За голову Монгола каратели назначили 150 тысяч рейхсмарок (1 млн $), но «стиль волка» не имеет цены

Неизвестные истории о капитане партизанской бригады Гуржапа Очирова

21.08.2019 в 05:27, просмотров: 31705

«Шонын баша» («стиль волка») до сих пор неизвестен в Бурятии. Учение находилось под запретом в годы гонений на панмонголизм и передавалось от отца к сыну лишь в роду шаманов и черных кузнецов. Стиль восходит к 6 в. к Шоно-Батору, оформился в 17 в. в пору противостояния русских колонизаторов на р. Лене против племени эхиритов. Казаки имели преимущество в огнестрельном оружии. А у аборигенов лишь лук и стрелы… 

За голову Монгола каратели назначили 150 тысяч рейхсмарок (1 млн $), но «стиль волка» не имеет цены

Пока казак перезаряжал допотопную пищаль, эхирит сближался с врагом и молниеносно поражал его голыми ударами. И отскакивал подобно волку… Собственно так родились все единоборства в мире как оружие бедных (карате, кунг-фу, дзюдо). Одно отличие: «шонын баша» невозможно переформатировать в спортивный аналог — это чистое орудие убийства (1-2 удара). В средние века купцы нанимали знатоков «шонын баша» для охраны караванов. Теснимое казаками племя эхиритов (икирес, упоминаемое в «Сокровенном сказании», как приближенный род Чингиз-хана) перебралось через Байкал в Баргузинскую долину. Здесь 14 апреля 1907 года родился будущий легендарный воин Гуржап Очиров в улусе Ярикто (Яриагто). Партизанский комбриг Очиров принадлежал к роду «черных кузнецов» (шаманов). Его предок — сильный шаман Орбоон. Секреты «шонын баша» передавали только от отца к сыну. Все мужчины рода «шоно» (волк) почитали волка, убивали его только в силу крайней необходимости.

Часть 1. Волк выходит на охоту

Гуржап Очиров ушел в РККА, прибавив себе два года. Неудивительно, что потомок Небесного Волка с первых дней делал успехи на военном поприще. В 1929-м Очиров в составе Буркавдивизиона участвовал в стычке на КВЖД, за что получил первый орден Красного Знамени. Отличился он и в боях на Халхин-Голе.

Стенографическая запись июля 1942 г. беседы командира отряда Очирова в Смоленской области:

«Меня перевели в пехотную дивизию начальником штаба батальона. Так я вступил в Отечественную войну в Смоленске, дрались в течение 9 дней, не выходя из боя. Вели уличные бои в самом городе. 28 июля мы получили приказ отходить на север. В составе 8-й роты прикрывал отход своей дивизии. Как только начали отходить, мы попали в окружение с трех сторон. Просто сумасшедший был огонь, я даже не думал остаться живым. Очень много у нас там народа осталось. Я был ранен в грудь…».

Бои в лесах под Смоленском, где укрылись рассеянные группы 16-й армии, не утихали вплоть до 10 сентября. Враг вошел в город, начались упорные уличные бои. Ожесточенные схватки шли за каждый дом. Штыком и гранатой, выстрелами в упор бойцы Очирова выбивали захватчиков из каменных и железобетонных развалин зданий.

Фашисты протрубили, что Смоленск взят 16 июля. Но еще 15 дней шел бой в городе. Окончился 1 августа.

15 июля противник перерезал большак Москва — Минск и сразу 16-я армия оказалась в полуокружении. Советские части вынуждены были взорвать мосты в городе.

В ночь на 21 июля в бои за правобережную часть города включилась 152-я стрелковая дивизия. После упорных атак ее 480-й стрелковый полк, где Г.Очиров был старшим адъютантом батальона, выбил фашистов со станции Смоленск.

Телеканал «Звезда»: «Выход 16-й армии из окружения, Соловьевскую переправу прикрывал батальон 152-й стрелковой дивизии капитана Очирова, бурята по национальности. Горстка бойцов несколько часов сдерживала яростные атаки немцев. Не сумев прорваться к переправе, фашисты вызвали огонь артиллерии. Почти вся рота капитана Очирова погибла, но рубежа не уступила. Сам капитан был ранен и контужен».

