Шел Саша по Шоссе: Ворон, Ангел, дед Мороз и другие спутники якута шамана в Бурятии

Мат, война, божественная любовь: корреспондент «МК в Бурятии» побывала в группе якутского шамана Александра Габышева

- Нельзя так, нельзя, - повторяет Эллэй, красивый парень-якут с хвостом на голове. – Все надо без эмоций решать, спокойно. А мы сами себя г…ном мажем!

Если бы Эллэй был девушкой, я бы написала, что он стенает и заламывает руки. Но он – молодой мужчина, его назвали в честь национального героя Якутии, поэтому Эллэй сдерживается, как может.

Мат, война, божественная любовь: корреспондент «МК в Бурятии» побывала в группе якутского шамана Александра Габышева
В день группа проходит около 15 километров

Мы идем вместе по проселочной дороге около Мухоршибири в Бурятии. Впереди пылит основной костяк отряда Сани шамана. Все – крепкие сильные мужики, как на подбор. Мы возвращаемся в лагерь после первой «войны» с бурятской ГИБДД. И война эта для «шаманских» окончилась провально. Только никто из них этого не понимает. Кроме Эллэя.

Якут Эллэй - единственный, кто в отряде задумался о том, что насилие и агрессия - это плохо

«Я не слышал, чтобы детей проклинали!»

18 августа из Забайкалья в Бурятию вошла группа Александра Габышева. Габышев называет себя шаманом-воином и идет из Якутии в Москву, чтобы провести там обряд по изгнанию дьявола из Путина. Первые дни на бурятской земле для отряда были тихие-мирные. Но 23 августа все изменилось. Красные «Жигули», подаренные шаману одним улан-удэнцем, остановили около Мухоршибири местные ГИБДД-шники - на машине были заклеены номера, на крышу незаконно прикрутили багажник.

Когда стали проверять водителя, заметили у него красные глаза и предложили пройти освидетельствование на алкоголь. Тот отказался. ГИБДД приняла решение увезти «Жигули» на штрафстоянку. На выручку «Жигулей» и водителя кинулась молодая часть группы. Я отправилась вместе с ней. И увидела какую-то дичайшую фантасмагорию с попыткой отнять у полицейских арестованные «Жигули», с криками и угрозами. Апофеозом стало проклятье в адрес детей сотрудников ГИБДД, которое отпустил один из сподвижников шамана Дима – еще один якут.

Дима якут (в верхнем ряду) проклинает детей сотрудников ГИБДД

- Что? Да какие вы шаманы? – не выдержал один из стражей порядка. - Думаете, я не знаю шаманизм? У меня прямые родственники есть. И ни от кого я не слышал, чтобы детей проклинали. Что замолчали? Ну, что замолчали?

Полицейский удивляется, что за шаманы могут проклинать чужих детей

Группа, и в самом деле, стихла на пару секунд. Потом опять пошло-поехало.

Не могу сказать, что Саня шаман в этой ситуации вел себя сдержанно и разумно. Ну, или вежливо призывал местных духов помочь (что было бы логично на бурятской земле). О нет, Габышев был на передовой – вполне себе на физическом уровне. Сначала он кричал, что у полиции есть 15 минут на завершение всех формальностей. Потом – что не отдаст «Жигули». Потом – что сожжет «Жигули», чтобы не отдать (на минуточку – машина не принадлежит Габышеву, ею дали просто попользоваться). Потом Саня встал перед дверьми «Жигулей», и когда полицейский попробовал открыть ее, чтобы забрать ключи, треснул дверью обратно. Его «молодежь» все это время была рядом – кто-то стоял рядом, тоже хлопал дверьми, кричал и орал, кто-то снимал и выкладывал все в прямой эфир.

Я стояла и изумленно таращилась на все это. Шаманская группа походила на мальчишек-детсадовцев, которым дали возможность побеситься. Другое дело, что мальчишкам по 5-6 лет, а этим взрослым балбесам - от 25 и выше. И любое столкновение с российским законом они воспринимают как войнушку. Пока эта война идет на словесном уровне. А что будет дальше?

«Я весь оцифрованный, живого места не осталось»

До разборок с ГИБДД все было по-другому. Я встретилась с отрядом около поворота на санаторий «Березка». Пошли вместе. Стала разговаривать с людьми, которые добровольно двигаются с Габышевым в Москву. В группе царило мечтательно-утопическое настроение. Даже Саня шаман тащил свою тележку с улыбкой на лице.

