Лидер «Яблока» в Бурятии: «Не ссыте людям в глаза»

Наталья Семенова – об экологичности политики и выдвижении в горсовет

03.07.2019 в 05:43, просмотров: 2375

На днях жителей Бурятии, особенно мужскую ее часть, взбудоражила новость — председателем регионального отделения политической партии «Яблоко» стала бессменный лидер панк-рок-группы «Аборт Мозга», активная общественница и предпринимательница, профессиональный юрист, психолог и полиграфолог и просто красивая женщина Сабрина Амо. В миру — Наталья Семенова.

Лидер «Яблока» в Бурятии: «Не ссыте людям в глаза»

Шутка ли дело — в местной политике появился новый секс-символ и «свежая кровь»! Сама Наталья Семенова относится к подобной реакции довольно спокойно, а вот к своей нынешней ипостаси — весьма серьезно. О ее планах и мыслях — в нашем интервью.

— Наташа, как ты попала в «Яблоко»?

— Случайным и странным образом. Однажды прилетела в Москву и, поскольку свободных номеров в гостинице не оказалось с утра, а заезд начинался только в полдень, разгуливала по улицам. Набрела на офис партии, зашла внутрь и… стала одним из ее членов (улыбается). Состою там с 2007 года. Тогда же в Госдуму баллотировалась, кстати, но это, скорее, явилось своеобразным шоу, политическим пиаром. А недавно Наталья Тумуреева предложила возглавить бурятское «Яблоко», ибо сама перешла работать в региональное правительство. Сначала я испугалась ответственности. А потом согласилась. Всегда разделяла взгляды однопартийцев, но свою партийность не афишировала никогда. Настало время «выйти из подполья» и активизировать деятельность — происходящее вокруг терпеть невозможно! И речь идет даже не о сверх-, а о бытовом уровне.

— И какие явления в повседневной жизни возмущают больше всего?

— Отношение властей и особенно поведение жителей. У нас народ крайне пассивный. Эдакие мазохисты. Вместо того, чтобы исповедовать учение, которое подразумевает бережное отношение к природе, животным и всему миру, предпочитают придерживаться принципа «моя хата с краю, ничего не знаю» и сидеть тише воды, ниже травы. Люди запуганы до предела, боятся высказывать мнение, хотя живут в правовом государстве и могут отстаивать собственные интересы. А чиновники обязаны обеспечивать их.

— В чем же конкретно, по твоему мнению, не соблюдаются права горожан?

— В доступности городского пространства, например. Целый месяц перерыты улицы Павлова и Сахьяновой. Я езжу там на машине, хожу пешком и вижу, как бабушки-дедушки с костылями да мамочки с колясками еле-еле передвигаются на «своих двоих». И все потому, что разобран тротуар. Неужели нельзя положить временный с одной стороны и затем — с другой или хотя бы ускорить процесс? Недавно была проведена обрезка деревьев, точнее, их массовое обрезание. Я ездила во многие города, но такие «рогатки» видела только в нашем! А ведь процедура затронула не больные и хилые, а здоровые и красивые растения, которые выделяют кислород и поглощают углекислый газ в больших количествах. Конечно, высаживают и молодые деревца. Но мы увидим их взрослыми лишь лет через двадцать. Зато как пафосно открывают те же детские площадки! Жильцы радуются им, словно дикари стеклянным бусам, и не осознают, что это сделано на налоги, то есть на наши с вами деньги, и положено по праву вместе с причитающейся инфраструктурой, а не общественной помойкой поблизости.

— Много ли вообще «яблочников» в Бурятии, и чем тебе близка их идеология?

— Нас чуть больше ста человек. И все, включая меня, — приверженцы экологической политики, сохранения окружающей среды и недопущения того, что происходит сейчас. А происходит, в частности, вырубка лесов. Цветущая республика превращается в настоящую пустыню. Дуют ветра, летит песок, который попадает в рот, уши и глаза, что удобно власть имущим, ведь народу не видно и не слышно ничего. Да и земля постепенно исчезает — сплошной камень. В этом году я решила посадить цветы, деревья, кустарники возле дома и вынуждена была купить 500 килограммов грунта на маленький участок. А это полтонны, на минуточку, и каждый пакетик стоит недешево. 

— Как думаешь, лидерство в партии поспособствует продвижению твоей деятельности?