Так он оказался в партизанах. Пригодились навыки «шонын баша», когда окруженцам приходилось добывать дефицитные патроны и оружие.

«3 августа 1941-го группа окруженцев, в которой был Гуржап Очиров, вышла в село Гришково Духовщинского района, — сообщает краевед Гавриленков В.М. в книге «На земле Демидовской». — У Туровского было насквозь прострелено плечо. На санитарных носилках принесли тяжело раненного капитана Гуржапа Очирова. Здесь с помощью местных жителей переоделись в гражданскую одежду и разошлись по домам».

Батя и его штаб в первую зиму. Крайний слева — Г.В.Очиров. Фото: voennoe-obozrenie.ru

Г.В.Очиров (крайний справа) – командир бригады. Фото: voennoe-obozrenie.ru

Отряду Туровского повезло, в его рядах находился бывалый разведчик Очиров с его опытом работы в тылу врага. Потому-то в сводках и донесениях всегда отмечалось, что в отряде Туровского-Очирова мало потерь личного состава, например, после нескольких жарких схваток, когда количество убитых фрицев измерялось десятками трупов, у Очирова было ранено 4 партизана. Вдобавок Очиров, став командиром, после детальной разведки начал планировать операции, рисовать будущий характер боя — тут уже шел «в топку» его боевой опыт офицера регулярной армии. Характерный пример — бой у д. Преображенское, когда очировцам противостояло 250 немцев с полицаями.

Герасимова Ирина Степановна, музей Боевой славы политехнического техникума, Смоленск, 2017 г. (аудиозапись):

«…И вот что здесь написано — за какие подвиги дали орден Ленина. «Тов. Очиров является командиром партизанского отряда с 26 марта 1942 года». Они не берут период, когда он присоединился к отряду Туровского и был у него начштаба в отряде. Потом отряд Туровского влился в соединение Бати и Очирову дали отряд в этом соединении. Сначала в 1-й бригаде отрядом Очиров командовал, а потом, когда были созданы бригады 1-я, 2-я — они оказались переполненными личным составом, взяли из 1-й, 2-й бригад, создали 3-ю бригаду. Командиром поставили Очирова у Бати — с 28 марта.

За все время у Бати было 15 операций, начиная с 28 марта. Указ о награждении орденом датирован 1 сентября 1942-го. Но документы оформлены на 1 июня, выходит, только с апреля по май уничтожено 120 солдат и офицеров, взято в плен 10, захвачен обоз, много трофеев. Отмечается, что тов. Очиров умело руководил боями, только 4 человека убитыми потери составили. 8 апреля у д. Избичное уничтожено 35 гитлеровцев. 22 апреля в трехдневном бою за с. Преображенское отряд Очирова принял на себя весь основной удар. Убито 67 солдат противника, в плен взято 14.

25 мая, с. Новоселки. Убито 25 полицаев. (Партизаны отчитывались за ликвидированных ставленников оккупантов отдельно).

Отрядом Очирова передано Красной Армии более 200 голов скота, много фуража продовольствия. Но самое главное — партизаны создали партизанский край, и туда доступа немцам не было. Это 3 тыс. квадратных километров, это два района — современные Духовщинский и Демидовский и частично Касплянский, Руднянский, Вележский, Понизовский районы. Было отбито у немцев 23 населенных пункта. Сам по себе факт — территория в тылу врага, где установлена Советская власть, не дожидаясь прихода Красной Армии, — просто убийственный факт для немецкой пропаганды. И это в середине 1942-го! Одно из первых поручений командиру отряда Очирову — контроль за шоссейной дорогой на участке Демидово-Окатово. Она имела стратегическое значение как для партизан, так и для фронта».

Из письма Е.Н.Орловой,  бывшей разведчицы:

«Капитан Очиров настойчиво обучал партизан методам боевых действий в тылу врага. Люди, не сведущие в тонкостях военного дела, поражались познаниями Очирова, проникались к нему доверием, которое всегда вызывает к себе человек, хорошо знающий то, за что берется, чему обучает других.

