До чудесного превращения Улан-Удэ из «города Голкова» в «город Шутенков» осталось немного

Через два месяца столица Бурятии получит нового градоначальника и новых депутатов горсовета

10.07.2019 в 05:25, просмотров: 1223

Улан-Удэ готовится к прямым выборам мэра, которых не было здесь долгих двенадцать лет. Тогда, в 2007-м, битва за кресло городского градоначальника, обладающего почти неограниченной властью, едва не закончилась сенсационной победой Александра Толстоухова.

До чудесного превращения Улан-Удэ из «города Голкова» в «город Шутенков» осталось немного
Открытие «стены Намжила Нимбуева» в центре города.

В 2007-м до кресла городского главы, которое тогда занимал Геннадий Айдаев, Толстоухову не хватило всего два процента, а в 2014-м — несколько часов жизни, чтобы победить тогдашнего мэра из числа депутатов Улан-Удэнского горсовета Александра Голкова.

На прошлой неделе депутат-старожил Александр Иринчеев, по иронии судьбы оказавшийся на месте Айдаева — Голкова, дал республиканским телеканалам сразу два больших интервью, в которых, как мог, открещивался от мэрских амбиций. В кабинет градоначальника за последние полгода намеренно не переезжал, революций не устраивал, расследований не начинал. Единственное, от чего не удержался депутат Улан-Удэнского горсовета III, IV, V созывов Александр Иринчеев, так это напомнить присутствующим, что подавляющее большинство российских городов, включая такие национальные столицы, как Уфа и Казань, успешно работают по системе мэр — сити-менеджер и возвращаться к прямым выборам отчего-то не торопятся. Почему же этот эксперимент, начавшийся с Улан-Удэ, именно в Улан-Удэ и не удался, а все улан-удэнские кролики разом передохли?

30 друзей Оушена

Как-то обсуждая вопрос, что случилось с нашим горсоветом с появлением там сити-менеджера, негласный пресс-секретарь бывшего мэра Александра Голкова Бато Багдаев сравнил депутатов с птенцами, нежданно оказавшимися у кормушки и начавшими превращаться в монстров. «У кого-то на этой почве проросли зубы, у кого-то клыки», — со знанием дела говорил Батодалай, воочию наблюдавший страшные метаморфозы.

Если вспомнить, то первое, что сделал после избрания мэр Александр Голков — под аплодисменты сотоварищей внес предложение увеличить персональную доплату до 100 тыс. рублей к пенсии первого в истории города сити-менеджера Евгения Пронькинова. Затем речь зашла о росте числа депутатов с 26 до 30 человек, а с ними количества комитетов под нужных людей и общие расходы на финансирование депутатской деятельности. К примеру, в городе появился еще один, пятый по счету комитет — по градостроительству, муниципальному имуществу и землепользованию, отданный в руки Михаила Степанова. Не удивительно, что сюда же вошел и депутат Геннадий Доржиев, тут же организовавший собственную строительную фирму и заговоривший о хуральских амбициях.

Несмотря на отчаянные протесты прокуратуры, специально под бузетера Алексея Хандархаева городские депутаты создают ставку еще одного высокооплачиваемого заместителя мэра с расходами в 3 млн рублей в год. Другой вечный мятежник Александр Барданов становится председателем комитета по местному самоуправлению, правопорядку и законности, а позднее на три года получает в распоряжение сеть городских парков. Александра Барданова назначают главой МАУ «Дирекция по паркам культуры и отдыха г. Улан-Удэ» именно в тот момент, когда на реконструкцию этих самых парков выделяют из бюджета 285 миллионов рублей.

Коврижки для друзей

— Вся фракция коммунистов, некогда находящаяся в оппозиции к действующей власти, почти в полном составе получила должности. Алексей Коноваленков стал директором горлесхоза, Жаргал Цыбиков — директором МУП «Водоканал», Владимир Сажин — председателем общественного совета при мэрии, — поделился своими наблюдениями Александр Иринчеев в интервью каналу «Тивиком».

