Министр природы Бурятии пообещал навести порядок в лесу за 2-3 года

Серые схемы черных лесорубов

03.04.2019 в 08:07, просмотров: 529

Лесные богатства Бурятии, которые все никак не сделают нас богатыми, продолжают приковывать к себе внимание. По заявлению Алексея Цыденова Бурятия вошла в пятерку регионов, где поставлена задача навести порядок в лесу и подключить к проблеме правоохранительные органы.

Министр природы Бурятии пообещал навести порядок в лесу за 2-3 года

С той же целью на федеральном уровне принят закон об обязательной утилизации древесных отходов в центральной экологической зоне. Сделать работу пунктов приема древесины прозрачной призван закон, обязующий все ныне работающие в Бурятии 1043 пункта приема древесины регистрировать свои сделки в системе ЛесЕГАИС.

Однако рассматривая на прошлой неделе этот вопрос на комитете Народного Хурала по бюджету, налогам и финансам, депутаты высказали сомнение, что выбранные методы на самом деле помогут решить застарелую проблему. Особенно засомневались избранники после того как министр природных ресурсов Бурятии Вадим Кантор признал, что некоторые решения были приняты ошибочно.

Верните книгу

Докладывая депутатам Народного Хурала о ситуации в лесах, министр природных ресурсов Бурятии Вадим Кантор между делом сообщил, что считает необходимым в законодательном порядке вернуть на пункты приема древесины бумажный вариант книги учета поступающей древесины. Не страдающие кратковременной памятью депутаты вспомнили, что совсем недавно наоборот отменили регистрацию поступающей древесины на бумажном носителе, так как появилась электронная система ЛесЕГАИС, предполагающая своевременный, ясный и прозрачный учет.

— Да, такой закон был принят, но выяснилось, что при проверках возникают сложности, несоответствия, вызванные тем, что не всегда в лесу работают электронные средства связи. В результате отгружаемые на пунктах объемы трудно одномоментно сопоставить с теми, которые оформляются в электронной системе. В данном случае книга на бумажном носителе нужна, и ее отмена была, на мой взгляд, ошибочным решением, которое надо исправить, — сказал Вадим Кантор.

Чипы на бревна

Десять лет назад Александр Чепик, другой эффективный менеджер, прибывший в Бурятию управлять и занявший пост зампреда по экономике, точно также объявил об очередной масштабной борьбе с незаконными рубками в бурятском лесу. На одном из своих многочисленных совещаний Чепик рассказал, что отслеживать лес-кругляк будут с помощью чипов, как начали делать это тогда в Иркутской области. Каждое бревно (!) планировалось подобным образом маркировать, а затем по чипам отслеживать на всем этапе продвижения бревен в сторону российских границ. С этой целью правительством республики были закуплены чипы, устройства для их считывания, программное обеспечение и даже компьютеры. Однако очень быстро выяснилось, что чипы в условиях суровой сибирской зимы работают через раз как в Бурятии, так и в Иркутской области. Плюс никто не мог сказать, кто собственно должен отслеживать «путь кругляка» и соответственно нести за все это ответственность.  

Про маркировку бревен в Бурятии быстро забыли, а вот в Иркутске нет. С 1 сентября 2017 года обязательная маркировка заготовляемой древесины была введена в рамках федерального пилотного проекта. В отличие от событий десятилетней давности, лесничества отныне должны выдавать лесопользователям идентификационные карты на каждую партию заготовленной древесины, причем заносить на такие карты информацию можно только один раз. На пункте приема, переработки и отгрузки древесины проверяющий, считав информацию с карты, легко должен будет удостовериться, легальна эта древесина или нет, изъяв при этом карточку у лесопользователя.

О том, что эксперимент провалился, никто в открытую пока не говорит, не считая предложения губернатора Иркутской области Сергея Левченко вообще запретить с 1 января 2020 года экспорт леса-кругляка хотя бы на год. Уже никто не скрывает, что, несмотря на чипы, карты и слежки, незаконные рубки леса только увеличились. «То, что творится в иркутском лесу сегодня, не было там даже в лихие 90-е. Причина банальна. Предыдущий губернатор Сергей Ерощенко никогда не пользовался деньгами лесников, считал, что это преступный бизнес и с этим надо бороться. Левченко пользуется, а потому «лесники» чувствуют себя в иркутском лесу как никогда вольготно», — утверждает житель Иркутска Андрей Бутюгов.

Что у нас

О чем говорили собравшиеся на заседание комитета депутаты Народного Хурала? Что, несмотря на все заявления с высоких трибун, лес, к примеру, в Баунтовском районе, почему-то вовсю скупается гражданами китайского происхождения, в то время как китайское правительство давно запретило промышленные рубки в диких лесах, особенно горных, потому что заботится о будущем, вкладывает огромные средства в разведение лесов на освоенных землях. Цена бурятского леса-кругляка, 90 процентов которого идет на экспорт, мизерная, а самое главное, расчет производится только наличным способом. Невозможно купить даже машину дров за безналичный расчет, невозможно потребовать хоть какие-то документы — а это первый признак того, что на этом рынке вовсю работают черные схемы.  

На все это министр природных ресурсов Бурятии Вадим Кантор ответил, что стоит глобальная цель сделать деятельность в лесу прозрачной. Для этого предлагается абсолютно все пункты приема древесины, коих, по официальным данным, насчитывается в Бурятии 1043, поставить на учет в министерстве природных ресурсов. Каждый пункт должен разместить в доступном месте информационный щит с наименованием юрлица (ФИО для индивидуального предпринимателя), идентификационным номером налогоплательщика, адресом местонахождения пункта и так далее. В ходе недавних проверок в Иволгинском районе было установлено, что на некоторых пунктах отсутствуют информационные вывески либо они оформлены недолжным образом. Предполагается, что реестр таких пунктов будет вестись открыто, и абсолютно каждый житель республики, каждое муниципальное образование получат возможность в сети Интернет зайти и посмотреть, кто работает, где и как.  

— Если гражданин сомневается в законности работы такого пункта, если он не обнаружит на его территории такого информационного щита, он сможет сигнализировать и проверкой пункта займутся уже правоохранительные органы. Со своей стороны наша задача сопоставить поступающую из пунктов приема и отгрузки древесины информацию с данными, которые поданы по этим пунктам в ЛесЕГАИС. Прописано, к примеру, что в книге учета в обязательном порядке фиксируются данные первичных документов на каждую партию древесины. Видим расхождения — подаем материалы в правоохранительные органы. Цель — сделать эту деятельность прозрачной, включить в электронный реестр все пункты приема и отгрузки древесины, и думаем, что за два-три месяца мы наладим эту работу, — сообщил Вадим Кантор.