Очиров ввел как систему строгий контроль окрестностей деревни, установил постоянные посты вокруг мест, где проводились занятия с партизанами. Все лесные дороги и тропы, все подступы к деревне были тщательно изучены и занесены на карту. Много ценных советов начальник штаба давал нам, разведчикам. Отправляя нас на задание, он снаряжал разведчиц сумками, в которых были всякие женские принадлежности: гребенки, ленточки, булавки, заколки, брошки, серьги. С этими вещами мы отправлялись в села и меняли на хлеб. Попутно узнавали, в какой хате и сколько фашистов, какое у них оружие. Когда гитлеровцы начали нас подозревать, Очиров придумал другие методы разведки. Однажды он отправил меня в деревню с пожилым мужчиной на санях якобы закупать корм для коровы. В другой раз начальник штаба дал нам с подругой по корзине, в которых находились куры. Мы должны были обменять их на мыло в деревне Комутино. За это куриное лакомство фашисты, находившиеся в деревне, поплатились своими жизнями».

Командир отряда Очиров, затем бригады (входило 5 отрядов), неизменно повторял, что против регулярной армии главное оружие партизан — ТАКТИКА ВОЛЧЬЕЙ СТАИ.

Сам он дрался по правилу уроженца охотничьего края: «Один патрон — одна шкура».

Карта партизанских действий соединения Бати, Смоленщина. Фото: voennoe-obozrenie.ru

Партизаны выбивают карателей. Фото: voennoe-obozrenie.ru

Дозор-разведка. Фото: voennoe-obozrenie.ru

Об Очирове узнает Большая земля

Сообщение Совинформбюро от 16 марта 1942 года:

«Партизанский отряд «О», действующий на территории одного из районов Смоленской области, оккупированной немцами, совершил ряд налетов на вражеские обозы и укрепленные населенные пункты. В боях с оккупантами партизаны истребили 79 гитлеровцев, взяли в плен 5, захватили 8 немецких автомашин с ценным грузом, захватили 7 подвод с продовольствием и взорвали склад с боеприпасами».

Совинформбюро, 30 мая 1942 года:

«Партизанский отряд тов. О., действующий в одном из районов Смоленской области, выгнал немецких оккупантов из ряда населенных пунктов. Гитлеровцы направляют против партизан крупные карательные отряды. В результате боев партизаны разгромили эти отряды и захватили пулеметы, автоматы, винтовки и другое вооружение».

Как был сбит бомбардировщик Ю-88

По просьбе редакции «Правды» Н.З.Коляда (Батя) пишет статью «330 дней борьбы».

«За 11 месяцев ожесточенной борьбы с немецкими оккупантами, — пишет Н.З.Коляда, — партизанами проведено свыше 300 операций, уничтожено 4028 гитлеровских солдат и офицеров, 144 автомашины, 3 трактора, 17 танков. Бои идут ежедневно. В июньских боях под деревнями Ивошино и Кочерговкой нами уничтожено более 200 фрицев. 14 июня отделением партизан отряда Очирова залповым огнем из винтовок был сбит вражеский бомбардировщик Ю-88, с которого снято 6 пулеметов, радиостанция, 800 килограммов горючего. В боях с наступающим противником в 4 км от Духовщины особым партизанским полком Амеличева из 45 вражеских танков подбито 12…».

Подпись: «Батя. 17.06.1942 года, тыл врага».

Из воспоминаний Л.В.Громова, начальника штаба соединения Бати:

«Несомненной заслугой Бати являются «Слободские ворота». Соединение удерживало Слободу с 10 сентября по 7 октября 1942 года до прибытия частей 43-й армии. За этот период уничтожено более 4000 гитлеровцев с их техникой, вооружением, боеприпасами. Благодаря усилиям партизанского крыла на северо-западе театра военных действий операция «Желтый слон» провалилась. В течение двух недель партизаны соединения Бати и обескровленные части 4-й ударной сдерживали натиск противника в районе Слободы до прихода частей из Москвы».