Вот Эллэй, он присоединился неделю назад. Эллэй – такой добрый путешествующий философ, он разводит огонь на каждой новой стоянке, разговаривает с ним, а еще общается с природой.

- Я чувствую любовь ко всему, - говорит он мне.

- А как же вы Путина хотите свергнуть? – удивляюсь я. – Это же агрессия, жестокость. Где тут любовь?

- Думаю, все произойдет на тонком уровне, а не на физическом, - рассуждает Эллэй. – Без кровопролития и оружия.

Вот 61-летний писатель из Тюмени Виктор Егоров. У него белая борода и белая шевелюра. В группе его называют «Дед Мороз».

Писатель Виктор Егоров (Дед Мороз) готовит чай на лагерном костре

- Я последние семь лет реально провожу детские утренники в садиках и храмах, - говорит он мне. – Но шаману я про это даже не рассказывал. Он сам – ты, говорит, Дед Мороз. А так и есть. Я в группе старожил, прошагал 400 километров. Иду всегда впереди, в светоотражающем жилете. Сзади люди иногда меняются. А я остаюсь.

Вот Валентин из Казахстана. Тот – уже в возрасте и преисполнен божественной любовью.

- Нас тут всех Бог собрал, - говорит мне Валентин. – Мы христиане. Шаман – тоже христианин, даже часовню построил. У меня есть функция в этой группе – я вокруг шамана ауру создаю, чтобы его защитить. Слишком много вокруг сил, которые хотят Александра остановить. На днях приехал тут лже-пророк, говорил: «Не надо вам идти». Мы не стали его слушать.

Пока мы идем в сторону Мухоршибири, останавливается огромное количество машин. Водители и пассажиры желают успешного похода и просят сфотографироваться. Кто-то сует деньги. В какой-то момент поток желающих становится таким большим, что я удивляюсь про себя, почему за фото с Габышевым еще нет определенной таксы.

- А он не устал от всего этого? – спрашиваю я Ангела. Это еще один персонаж в «команде».

- До Читы столько было много желающих, что шаман два дня не фотографировался, отказывать стал, – рассказывает мне Ангел. – Но потом почувствовал себя плохо. И понял, что нельзя без фотографий. Любовь народная, что делать.

- Я весь оцифрованный, - услышав слова Ангела, подтверждает шаман. – Живого места на мне не осталось.

Ворон своей темнотой открывает все двери

Ангел – знаковая фигура в шаманском отряде. Он отвечает за добро и любовь. Ангела зовут Александр, он идет в синих шортах и солнцезащитных очках, в руках его книга «Осознанные сны». Ангел - с Сахалина.

- Я случайно наткнулся на шамана, - рассказывает он мне. – У того возник образ крыла ангела. Потом – раз, визуализация, я появляюсь. Шаман говорит: «Вот и Ангел явился!». Дальше я уже с ним пошел.

Ангел – абсолютно серый кардинал в этой странной группировке. Он очень просит его не фотографировать, он не светится на многочисленных видео-роликах, которые выкладывают другие участники. В правилах отряда (мне скидывают их, тут 19 пунктов) сказано: «Ангел является левым крылом шамана, его советником и мудрецом».

В разборке с ГИБДД молодой и крепкий Ангел участвовать не идет, а остается в лагере. На мой вопрос «Почему?», он отвечает:

- Не моя функция.

Функция разборки (а также контроль за членами отряда и обеспечение безопасности) – у самого известного члена команды (после Сани шамана, естественно). Он же правое крыло шамана. Он же Ворон. 32-летний оренбуржец Евгений Ростокин – экс-уголовник со стажем, у него 9 судимостей, отсидел в общей сложности 9, 5 лет. У женщин срывал с шеи золотые цепочки, у мужчин открыто похищал машины. В сети можно найти описание всех его уголовных дел, в которых Ростокин деятельно раскаивается и взывает к смягчающему фактору – у него на содержании малолетний ребенок.

К Сане шаману Ростокин примкнул в июле. С тех пор шаман обрел большую поддержку во всех смыслах этого слова.

- Ворон своей темнотой открывает те двери, которые в этом окружении неспособны открыть другие, - объясняет мне Ангел. - Он может договориться с какими-то тюремными авторитетами. Он может подойти со своим наглым жаргоном к людям - и это поможет. Я, правда, пока не могу увидеть, какие у него намерения. Я белый, он – черный. Мы удерживаем баланс в группе.

