В Улан-Удэ люди с ограниченными возможностями раздвигают рамки бытия

Дарима Дымчикова: «Можно страдать и мучать родных, а можно находить плюсы и превращать их в трамплины»

22.05.2019 в 05:34, просмотров: 496

Мы встречаем их постоянно. Они живут среди нас, но зачастую — ярче и насыщеннее. Рвутся вон из дома. Прописываются в кино, музеях и театрах. Не выводятся с выставок, фестивалей и концертов. Выбираются на природу.

В Улан-Удэ люди с ограниченными возможностями раздвигают рамки бытия

Отправляются в путешествия. Занимаются творчеством и самореализацией. Делятся опытом. И делают все это сидя в инвалидных колясках или стоя на костылях.

На прошлой неделе в центре инноваций социальной сферы столицы Бурятии состоялась публичная беседа «Люди с безграничными возможностями». Участниками необычного мероприятия стали наши земляки с инвалидностью, которые сломались физически, но не душевно, реализовали мечты, создали собственный бизнес и доказали: все границы — лишь в головах. Их истории — в нашем материале.

Оксана Пазбикова, владелица сервиса «Мой ковер»:

— Я — инвалид детства, обладательница остеогенеза несовершенного — «хрустальной болезни», при которой у человека ломаются кости от малейшего физического воздействия. У самой меня — более сорока переломов. Долго и безуспешно боролась с этим заболеванием, пока не поняла, что должна жить — не как серая мышка, а на полную катушку. И, в принципе, смогла. Сейчас мне 49 лет. Скука никогда не одолевает, а времени всегда не хватает. Есть хобби, общественная работа, свое дело. Всю жизнь я торговала на рынке, трудилась на производстве и в один момент занялась бизнесом — чисткой ковров и мебели. Приходилось работать по 12-16 часов в сутки, удалось отдохнуть лишь через три года. Но стало понятно, что рабочее место для себя и других колясочников организовать возможно. Сначала нужно создать безбарьерную среду внутри, а потом — снаружи. Именно тогда инвалид становится не потребителем, который ждет всего готового на блюдечке, а двигателем, который меняется сам, меняет мир вокруг и служит примером окружающим. Так делала Эржена Будаева. Так делает Галина Горбатых. Я много путешествовала по стране, бывала в разных городах, которые менее приспособлены для людей с ограниченными возможностями, чем Улан-Удэ. И прискорбно, что при этом власти и общество смотрят на нас как на бесправных или неполноценных граждан. Хотя мы можем взять жизнь в свои руки и развернуть судьбу на 180 градусов.

Аюна Данилова, блогер:

— В 2016 году в аварии я сломала шею, но не сломалась сама. Потому что продолжила заниматься собой и проживать жизнь — пусть и несколько иначе. До травмы сталкивалась с людьми на инвалидном кресле всего пару раз и едва ли общалась с ними правильно. По-настоящему ценно, когда тебя воспринимают не через призму положения, а с верой в возможности и не предлагают помощь, пока не попросишь, ведь несвоевременная она не всегда приводит к нужному результату. Однажды перебиралась из коляски в машину минут двадцать, а друзья просто наблюдали за этим, потому что знали: сама смогу. Я не хочу, чтобы изобретали особый язык для общения с нами. Я не желаю вызывать жалость и быть символом борьбы за жизнь. Зато мечтаю построить собственный бизнес — создать удобную одежду, не спадающую при постоянном сидении. Сейчас выбираю оптимальный фасон и рада интересным идеям. А, главное, я хочу стать профессионалом своего дела, увидеть мир и исполнять желания — простые, как и у всех. Ведь сейчас — самое время.

Тумэн Алексеев, контент-менеджер:

— Я учился на оператора ЭВМ в лицее №7, где получил хорошую подготовку. А когда выпустился оттуда, пошел на речку, неудачно нырнул и заработал травму. Тяжело было смириться со своим положением. Жил тогда на втором этаже, откуда спускаться было сложно. Лифт и пандус отсутствовали, поэтому меня выносили друзья и одногруппники. Позже переехал в специализированный дом инвалидов-колясочников. Вскоре я познакомился с общественниками, в том числе Эрженой Хышиктуевной Будаевой. А «Ариг Ус», который искал сотрудника, предложил работу. Переборол страх и… согласился. Поскольку в Доме печати не было пандуса, туда меня заносили друзья. Я вел сайт, наполнял контентом, проводил онлайн-конкурсы, включая «Мисс БГУ», обучился видеомонтажу. Порой интернет-ресурс «обваливался» от наплыва посетителей. Сегодня продолжаю сотрудничать с телекомпанией. Любые курсы пройти тоже возможно — впрочем, и сделать все остальное. Сейчас я хочу построить дом и потихоньку воплощаю мечту в реальность.

На публичной беседе «Люди с безграничными возможностями». Фото: Святослав Базека.