ЧАСТЬ 2 . В прорыв идут штрафные батальоны

Несмотря на очевидные заслуги Н.З.Коляды, его соединение 8 октября 1942 года было расформировано. Коляда неоднократно критиковал Смоленский подпольный обком партии, его секретаря Д.Попова, переехавших руководить движением в Москву (!), был резок и с руководством Центрального партизанского движения. Шлейф подозрительности после ареста Н.З.Коляды пал на окружение Бати, на его боевых комбригов.

ПРИКАЗ ВОЙСКАМ 4-й УДАРНОЙ АРМИИ КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА

(по личному составу) 11 июля 1943 г. №0280 Действующая армия 

Нижепоименованный начальствующий состав частей 4-й ударной армии освобождается от занимаемых должностей и назначается:

62. Состоящий в резерве военного совета армии бывший командир стрелкового батальона 1115 стрелкового полка 332 Ивановской имени М.В.Фрунзе стрелковой дивизии капитан Очиров Гуржап Ванюшкеевич — командиром стрелковой роты 4-го армейского штрафного батальона с содержанием за счет 159 запасного стрелкового полка.

Назначается в порядке определения на должность с понижением, как несправившийся.

Позднее Гуржап Ванюшкеевич писал, что ходил узнавать по поводу приказа о переводе в штрафбат и «ничего не мог понять». Попробуем понять мы, потомки.

Страшный рукопашный. Фото: voennoe-obozrenie.ru

С чем же не справился капитан Очиров? Во-первых, «несправившийся» как термин для направления в штрафные подразделения отсутствовал в годы войны. Командование фронта явно не могло придумать веской причины для отправки комбата «на должность с понижением». Истинные причины, и эту версию поддерживает смоленский музеевед и историк И.С.Герасимова, долгое время отработавшая заведующей областным партийным архивом, были сугубо политическими.

Пробыл командир роты капитан Очиров в 4-м армейском штрафбате 4-й ударной 39-й армии более трех месяцев — с 11 июля до 18 октября 1943 года. Что не вполне укладывалось в простую схему войны: больше трех месяцев в штрафбате, который бросали в самое пекло, не задерживались — погибали. Среднемесячные потери постоянного и переменного личного состава всех штрафных частей за 1943 год составили 14191 человек, или 52% от среднемесячной их численности (27326 человек). Это в 3-6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в наступательных операциях.

Я столько раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне. 

Юлия Друнина (в годы войны санинструктор полевого медсанбата)

Искупить кровью. Страшный рукопашный

Примерно в том же признавались бывалые солдаты вермахта: «Кто не дрался с русскими врукопашную — тот войны не видал». Искаженные яростью лица, страшные проклятья-маты… 

В известной песне Владимира Высоцкого «Штрафные батальоны» уловлен главный нерв — моральное превосходство, презрение к врагу, ярость атакующих. Этот крутой кипящий замес позволял свершить невозможное: даже без артподготовки (вопреки песне Высоцкого штрафников бросали на штурм и без оной), или слабой поддержке артиллерией, достичь переднего края противника по открытому пространству. Как на грех в районе атаки выпал глубокий снег, что было на руку обороняющимся фрицам.

«Тов. Очиров, командуя штрафной ротой, в наступательных боях в районе Духовщина Смоленской области с 14 по 17 сентября 1943 г. проявил мужество и героизм. При прорыве переднего края противника в районе дер. Комарово его рота первой ворвалась в траншеи и в рукопашной схватке уничтожила 60 немцев и захватила 4-х пленных. Тем самым было обеспечено развитие успеха остальным подразделениям. Все последующие боевые задачи рота под командованием т. Очирова выполнила образцово». (Из наградного листа к ордену боевого Красного Знамени). 

Рота штрафников, измученных бегом по глубокому снегу, — не такая уж великая сила. В описании подвига роты Очирова, к сожалению, не указано, что штрафникам роты Очирова пришлось преодолевать «Восточный вал». Этот вал создали во время длительной оккупации Смоленска. Он состоял из 5-6 полос и был насыщен проволочными заграждениями, минными полями, дотами, дзотами, противотанковыми рвами, надолбами, завалами.

