Директор нацпарка в Бурятии: «Путинский путь» не имеет серьезных рисков»

Как решить земельный вопрос Тункинского района с минимальными для граждан и природы рисками

13.03.2019 в 05:26, просмотров: 1929

Летом 2017 года, в год особо охраняемых природных территорий, первые лица государства во главе с президентом на берегу Байкала обсудили давнюю проблему оформления в собственность земельных участков в Тункинском районе.

Директор нацпарка в Бурятии: «Путинский путь» не имеет серьезных рисков»
Валерий Гулгонов. Фото: из личного архива.

«Должен быть найден алгоритм решения. Люди здесь ни при чём. Они жили там десятилетиями. За что их наказывать?» — сказал тогда Владимир Путин.

Прошло полтора года, однако в жизни тункинцев ничего не изменилось. Об этом мы разговариваем с директором Тункинского национального парка Валерием Гулгоновым.  

— Валерий Енжапович, ситуации с землями Тункинского национального парка, они же районные, они же используемые в частных хозяйствах, посвятили несметное количество совещаний, но ничего не решилось даже после того, как Путин фактически дал отмашку. Почему?

— История вопроса такова. В 1992 году в связи с появлением в Российской Федерации частной собственности на землю жители Тункинского района попали в сложную ситуацию. Это единственный пример в стране, когда границы административного района полностью совпадают с границами национального парка. С одной стороны, закон «Об особых охраняемых природных территориях» говорит о том, что на территории парка могут быть иные собственники, кроме государства. Вся территория нацпарка зонирована — есть заповедная зона, рекреационная, особо охраняемая, зона охраны объектов культурного наследия, а есть хозяйственная зона, куда включены земли всех населенных пунктов и земли сельхозназначения. До 2012 года жители района могли оформить в частную собственность свои земельные участки и, по самым грубым подсчетам, таковых участков сегодня более 10 тыс.

C марта 2012 года Росреестр перестал регистрировать и оформлять земли несмотря на то, что колхозные паи и земли сельхозназначения оформляются до сих пор. Невозможно сегодня оформить в собственность землю под ФАП, школу, клубы, индивидуальное жилищное строительство, можно оформить только аренду. С 2016 года этой проблемой начали активно заниматься руководители муниципалитета, республики, вырос градус социального напряжения, к теме подключаются все новые и новые лица, и это правильно. Живущие здесь люди должны иметь такие же права на землю, как и все остальные граждане. В итоге было предложено несколько вариантов. Один из них — вывести земельные участки всех 35 населенных пунктов и земли сельхозназначения Тункинского района за пределы границ Тункинского национального парка.

— В прессе писали, что вы больше всего возражаете против такого варианта.

— Моя позиция следующая: простой, механический вывод земель населенных пунктов за границы Тункинского парка без принятия сопутствующих решений повлечет нежелательные последствия для жителей. ФЗ №33 «Об особо охраняемых природных территориях Российской Федерации» гласит: пользоваться природными ресурсами национального парка для своих собственных нужд имеют право только граждане, проживающие на территории национального парка. То есть, если вывести земли Кырена, Зун-Мурино, Жемчуга и любого другого поселения за границы парка, то нацпарк не сможет выделять им дровяную и деловую древесину. Для примера скажу, что в год нацпарк выделяет до 100 тыс. кубометров только на дрова. Кроме того, проживающие в границах национального парка жители имеют право получать древесину на строительство дома, ремонта надворных построек и обеспечение прочих нужд.

Только живущие в границах национального парка люди могут бесплатно посещать территорию национального парка в целях туризма и отдыха. Для их нужд можно строить линии электропередач, трубопроводы, газопроводы, магистральные дороги и иные необходимые линейные сооружения. Если поселения вывести за границы нацпарка, все это для жителей района становится недоступным. Отдельные чиновники мою позицию по этому вопросу не понимают или не хотят понимать. Я просто обязан предупредить — за видимым решением могут возникнуть куда более сложные ситуации, которые способны еще более ухудшить социальное положение граждан проживающих в Тунке.

— Например?

— В рамках существующего законодательства нет инструмента — уменьшать территорию национального парка. Площадь особо охраняемых природных территорий России уменьшать запрещено. Поэтому правительство Бурятии предлагает вместо выведенных за границы нацпарка земель, общей площадью более 111 тыс. га, к нацпарку присоединить иные земли лесного фонда. На сегодня предлагается вариант с присоединением государственного заказника регионального значения «Снежинский», который располагается на территории Закаменского района и занимает площадь более 238 тыс. га.

Фото: из личного архива.

Фото: из личного архива.

