иов — секретарь Улан-Удэнской и Бурятской епархии. Пять дней в неделю занимается ее делами, периодически отлучаясь с рабочего места, — на крещения, причастия, отпевания и т.д. Также он — благочинный Улан-Удэнского округа (помогает в вопросах церковного устроения в приходах нашего города) и член ряда советов и комиссий.

По выходным молодой настоятель находится в своем храме, исполняя обязанности, и посещает больницы, причащая людей по просьбам их родственников. А вечером в субботу и утром в воскресенье проводит богослужения. Столь плотный график предусматривает заслуженный отдых.

— В отпуск я езжу на родину, в Чувашию, а также в Подмосковье. Вижусь с родителями, встречаюсь с друзьями, большинство из которых знаю с учебы в семинарии. Многие из них обзавелись семьями и детьми. Как-то ездил к другу в город Майкоп Республики Адыгея. Посещаю и святыни. В 2018 году несколько недель провел в Новоспасском мужском монастыре Москвы.

— А вообще где живете?

— При храме Вознесения Господня за Удой. Вход в него расположен прямо напротив входа в дом, дорога от крыльца до крыльца занимает буквально полминуты.

— Правда ли, что представителям черного духовенства многое запрещено?

— Апостол Павел говорил: «Все мне позволительно, но не все полезно». Монах дает три основных обета — целомудрия, послушания и нестяжания. Ему, как и всем остальным, можно пить вино, но нельзя упиваться им. Запрещается употреблять табак и прочие вещества, а при проживании в монастырях — есть мясо.

— Ну а пользование социальными сетями разрешено? Многие духовные лица заводят там странички.

— Я имею аккаунты в Фейсбуке и ВКонтакте и считаю их полезным инструментом коммуникации, удобным способом общения с родными, близкими, знакомыми. При помощи соцсетей можно переписываться, созваниваться, давать ответы на вопросы, да и просто поздравлять друг друга с праздниками.

— У вас есть хобби?

— Самое главное и любимое дело всей моей жизни — церковь. А увлечение, наверное, спорт. В школе и семинарии ходил в бассейн. Желание плавать по-прежнему есть, а вот возможности реализовать его пока нет. Был опыт посещения спортзала. Очень хочу побывать на новом крытом катке.

— Что предпочитаете слушать и читать?

— Церковную музыку и литературу, благодаря которым многим удается найти свой путь к Богу, а также классическую, среди которой мне сложно выделить что-то определенное. Но могу сказать, что не устаю перечитывать рассказы Лескова и снова и снова погружаться в их атмосферу.

— Стесняюсь спросить, но женщины пытаются знакомиться с вами?

— Бывает и такое. Иногда пишут, иногда подходят. Порой приходится объяснять.

— Возникали мысли уйти в монастырь?

— Да, как, наверняка, у каждого монаха. Но пока меня благословляют нести какие-то труды и приносить пользу здесь, буду делать это. А дальше — как Господь управит.

— Не желали вернуться к мирскому?

— Подобного не случалось ни у меня, ни у моих знакомых.  Но в любом случае это — трагедия и церкви, и самого человека. Сегодня в Бурятии немного монахов: около шести, живущих в монастырях, и двое — вне их — я и настоятель Свято-Никольского храма. 

— И если побороть соблазны и искушения, можно продвинуться в церковной иерархии?

— На все воля Божья.

Напоследок мы попросили поведать мистические истории из своей практики. Иов Маркелов вспомнил: когда он учился в семинарии, был в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры, где хранятся мощи преподобного Сергия Радонежского и куда съезжаются со всей страны и из-за рубежа люди, называемые «бесноватыми». И собственными глазами видел, как хрупкая женщина упала на пол и закричала грубым голосом что-то невнятное, едва зазвучало священное писание.

— В 2018 году ко мне пришли две женщины из Улан-Удэ и сказали: «Батюшка, не можем жить в доме родителей, который достался после их смерти». Выяснилось, что там не было животных, но постоянно падала посуда и слышались шаги. Освятил жилище и сказал: «Если «страхование» продолжится, приходите». Но они больше не появлялись.