— Смотря каких. Охранному бизнесу, возможно, и помешает. Некоторые просто не пожелают «связываться» с «яблочницей». Хотя профессионалов в этом деле по Улан-Удэ немного, и особо выбирать не приходится (смеется). А экологической ситуации, надеюсь, поможет. Я не политолог и не политтехнолог, но хочу защищать общественные интересы. И, кроме того, не хочу уезжать из нашего города. Хочу жить здесь, чтобы мой ребенок жил тут, а сама жизнь становилась лучше.

Естественно, нужно соизмерять возможности и потребности. Если я мечтаю о крутой тачке, последнем айфоне или кругосветном путешествии, но не располагаю достаточной суммой, то не возьму кредит. Но вместе с тем надо работать и расти в профессиональном и духовном плане. Не выношу самооправдания в духе «высокооплачиваемую работу найти не могу, а на низкооплачиваемую не желаю». Уважаю трудолюбие, когда человек готов взяться за любое дело, будь то грузчик или уборщица, продавец или охранник. 15 тысяч рублей не валяются на дороге. И, конечно, стоит вести нормальный образ жизни. Я верю в людей и не смирюсь с тем, что родина продается, а народ угнетается — идеологически в первую очередь и спивается, и не столько водкой и пивом, продающимися в пивнушках, сколько «Вита-септом» и «Боярышником», отпускающимся в аптеках. Причем их употребляют приличные граждане, а пустые бутылочки встречаются чуть ли не на каждом шагу.

— Какие идеи планируешь лоббировать в новом качестве?

— Во-первых, налаживание социальной инфраструктуры — обустройство удобных парковок и тротуаров. Автовладельцы оставляют свои машины где попало, в том числе на газонах и бордюрах. Пешеходы же, особенно с ограниченными физическими возможностями, вынуждены преодолевать целые полосы препятствий и порой не выходят из дома, словно списаны со счетов. А ведь от коляски и костылей не застрахован никто, а гуманизм есть высшая цель и ценность. Во-вторых, обеспечение общественной безопасности — снабжение камерами видеонаблюдения и автомобилем с охранниками. Кражи, грабежи, даже насилия и убийства случаются повсеместно, и технические устройства с патрульным автомобилем пришлись бы кстати. В-третьих, создание благоприятного пространства (высадка зелени) и, наконец, бесплатной юридической консультации по самым разным вопросам, чтобы между правовой неграмотностью и потребительским экстремизмом нашлась «золотая середина».

— Недавно ты заявляла, что намерена выдвигаться в горсовет Улан-Удэ. Чем занялась бы, коли стала муниципальным парламентарием?

— Тем же, о чем говорила выше. На самом деле все замыслы озвучивать не буду, чтобы кандидаты не решили воспользоваться ими, дабы одурачить избирателей и навешать лапши на уши. Как специалист по детекции лжи не могу допустить подобного. А если сама баллотировалась бы в городской совет, то провозгласила бы предвыборным лозунгом «Не ссыте людям в глаза!». Ну или «Это не божья роса». Многие депутаты обещают повысить заработные платы, снизить коммунальные платежи и вообще насыпать золотые горы. А жители не осведомлены об их полномочиях и отличии оных от президентских и принимают все за чистую монету. Едва «обещалкины» садятся в заветные кресла, электорат остается у разбитого корыта.

— А в мэры пошла бы?

— Если была бы градоначальником, то самым лояльным, который лично подметает улицы. Вспомнились забавные случаи. Работала в корпорации, и порой посетители приходили в грязной обуви, игнорируя половичок с надписью: «Пожалуйста, вытирайте ноги», и нечаянно либо намеренно оставляя следы. Брала тряпку и вытирала пол. А когда некоторые из них, оказавшиеся соискателями, являлись на собеседование, интересовалась среди прочего: «А как вы относитесь к труду? К чистоте?», «любуясь» краской стыда на их лицах. Или вот — мой охранник дежурил на объекте и после того, как в подъезд зашел дяденька и справил малую нужду, торжественно вынес ведро с тряпкой. Мужчина бросился было наутек, да ткнулся в закрытую дверь и в итоге убирал за собой.

— Судя по комментариям в соцсетях и на интернет-сайтах, множество улан-удэнцев рады видеть тебя в политике, но и немало не ассоциируют с ней…

— (Улыбается). У меня два высших образования, собственное ИП и лицензия на оружие, которая есть не у всякого. Живу по тайм-менеджменту, работаю восемь часов в день, причем четыре — не поднимая головы, отдаю указания по телефону, стреляю из пистолета и карабина, попадаю практически в «десятку». И в политике, думаю, тоже сдюжу.