Подобное в России уже было, когда организовывали Сочинскую олимпиаду и выпускали отдельный закон 2014 года, но этот закон уже утратил силу, и значит, что надо принимать другой. Но в любом случае присоединить к нацпарку заказник — это значит, что для начала нужно получить одобрение жителей района, что они согласны отдать часть своей территории. В этом случае, как вы могли заметить, территория Тункинского национального парка не просто остается той же, она увеличится. Поскольку Тункинский национальный парк — федеральная структура, которая финансируется из федерального бюджета, такое присоединение повлечет увеличение расходов парка, дополнительные затраты на проведение землеустроительных и лесоустроительных работ новых территорий и тому подобное.  

— Какой же вариант тогда кажется вам самым приемлемым?

— Он не кажущийся, этот вариант определил тункинцам не кто иной как Владимир Путин после 4 августа 2017 года, когда вместе с министром природных ресурсов и экологии России и прочими высокими гостями обсуждали проблемные вопросы Байкальской природной территории. Если мы заглянем в перечень поручений по итогам того совещания, а конкретнее, что было решено по Тункинскому району, то прочитаем буквально следующее. «В срок до 1 декабря 2017 года правительству Российской Федерации обеспечить внесение в законодательство изменений, предусматривающих определение правового режима территорий, на которых расположены населенные пункты, в границах национальных парков».  

— Что это значит?

— Это значит, вместо исключения земель муниципалитетов из территории национального парка им должны предоставить право самим распоряжаться своей землей, то есть выдавать ее гражданам, изымать, распоряжаться иным образом. То есть все населенные пункты остаются в границах национального парка, но при этом меняется правовой статус этих земель. Земельные отношения в границах этих населенных пунктов становятся такими же, как и везде. При этом жители, как граждане, живущие в границах национального парка, сохраняют за собой право получать дрова, деловую древесину, собирать грибы, посещать бесплатно лес.

По вопросу расширения национального парка «Тункинский» все руководители сельских поселений на сегодня высказали свое мнение. Так вот большинство глав поселений не возражает против расширения национального парка «Тункинский», но при этом указывают на обязательное внесение в федеральный закон изменений, которые бы оставили за жителями право на заготовку древесины, сбор дикоросов и всего прочего. Еще раз повторюсь, что при выводе населенных пунктов за границы национального парка, в нашем случае — расширении границ парка, жители автоматически лишаются всего вышеперечисленного. Между прочим, это решение поддерживают районный Совет депутатов и глава района.

— Если 1 декабря 2017 года давно прошло, то получается, что поручение Путина не выполнено?

— Противники этого пути говорят, что он долгий, требует внесения изменений во множество законов федерального уровня, и они правы. Но в отличие от варианта, при котором населенные пункты выводятся за границы парка, путинский путь — назовем его так — не имеет серьезных рисков. Жители Тункинского района получают право распоряжаться своей землей и при этом ничего не теряют оттого, что живут в границах национального парка. Они по — прежнему будут получать дрова, бесплатно ходить в лес и так далее.

— Ваши противники говорят, что, отстаивая «путинский», как вы говорите, путь, будучи директором национального парка, вы преследуете какие-то свои интересы.

— Никаких личных интересов нет! Вы знаете, мой отец родился, вырос и всю жизнь проработал в Тункинской долине, мой дед родился здесь, я большую часть своей жизни отдал Тунке. В данном случае я болею о тех, кто будет здесь жить сейчас и после нас. Зная законодательство, мы не можем из одной лужи посадить народ в еще большую лужу. Мне это понятно, как старому чиновнику, хорошо знающему все механизмы и реалии. К примеру, чтобы вывести 35 поселений за границы национального парка, необходимо знать их современные границы, координаты, площади населенных пунктов, если они увеличились, то за счет каких земель, и т.д. В свое время эта работа в районе не была проведена, и это тоже проблема. 

— У нас есть информация, что вы завершаете карьеру директора Национального парка. Это связано с проблемами изменения границ национального парка?

— Я решил завершить свою деятельность на посту директора Национального парка «Тункинский». На своей страничке в Фэйсбук я откровенно и честно написал об этом, заметив, что недавно встретил свой 70-й Новый год по лунному бурят-монгольскому календарю. Коллеги и друзья мое решение активно поддержали.

В начале февраля подал министру природных ресурсов и экологии РФ Кобылкину прошение. В начале апреля планирую сдать директорские дела преемнику. Я не покидаю заповедное братство, остаюсь в экологической семье, у меня есть обязанности в ассоциации ООПТ Байкальского региона и в Тункинском Совете депутатов.

Мое решение нисколько не связано с обсуждаемой проблемой и моей позицией по этому вопросу. Мне все равно придется ей заниматься в роли депутата районного Совета, и возможно, гораздо активнее, чем раньше.  

— Спасибо за интересный разговор и позвольте пожелать вам удачи!