Жительница Бурятии затевает пермакультурную революцию для спасения лесов и Байкала

Мятежное фермерство

07.08.2019 в 04:29, просмотров: 1379

Сегодня в сельском хозяйстве Бурятии заняты десятки тысяч жителей. Как показывает практика, подчас этой важной отрасли присущи не самые эффективные и, чего греха таить, не самые экологичные методы — от обязательной вспашки земли до активного применения химикатов и пестицидов. Но прогресс неизбежен, и старые подходы сменяются новыми, одним из которых является пермакультура.

Жительница Бурятии затевает пермакультурную революцию для спасения лесов и Байкала
Валентина Юрченко. Фото: из архива Валентины Юрченко.

Гуманная методика с таинственным названием возникла во второй половине XX века. Она базируется на грамотном дизайне компонентов (прудов, деревьев, изгородей и т.д.) и достаточном знании их свойств для выстраивания конкретной системы (парка, огорода, участка) и установления там такой взаимосвязи, при которой повышается эффективность обслуживания и снижается его трудозатратность. У аграрного направления, широко шагающего по планете, нашлась сторонница и в Бурятии. Валентина Юрченко рассказала нам о необходимости ноу-хау для таежного-озерного края и своей лепте в этом деле.

— С детских лет я любила растения, животных и считала заботу об окружающей среде само собой разумеющимся занятием, — говорит девушка. — А во взрослые годы зависала на форумах по экологической тематике, где и наткнулась на загадочный термин «пермакультура». «Погуглила» и выяснила: это подход к проектированию внешнего пространства и система ведения сельского хозяйства на основе функционирования естественных экосистем. А лично для меня — и способ восстановления экологии, и философия сосуществования природы с цивилизацией.

С 2016 года Валентина запоем читала книги австрийского фермера Зеппа Хольцера — основоположника данной идеологии и владельца огромного хозяйства Краметерхоф в Альпах (на площади 50 гектаров у него имеется настоящий оазис с уникальной флорой и фауной — автономная и саморегулируемая система производства сельхозпродукции). Изучала труды прочих авторов и настолько увлеклась, что… сначала оставила одну работу, потом — другую и вплотную занялась интересующей тематикой. Да не на теории, а на практике.

— Я искала земельный участок под пермакультурные методы, — продолжает Юрченко. — Купила его в кредит в деревне Дулан, возле Байкала, в 139 километрах от Улан-Удэ. Благо ограничения центральной экологической зоны не претили замыслу. А затем первая из Бурятии и одна из немногих по Дальнему Востоку пошла на единственный в России сертифицированный курс по пермакультурному дизайну от Андрея Собкалова, который вместе с женой уехал из Москвы в Краснодарский край, разбил там экологическое поселение и передает знания единомышленникам.

Вот и наша героиня собралась организовать демонстрационную площадку и по совместительству — второй дом, где планирует обустроить все в лучших традициях. Во-первых, вырыть валоканавы — продолговатые выемки для накопления жидкости в специальных резервуарах. Получатся эдакие маленькие прудики и в перспективе появится отдельный большой.

Во-вторых, провести водопроводную и канализационную систему. Схема следующая: вода, которая поступает на участок, здесь же и остается, перерабатывается и идет на «благие» цели — впрочем, как и фекалии. «Моешь руки органическим мылом, а посуду — биоразлагающимися средствами. Стоки серых вод очищаются благодаря микробиологии почвы и растений и используются для их полива и питания», — объясняет Валя.

На этом участке появится пермакультурное хозяйство. Фото: из архива Валентины Юрченко.

На этом участке появится пермакультурное хозяйство. Фото: из архива Валентины Юрченко.

Кроме того, она хочет сделать высокие грядки с обширной площадью и комфортными условиями для посадок (они быстро прогреваются и служат естественным барьером). Свое хозяйство на 6 гектарах создавать будет по принципу многообразия. Тут поселятся традиционные растения — кедр, груша, яблоня, рябина, абрикосы, малина, смородина (а после, глядишь, и «экспериментальные») и животные — куры, индюки, свинья, конь, кот и собака.

«Каждое из них принесет как человеку, так и природе, — отмечает девушка. — Можно кооперироваться с местными фермерами, имеющими опыт». Искусственный мирок преобразуется в естественную экосистему, та заживет собственной жизнью и потребует минимального вмешательства. Вот такое длительное и вдумчивое наблюдение вместо долгого и бездумного труда. 

Сейчас Валентина находится на финальной стадии обучения. Осталось запроектировать участок (который уже удалось размежевать и частично огородить), и получить заветные «корочки». Сотрудники Россельхознадзора по РБ провели проверку и нарушений не нашли.

А, значит, можно двигаться дальше. Весной 2020 года новоиспеченный дизайнер переедет на место и приступит к делу. Зимой устроит обучающий семинар в Центре инноваций социальной сферы Улан- Удэ, а летом-осенью 2019-го — у себя дома, на Верхней Березовке, где пока высаживает пермакультурный огород, устраивает дождевой водосбор, не использует химикаты, не борется с насекомыми — все идет своим чередом.

— Я тоже должна встроиться в эту систему и найти способ заработка, — говорит Юрченко. — Решила производить экопродукцию. Получу подъемные, привлеку волонтеров и понесу идею в массы. В нашей стране пермакультурные хозяйства создаются не массово, а точечно. Если же такие площадки появятся повсеместно, будут исключительно положительные последствия.

Фермеры получат ответы на вопросы, которые часто задают на тематических семинарах. Например, познакомятся с контролируемым выпасом скота для улучшения пастбищ и щадящей вспашкой земли для сбережения экосистемы, а, значит, повысят урожайность. К тому же около года назад вышел федеральный закон №280, который призывает к переходу на органическое сельское хозяйство и производство органической же продукции, и отечественное земледелие медленно, но верно меняет вектор, несмотря на свою ретроградность.

Ну а экологи вместе с властями, возможно, задумаются об инновационном способе сохранения и восстановления природных ресурсов. Ведь цифры и тенденции поистине пугающие. Вырубаются леса, без дома остается флора и фауна, в том числе краснокнижная. Оскудевает почва — каждый год в мировой океан вымывается плодородный слой такого объема, что, если загрузить его в вагоны, можно опоясать Землю 20 раз. Нарушается водный баланс, мелеют водоемы, в частности, жемчужина Сибири — озеро Байкал, и экологическая катастрофа превращается из бледного призрака в суровую реальность.

— Однако пермакультура позволит остановить засухи и паводки, пожары и наводнения и иные, казалось бы, необратимые процессы, — уверена моя собеседница. — Эту точку зрения разделяют все экоактивисты республики. Мы думали, что нужно сделать и после говорить, но поняли: говорить нужно сейчас, пока не стало слишком поздно. Время терять нельзя.