На публичной беседе «Люди с безграничными возможностями». Фото: Святослав Базека.

Аюна Бербидаева, студентка экономического и филологического факультетов БГУ:

— Минувшим летом на фестивале «Голос кочевников» я познакомилась с фотографом «National Geographic» Александром Гармаевым. И во время общения заметила, что он держит внизу камеру и снимает меня. Так появилась фотография, где я запечатлена в своем любимом жакете и пледе, сидящая под дождем, играющая песню про Байкал, окруженная мамой, подругой, новыми и старыми знакомыми и абсолютно счастливая, чему поверить весьма сложно. За четыре года в кресле испытала на себе несколько стереотипов об инвалидах. Первый — они постоянно находятся в четырех стенах и в глубокой депрессии, потому что не могут/не хотят выбираться никуда. Второй — они являются эдакими мотиваторами, должны вести за собой и призывать к действию. Наверное, я — неправильный инвалид, поскольку не соответствую принятым представлениям и не выполняю приписываемых «обязанностей». Когда люди спрашивают, часто ли выхожу из дома, отвечаю, что лишь ночую там. За реакцией наблюдать довольно забавно. Но на самом деле многие из нас живут полноценной жизнью и даже реализуют личные проекты. Мой называется «Say hello to Buryatia», как и официальный аккаунт в Инстаграме. А суть его заключается в том, что наши земляки и известные личности из любой точки планеты передают приветы жителям Бурятии — словно отправляют открытку, но живого формата. Я стала собирать материал, посещать разные мероприятия, делать фото с певцами, актерами, стендаперами и т.д. Успела снять видео с «Уральскими пельменями» и Филиппом Киркоровым.  И очень хочу оформить стену со снимками, к которой, впрочем, уже приступила. А еще мечтаю поучаствовать в соревнованиях по триатлону. Они называются «Ironman» и включают заплыв, заезд на велосипеде по шоссе и забег. Случайно узнала об этих состязаниях и планомерно иду к своей цели. Умею хорошо плавать брассом, учусь кролем и, возможно, совершу марафон, будучи на инвалидном кресле. Ведь если проходишь все этапы, получаешь медаль и уважаешь самого себя до конца дней!

Саян Батомункуев, юрист-фрилансер:

— Восемь лет тому назад я попал в аварию и не мог получить инвалидность. Обращался к разным юристам и, в конце концов, познакомился с очень грамотным специалистом, который помог выбить страховку. Принялся рекомендовать его знакомым, привел пять клиентов. А три года назад сам стал юристом, хотя ранее работал электриком, а учился вообще на экономиста. И могу сказать, что люди доверяют мне как прошедшему определенные трудности и испытавшему схожие проблемы. Просыпаюсь ранним утром и тружусь до позднего вечера, экономлю и время, и деньги. Не всем нашим желаниям и мечтаниям суждено сбыться, возможно, оно и к лучшему. Но на месте сидеть нельзя, надо идти к своим целям! В 2015-2016 годах вместе с единомышленниками создали сайт по поиску юристов и развиваем его. С 2016-го хотел машину, а в 2018-м приобрел ее. А однажды в доме инвалидов-колясочников встретил девушку, у которой, несмотря на неработающие пальцы, был очень красивый макияж и ухоженный вид. И это оказалось мощным мотиватором. Главное действовать, а не бояться. Иначе не добиться ничего.

Дарима Дымчикова, общественный деятель, основатель организации молодых инвалидов «Гэрэл»:

— Живя в районе, я мечтала об Улан-Удэ, казавшийся большим, современным, цивилизованным городом. Переехав в бурятскую столицу, грезила Москвой, а, перебравшись в российскую, думала о США. А, оказавшись там, за день работы получила 268 долларов наличными, между тем как находясь в Первопрестольной, жила на сумму меньше в пять раз. Но вскоре заболела, и сказка закончилась. Лечилась долго и упорно, надеялась на лучшее. Однако врачи поставили диагноз лишь через десять лет. Неизлечимое заболевание — мозжечковая атаксия. И вот я, юная и цветущая, осталась инвалидом первой группы. В ближайшем окружении не имелось таких людей, а в голове были лишь стереотипы о них как старых и немощных, а то и пьющих. И от этого становилось страшно. Но все оказалось не так жутко. Постепенно удалось увидеть не только недостатки, но и преимущества. У меня, как и у всех вас, есть уши и глаза, руки и ноги, степень подвижности которых пусть и оставляют желать лучшего. Но именно поэтому я уникальна. А еще я сильная. Для каждого человека существует свое понимание этого определения, для меня оно — сохранение достоинства в любой ситуации. И, наконец, я бессмертная! Обычно пациенты с подобным диагнозом умирают за пару лет, а я вот живу и живу! И точно знаю: какие бы катастрофы ни происходили, жизнь не останавливается. Можно страдать самому и мучать родных и близких. А можно находить плюсы и превращать их в трамплины.