Ввиду этих препятствий и малочисленности атакующих в штрафных ротах командир шел в атаку в общей цепи (в остальном здесь поддерживались уставные отношения). И точно так же врывался в окопы. Если рядовые штрафники в траншеях пускали в ход главное оружие — штык, саперную лопатку да кулаки, то комроты Очиров, несомненно, применял навыки смертоубийственного искусства «шонын баша», поражая глаза, горло, пах врага. Только этим напором можно объяснить небывалое количество убитых немцев в рукопашной схватке — шесть десятков, по сути, гору трупов, завалившей траншеи. Притом, что передних окопов достигала едва ли половина атакующих — уже раненых и измотанных штрафников. Их встречали дюжие арийцы, умелые воины.

Правда, красноармейцы в ближнем бою тоже были не лыком шиты. Только вместо «За Родину, за Сталина!» здесь неслись грязные трехэтажные маты...

«Мучье» — колун для вермахта

Есть в «шонын баша» прием «мучье». По силе удара он напоминает удар колуна для разбивки заскорузлых дров… Удар страшный, убойный.

Остается только догадываться, сколько фашистов и их пособников лишил жизни голыми руками капитан и комбриг Очиров ударом «мучье» — в окружении, в партизанах, когда патроны приходилось экономить (он и раньше расправлялся таким манером с предателями-полицаями). И тут командир принимает решение: «Действуй, как я!». В узких окопах развернуться трудно. И, вспомнив заповеди древних воинов-эхиритов, командир бросается на врага.

«60 немцев… в рукопашной схватке…»

Это была кровавая баня, которая не снилась героям голливудских боевиков. Сколько из тех шести десятков немцев при помощи «шонын баша» отправил на тот свет командир штрафной роты — неизвестно. О своих подвигах Гуржап Очиров не любил рассказывать.

«Кроме «мучье» есть в «шонын баша» другие приемы, более молниеносные. Исход — тоже летальный. В чем вкратце сила «шонын баша»? — рассказывает последователь школы «шонын баша» Цыбик Чирип-Цынгеевич Хобраков, уроженец Баргузинской долины с. Аргада (аудиозапись 2018 г.). — Во-первых, боец-волк перевоплощается в серого собрата психологически, становится нечувствительным к боли. Если волк напал, то он никогда не отступает, боец идет до конца, пока противник не будет уничтожен. Во время боя четыре пальца руки превращаются в когти волка, а большой палец в коготь орла. Это не кисть — это острая стальная пята. Ею поражается в первую очередь центровая ось человека: глаза, горло, кадык, солнечное сплетение, пах и колени. Как правило, для победы требуется два удара. Противник ослепляется, вырывается кадык или разрывается пах. И мгновенно, нанеся смертельный удар, боец подобно волку отскакивает… Так действовал во время войны Гуржап Очиров. На убийство врага требуется максимум два удара — вырывается глаз, кадык или пах... Обо всем этом рассказывал сам Гуржап Очиров моему дяде Лубсану Хобракову после войны, они работали с ним в одной бригаде. Понимаете, это же узкий окоп, действовать надо в доли секунды, оружие даже некогда развернуть…».

Вместо эпилога

Прозвище «Монгол» партизанскому комбригу дали не немцы — славянский люд. Потомок чингизидов, некогда осаждавших белокаменные города, он пришел сюда из древности в ХХ век, чтобы изгнать неприятелей Руси, которую назвал своей родиной.

Заработав второй орден Красной Звезды (ими штрафников не баловали), бывший штрафник перешел в общевойсковые части.

Демобилизация капитана Очирова состоялась в январе 1946 года в немецком городке Гальберштадт в составе 33-й Холмско-Берлинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии.

Будаева Вера Бадмаевна, 1936 г.р., ветеран педагогического труда, односельчанка:

«Я хорошо помню, как 39-летний Гуржап Ванюшкеевич вернулся с войны. Он был ВЕСЬ СЕДОЙ…».