- А как вы с ним общаетесь?

- Более-менее. Зависит от его настроения. Иногда он нормально открывается и идет на контакт. А иногда сам себя не контролирует, у него появляются прошлые словечки. Про меня он мог спросить: «Где там этот?». И еще только ему в отряде можно материться.

Ворон в группе наладил поставку денег и продуктов. Он постоянно вывешивает видео-обращения, в которых призывает неравнодушных граждан сикнуться – на продукты, бензин и баннеры с шаманским изображением. Правда, некоторые замечают, что после каждого такого обращения у Евгения появляется новая футболка или новые кроссовки. Ну, это еще ничего не значит.

На следующий день после инцидента с «Жигулями» Ростокин объявляет новый сбор.

- Нам готовы в Улан-Удэ отдать «Газель», - говорит он в ролике, уже вывешенном в ютюбе. – Сумма вопроса – 95 тысяч рублей. У группы есть 12 тысяч. Помогите!

«Я зло на стороне добра»

Впервые я вижу Ворона на разборке с ГИБДД. Он довольно умело дирижирует Сашей шаманом. Когда надо, кричит: «Да давайте сожжем эту машину!». Когда надо, снижает тон: «Саня, отдаем, отдаем!». В результате получается ситуация на грани фола. Еще чуть-чуть – и все вспыхнет, полиция применит силу и всех «закроют». Но до чуть-чуть не доходит. Зато получается хайповое видео. Ролики про шамана смотрят уже тысячи людей.

Евгений Ворон уговаривает Саню шамана отказаться от Жигулей. Редкая возможность увидеть Евгения без солнцезащитных очков

Меня Ворон старательно избегает. Я несколько раз подхожу к нему за этот день с просьбой поговорить. Но он все время говорит: «Потом, потом». Наконец, отлавливаю. Он вместе с читинской девушкой Наташей ставит небольшую палатку.

- Провокационные вопросы не задавать, - сразу предупреждает он. – Кто я, откуда, что делал? О, Наташка, палатка-то все, дуга загнулась. Надо нам новую палатку покупать.

- Евгений, в вас происходят внутренние перемены, пока вы идете? – спрашиваю я. Этот вопрос я задаю всем членам отряда. Все наперебой рассказывают мне, что изменения - колоссальные. Настоящая школа жизни. Даже не школа – университет.

- Нет, - отрицательно машет головой Ростокин. – Какой я был Евгений Ворон, такой и есть.

- А задача ваша какая здесь?

- Всех одеть, обуть, чтобы были все здоровы и сыты. И я ее выполняю на 100 процентов. То же самое с шаманом. Я его защищаю, я его оберегаю. Шаман говорит, что я зло на стороне добра. Я так и чувствую – я зло на стороне добра.

- А почему только вам можно в группе материться?

- Потому что я зло.

От остальных вопросов Евгений умело уходит, сам меня спрашивает-переспрашивает, просто молчит. Я сдаюсь, я не следователь, этот орешек мне не по зубам.

Война - войной, а обед по расписанию. После разборок с ГИБДД отряд обедает. Сегодня макароны с тушенкой и овощной салат

«Ты будешь делать то, что я скажу!»

Про правила отряда – отдельная тема. Их тут обсуждают бесконечно. Буквально за день до моего появления придумали новое, пока последнее. «После одного месяца походной жизни каждый член отряда имеет право на отпуск в течение одной недели, не считая проезда. Оплата проезда производится за счет отряда», - читаю я его. И немножко ржу. Потому что уж какой-то профком получается. Сейчас в группе люди из Подмосковья, Приморского края, Казахстана, Тюмени, Иркутской области, Якутии, есть одна пенсионерка из Бурятии. Их всех отправить по домам и потом обратно привезти – немалые суммы нужны. Хорошо отряд зарабатывает.

Гораздо большее опасение у меня вызывает правило № 1 - «Любые преступления, совершенные внутри отряда, являются внутренним делом отряда и решаются законами отряда».

- Как это, преступления? – наивно спрашиваю я Ангела. – Вы их скрываете, что ли?

- Да нет, это в основном, какие-то мелкие проступки, - пытается он успокоить меня. – Самое главное преступление – это несогласие с шаманом. Тут несколько ребята спорили с шаманом – и он их сам попросил уехать.

За этот день в отряде Габышева я убеждаюсь, что его мнение – единственное мнение (правда, это мнение может все время меняться и учитывать мнение Ворона).

