Монополия нерпы на площади Советов в Улан-Удэ

Можно ли придумать в Бурятии классные и современные сувениры

11.09.2019 в 04:09, просмотров: 1442

— За одни сутки семь Лениных можно сделать, — подсчитывает Шойсорон Митыпов. — А козлов с такими кручеными рогами — только два. То есть Ленин — не сложный совсем.

Монополия нерпы на площади Советов в Улан-Удэ
Нерпа — один из самых популярных символов в мире сувениров. И, кажется, всем это надоело. Фото: wikipedia.ru

Я сижу в мастерской Шойсорона и глажу Ленина по голове. Ленин — деревянный, из сосны, его голова отшлифована и приятна на ощупь. Голова стоит на постаменте, на котором написано «Улан-Удэ». Высота изделия — 8,5 см. Ленин пропитан воском и стоит 450 рублей. Это новый сувенир, который Митыпов придумал в надежде, что его будут раскупать туристы. Остальные изделия, которые делает мастер, — козлы, верблюды, медведи, быки и прочие животные — пока идут слабовато.

фото: Карина Пронина
Шойсорон Митыпов и его Ленины.

В День города Ленины продавались на ярмарке ремесел на Площади Революции. Фото: Алексей Сватов.

На Ильича можно надеть бурятскую шапку

На прошлой неделе Шойсорон Митыпов сделал на пробу 15 деревянных Ильичей. За основу взял 3D-модель бюста Ленина, которую свободно можно скачать в Интернете. Но для местных жителей все, конечно, узнаваемо. Это «башка» с площади Советов.

За десять дней парень продал почти всех Лениных — через сувенирные лавки и на ярмарке ремесел в честь Дня города. И в свой адрес получил две бури — восхищения и недовольства. Одни его ругают за осквернение коммунистических идеалов, другие ставят лайк за креатив. Я тоже ставлю лайк Митыпову — он хотя бы пытается что-то делать в таком непростом направлении, как «улан-удэнский и бурятский сувенир».

— Я уже получил обратную связь, — говорит Шойсорон. — «Улан-Удэ» надо написать по-английски, это привлечет иностранных покупателей. Еще можно на Ленина надеть бурятскую шапку. Еще предлагали раскрасить ему голову. Но тут не знаю — кожу рисовать, что ли?

Смыслы, память, злободневность

С интересной сувениркой в Бурятии все сложно. Либо дешевые магниты с Байкалом и нерпами, либо дорогие нефритовые и серебряные украшения, либо незамысловатый хэнд-мейд, который часто покупают не из-за его достоинств, а из-за жалости к авторам. Береста, войлок, дерево, глина — немногие из мастеров, работающих с этими материалами, дорастают до уровня «автор». Еще реже кто-то доходит до массового уровня продаж. Почему так происходит?

— В понятии «сувенир» все глубже и все сложнее, чем кажется, — рассказывает мне Дмитрий Батуев. Дмитрий когда-то занимался ювелиркой, потом ушел, а теперь опять в нее возвращается — руки тянутся. Планирует наладить производство сувенирной продукции.

Батуев высказывает такую точку зрения. «Сувенир» — это память. «Народный промысел» — это коллективная мысль, смысл. То есть качественный сувенир несет в себе память со смыслом. Плюс он должен ориентироваться на детское восприятие — ребенок всегда первым видит крутую штуку на прилавке.

— Местным мастерам нужен формат, алфавит, набор художественных знаков, через которые они будут транслировать свои мысли о злободневных вещах, — говорит Дмитрий. — Помощником в злободневных темах будет общество — журналисты, социальные работники, защитники прав детей, животных и т.д. Художественным орнаментам нужно новое наполнение, новые смыслы. И тут мы близки к эмоджи — знакам, которые не нуждаются в дополнительных пояснениях.

Этот барашек в огне-е-е-е

Батуев вспоминает слова немецкого промышленного дизайнера Дитера Рамса, работавшего в фирме «Браун». Рамс сформулировал 10 принципов, последний такой: «Хороший дизайн — это как можно меньше дизайна».

— То есть чем проще вещь, тем она правдивее и лучше, — согласен с Дитером Дима. — Это и сувениров касается. Лучше всего брать простые формы.

— Ладно, — взрывается у меня мозг. — Как соединить в одном сувенире смысл, память, злободневность и простоту? А и чтобы ребенку еще понравилось?

— Ну вот, давайте возьмем пять бурятских животных, которых делают все, кому не лень, — приводит пример Батуев. — И переведем их в метафору. Тогда верблюд станет символом геополитики, лошадь — политикой страны, барашек — политикой республики, бык — бизнесом, а коза — социальной сферой.

— И как верблюда можно геополитически выразить в сувенире? — недоумеваю я.

— Да хоть раскрасить его во флаги разных стран! — восклицает Дмитрий.

— Или сделать из него глобус? — начинаю понимать я.

— Именно. Или возьмем барашка как символ республики и обклеим его газетными заголовками о лесных пожарах 2019 года. Метафорично выйдет — барашек в огне.

Верблюда-глобуса и барашка в огне я в сувенирных магазинах Улан-Удэ пока не наблюдаю. Да и буду ли наблюдать — еще вопрос. Пока другие города креативят вовсю, столица Бурятии движется не спеша. Пять лет назад журнал The Village выпустил подборку «30 лучших сувениров из Петербурга». В списке были настольная игра «Приключения корюшки в Петербурге», деревянный чехол для айфона с изображением Петра I, самогон «Метель» от петербургского клуба самогонщиков, магнит «Поребрик из питерского гранита» и прочие приятные и смешные вещи. Сейчас в сувенирных магазинах Улан-Удэ можно найти, например, настольную игру «Многоликая Бурятия». Ну вы просто сравните названия — «Многоликая Бурятия» и «Приключения корюшки». Во что вам хочется играть? Почему нет игр «Монополия нерпы на площади Советов»? Или «Как буузы бегали по Бурятии от прожорливых едоков?».