К коврижкам, приготовленным уже для друзей, можно добавить Октябрьский район, самый большой район в Улан-Удэ, отданный в «правление» депутату Андрею Сухорукову. Комитет по строительству доверили другому бывшему депутату и другу Сергею Соколову, который покинул высокооплачиваемую должность только после того, как прокуратура подала в суд на несоответствие чиновника занимаемой должности.

Таких примеров за эти годы, к сожалению, было немало. Занятые дележом городских кладовых, Александру Голкову сотоварищами так и не удалось переплюнуть коллег из Казани и превратить Улан-Удэ в самый древний город России с двухтысячелетней историей от гуннов до наших дней. Рядом с когтями и зубами как-то сам собой умер былинный «Доброгор», не получилось привить улан-удэнцам навыки раздельного сбора мусора, использования в хозяйстве пеллетов и прочих модных вещей.  

— Теперь горсовет становится отдельной единицей, функции его существенно ограничиваются до представительских и контрольных, и так рулить, как прежде, депутаты уже не смогут. Администрация города будет более независимой. Никакой депутат Вася Пупкин уже не придет и не будет диктовать свою волю — делайте так, потому что я этого хочу, — подвел черту Александр Иринчеев.

Город как ящик Пандоры

— Когда я избирался на округ №8, где Верхняя Березовка, такие элитные поселки, как Солнечный, радовался, думал, вот сейчас маленько подварганю, и все. Выяснилось, что в наших элитных поселках ситуация хуже, чем в том же Зеленом, — вовсю откровенничал Александр Иринчеев.

Почему ситуация хуже, выяснилось тут же, когда и.о. мэра Улан-Удэ вспомнил, как сами же городские депутаты, решая вопрос с землями, открыли ящик Пандоры, фактически превратив Улан-Удэ в большую деревню со всеми вытекающими отсюда последствиями.

По словам Александра Иринчеева, в столице Бурятии сегодня 170 ДНТ, 450 км дорог (тогда как двадцать лет назад было 150 км), которые требуют скорейшего благоустройства, обслуживания, коммуникаций и миллиардов рублей. Рядом с городом который год раздувается, как пузырь, Иволгинский район, где за несколько лет население выросло с 26 до 59 тысяч человек. Частный сектор требует социальной сферы, которую здесь никто и никогда не планировал. Множатся, как снежный ком, проблемы с инженерными сетями, мусором, транспортом.

Чем дальше исполняет свои обязанности глава администрации Игорь Шутенков, тем бледнее у него лицо и серьезней взгляд. Удастся ли ему в случае своего избрания собрать команду и самому не отрастить клыки и когти? Где найти те заклинания, которые оградят его от напастей? Кто займет место Сергея Тучкова и Бимбя Чужаева, которые эти люди занимали при прежних градоначальниках?

Заклинания для мэра

До чудесного превращения «города Голкова» в «город Шутенков», о чем настойчиво напоминают повсеместно расклеенные баннеры и одноименная передача на муниципальном «Тивикоме», осталось совсем немного, и очень хотелось бы, чтобы эти два населенных пункта чем-то действительно отличались. Пока с «Тивикома» как главного городского телеканала исчезли раздражающие откровенным популизмом и клоунадой передачи «Багдаев», «КПП», «Рожденные в СССР», что уже радует.

Благодаря кандидату в депутаты Улан-Удэнского горсовета Сергею Бурдикову в самом центре города, словно в продолжение музыкального фонтана с божественным Вивальди, появились «две стены поэта Намжила Нимбуева», с огромным портретом, пронзительной биографией и такими же стихами. Даже если Сергею Бурдикову и ничего больше не удастся сделать из намеченного, только за одного Нимбуева можно сказать этим выборам и лично кандидату спасибо. За кусочек души, превратившей ничем непримечательные городские уголки в знаковые места, которые совершенно точно будут определять лицо нашего города.

Несмотря на кажущуюся зеркальность возвращения схемы мэр — горсовет, как двух самостоятельных структур, войти в ту же реку, что омывала когда-то Геннадия Айдаева и Александра Голкова, вряд ли получится. «Город Шутенков» станет для горожан очередным экспериментом, и как хочется, чтобы этот эксперимент был понятным и предсказуемым.