- Ты зачем с нами пошел? Вернись. Ладно, иди, но будешь подчиняться только моим приказам, - жестко говорит Саня пожилому Валентину, который увязался с молодняком на разборки с ГИБДД. Валентин трясет головой и молча идет.

- Ты будешь делать только что, что я скажу. У нас тут свои законы, - заявляет он молодому буряту, который напрашивается в отряд. Бурят хочет помочь Сане пройти республику и дать ему «крепких сильных парней, без криминала». Шаман сначала отказывается, потом  соглашается, потом отказывается.

- Я слышу в твоих словах страх. Уйди от меня! – приказывает он водителю «Жигулей» Игорю, который после возвращения в лагерь садится около Габышева и рассказывает об отказе об освидетельствовании. Игорь, понурившись, встает, уходит, у него начинает тут же болеть голова, он пьет таблетку. Игорь ходит кругами возле командира и ждет прощения. Игорь – из Иркутской области.

- А вы почему не прошли освидетельствование-то? – подхожу я к нему. – У вас же в группе сухой закон. Прошли бы – и машину бы отдали вам.

Игорь смотрит на меня, как на дурочку.

- Они все равно бы нашли к чему придраться, - роняет он. – Сказали бы, что я наркоман, например.

Я не могу увидеть, какого цвета глаза у Игоря. Он в солнцезащитных очках. Тут вообще почти все – в солнцезащитных очках.

Роман служил семь лет в полиции московского метрополитена. Он присоединился к отряду, чтобы поменять власть в стране. Тут он подружился с якутом Димой

Она не возвращалась – вылечилась, наверное

Уже в лагере у Габышева начинается новый этап паломников – машины то и дело останавливаются на обочине. Приходят три русские женщины средних лет, разговаривают про политику, суют немного денег Ворону, фотографируются с шаманом. Приходят три якута, говорят с Саней по-якутски, суют много денег Ворону, фотографируются с шаманом. Приходят трое бурят…

Бурятская бабушка просит, чтобы шаман излечил ее от рака. Но шаман с ней не разговаривает. А член отряда Игорь (слева) советует ей лечиться содой

С бурятами все не так.

К Сане шаману подсаживается старенькая бурятская бабушка и просит:

- У меня рак. Помоги вылечиться, родный.

Саня сидит, глаза в землю, на бабулю не смотрит, слова не молвит. За его спиной Дима якут восклицает:

- У нас миссия другая. Шаман не будет свою силу на лечение тратить.

Бурятка сидит, не встает. Она слышала про Саню, смотрит на него, она в него верит.

Шаман молчит.

- Вы содой лечитесь, - советует Игорь-водитель, его простил шаман, и Игорь опять сидит рядом. - Вам организм надо выщелачивать.

- Содой? – удивленно смотрит на него женщина.

- И магнитный браслет еще снимите, - говорит кто-то еще из шаманского окружения. – Магнит рак только усиливает.

Старушка в итоге уходит.

- И часто к шаману с такими просьбами подходят? – спрашиваю я Ангела.

- Часто, – говорит он мне. – Но шаман лечит редко. Женщину тут на днях принимал. Она не возвращалась, наверное, прошло все.

«Прошло все, - с горечью повторяю я. – Прошло все».

На каждом привале члены отряда стирают и сушат носки

P. S. Отряд Габышева идет по Бурятии. Саня Шаман принял решение не проводить митинг в Улан-Удэ, как проводил в Чите. И пройти мимо столицы. «Кончилось время митингов, настало время действия. Война! Только война!», - сказал мне Александр. Ну, вы знаете, я рада его решению. Воинственность Габышева, смешанная с уголовщиной Ворона и безобидной чудаковатостью других членов отряда, может привести к плохому эффекту. Я бы не хотела, что бы нашу страну меняли такие люди.

 

Работал сварщиком и дворником, учился на историка

Известно об Александре Габышеве немного. Ему 51 год. Александр учился в Якутии на историческом факультете, работал сварщиком и дворником. От рака у него умерла жена. Он долго страдал по ней и, в конце концов, ушел почти на три год в лес – чтобы унять душевную боль. По возвращению провозгласил себя шаманом. В марте этого года он отправился в Москву, чтобы там провести ритуал по изгнанию дьявола из Путина. Вначале Александр двигался один. Позже к нему стали присоединяться сторонники. Сейчас в отряде – около 20 человек. Габышев рассчитывает добраться до столицы в августе 2021 года.