Еще одну интересную сувенирку запустил весной этого года глава турагентства «Байкал Будда Тур» Эрдэни Дымчиков. Он представил сувенирные мешочки «Запах степей Бурятии». Внутри — степная трава ая-ганга, которая вкусно и сильно пахнет.

Запах степей Бурятии - это сувенир на основе степной травы Ая ганга. Затраты копеечные, а впечатление сильное.

— Мешочки охотно берут и россияне, и иностранцы, — сообщил «МК в Бурятии» Дымчиков. — Стоят они недорого, всего 235 рублей. Людям нравятся дизайн упаковки, шелковая ткань мешочка и, главное, сама идея. Скоро начнем выпуск новой продукции — «Запах Бурятии», это будут эксклюзивные консервные баночки с нашим воздухом. Лес почти весь продали, воду добываем и продаем, а воздух — еще нет! Его очень много!

Мастера варятся в собственном соку

Такой осознанный подход, как у Дмитрия Батуева, в Улан-Удэ можно встретить не часто.

— Мы активно работаем с местными мастерами, проводим встречи, рассказываем про позитивный опыт, планируем организацию вебинаров, — комментирует Мария Ханхунова, руководитель центра народно-художественных промыслов центра поддержки «Мой бизнес» в Улан-Удэ. — Но многие привыкли вариться в собственном соку. Кто-то даже не знает, что такое Интернет и инстаграм. И на встречи не всех вытянешь. Летом у мастеров — ярмарки и выставки. Зимой — работа.

Ханхунова подчеркивает, что изготовление сувениров в Бурятии застряло на одном уровне. Люди могут годами делать одни и те же сувениры, которые потом пылятся в мешках. При этом у сувенирщиков нет бизнес-образования, нет понимания маркетинга, упаковки, продвижения. Они просто делают товар. Но это не страшно. Продажами сувенирки могут заняться и другие люди. Главное — напитать местных мастеров современными идеями и креативом.

Лазерные станки спровоцировали появление новых сувениров из дерева. Фото: Алексея Сватова.

— Моя мечта — создать шоу-рум, где представлены сувениры всех бурятских мастеров, — говорит Мария Ханхунова. — Это не музей и не магазин. Это пространство для развития, бурления, воображения. Туда можно возить и туристов, и дипломатические делегации.

Туристы не хотят надевать Ленина на голову

Пока ближе всего к понятию «шоу-рум» подобрался этномагазин ZAM. У него уже появилась своя аудитория, которая знает, какие сувениры можно привезти из Бурятии.

— Мы, конечно, ориентируемся на запросы туристов, — рассказывает основатель магазина Арюна Цыбикова. — В этом смысле история с Лениным для нас пройдена. Не все относятся к Владимиру Ильичу заинтересованно и позитивно.

Не так давно ZAM планировал выпустить серию футболок с изображением головы Ленина. Но магазин заранее провел опрос среди своих постоянных клиентов с вопросом: «Купили бы вы такую футболку?». Почти все высказались отрицательно.

— Многие говорили, что не готовы надеть Ленина на голову, — вспоминает Цыбикова. — Меня удивила такая реакция. Но футболки мы в итоге делать не стали.

Арюна подчеркивает, что туристы разных стран и разных городов покупают разные сувениры. Москвичи — самые щедрые. Они берут дорогие украшения и одежду с национальным орнаментом. И еще друзьям потом советуют. Немцы и другие европейцы пользуются принципом осознанного потребления «меньше, да лучше». Могут купить браслет из лозы и на этом успокоиться. Китайцы покупают чаще всего кедровые орехи.

— А как же нефрит? — удивляюсь я.

— Мы однажды перед приездом китайской группы завезли много нефритовых украшений, — вспоминает Арюна. — Но китайцы их почти не тронули. То ли качество не устроило, то ли еще что. А вот орехи смели. Мы теперь орешки заранее привозим перед визитом туристов из КНР.

— А что можете посоветовать местным мастерам, которые делают сувениры?

— Надо вылавливать образы и символы. Чтобы туристы хотели унести частичку Бурятии с собой. Это самое главное.

Украшения из камней будут пользоваться популярностью всегда. Фото: Алексея Сватова.

Появятся ли в республике мастера, которые хотят ловить образы и символы, которые готовы создавать барашков в огне газетных заголовков и верблюдов в виде глобусов — вопрос. Пока есть ребята, которые делают деревянных Ленинов. И меня лично радует уже и это.

 

Защитил проект - получил деньги на оборудование и материалы

Центр занятости населения Улан-Удэ уже не первый год предлагает безработным горожанам получить безвозмездную субсидию на собственное дело. В том числе и для открытия сувенирного производства. Надо описать свой проект, сделать смету и подать заявку. Защита проекта проходит перед комиссией, в которую входят представители торгово-промышленной палаты, Роспотребнадзора, центра народно-художественных промыслов и других организаций. Защитил успешно — получил 114 000 рублей. На них можно купить оборудование, материалы, оплатить аренду помещения. Есть важное условие — если через год бизнес прогорит, всю сумму надо будет вернуть.