Почему протестные митинги в Улан-Удэ трансформировались в бурятский вопрос

Руководство республики тешит надежду, что он рассосется сам собой

06.11.2019 в 05:43, просмотров: 7667

Открытое письмо главе Бурятии кинорежиссера Баира Дышенова, резкие высказывания в адрес руководства республики Хамбо ламы Дамбы Аюшеева – очередное подтверждение того, что недовольство в бурятском обществе назрело и требует от руководства республики безотлагательных решений.

Почему протестные митинги в Улан-Удэ трансформировались в бурятский вопрос

Федералам ясно. Дошло ли до руководства республики?

Этническую подоплеку послевыборных протестов в Улан-Удэ наблюдают и федеральные эксперты. Своей версией протестных событий в столице Бурятии в интервью «Эху Москвы» поделилась директор региональной программы независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

Н.Зубаревич: «Смотрите, что такое Улан-Удэ. Это город, в котором раньше был более сдвинутый в сторону славян баланс населения. И сейчас вот там происходит, оно началось раньше, то же, что и в Якутии, когда сельское бурятское население начинает стягиваться в региональный центр, этническая структура, баланс этого центра меняются. Это нормальный процесс урбанизации. Село, в основном, оно раньше было русское, но сейчас в основном бурятское, и бурятская молодежь стягивается, как это было, извините, в России сто лет назад и 50 лет назад, и сейчас продолжается, в региональный центр. Дальше у нас две фигуры. Если я правильно понимаю, я очень аккуратно выражаюсь, победитель — этнический русский. Проигравший — этнический бурят. Доля бурятского населения Улан-Удэ растет, работы не очень, регион бедный.

Обратите внимание, в Якутии глава и мэр Якутска — этнические якуты. Это маст (как должное. — Ред.). В Бурятии это не было маст, а вот, судя по тому, что меняется этническая структура, и молодежь не находит работы, и становится понятно, что ты вот приехал в этот региональный центр, ты надеялся, а не очень».

Если федеральным экспертам, судя по комментариям Натальи Зубаревич, ситуация в Бурятии более-менее понятна, то есть ли осознание происходящего в регионе его руководством, остается только догадываться.

Диалога власти и народа не получается

Первые шаги главы республики по эскалации конфликта удачными не назовешь. Публичный ответ Алексея Цыденова на открытое письмо Баира Дышенова, как охарактеризовал его собственноручно глава в духе «сам дурак», возможность дальнейшего диалога пока поставил под вопрос.

А.Цыденов: «Бурятия является родиной, основой и духовным центром всего бурятского народа. Но это не значит, что сохранение и развитие его культуры должно идти за счет или в ущерб всему культурному многообразию нашей республики». При этом Алексей Цыденов подчеркнул, «что понимает столь острое восприятие вопросов сохранения культуры, языка, сел и традиционного уклада жизни — утрата этого в Бурятии — это утрата навсегда!».

Иными словами, Баиру Дышенову и его сторонникам Алексей Цыденов дал вполне однозначный ответ: несмотря на то, что бурятский народ находится на своей родине, он должен стоять в общей очереди, даже если с ним происходит утрата навсегда. Причем его скорбная участь определена и неизбежна.

В общей очереди

Слова главы региона подтверждаются делом. Для преподавания бурятского языка катастрофически не хватает помещений. В республиканском Доме дружбы, где, как сказала преподаватель монгол-бэшэг Людмила Байминова, представлены все народы чуть ли не от «а» до «я», буряты имеют доступ к аудиториям в том же количестве часов, что армянская, азербайджанская и другие диаспоры, прописанные там.

Доцент БГУ Гарма-Ханда Гунжитова невозможность создания факультета бурятского языка в Бурятском государственном университете объяснила недостаточностью студентов на этой специальности. Желающие изучать бурятский язык оказываются в одной очереди за бюджетным финансированием с теми, кто выбрал русскую или английскую филологию. По сравнению с обычными десятью в год, двадцать бюджетных мест для изучающих бурятский язык в этом году выглядят просто прорывом. Но этого мало, чтобы отделение бурятского языка вышло из недр восточного факультета, где скромно существует среди языков других народов Азии.

Приверженцы сохранения традиционного уклада жизни бурят уже теряют надежду, что их чаяния будут приняты во внимание руководством республики. Создание экономической основы для сохранения бурятского языка там, где он есть и востребован, невозможно без бюджетного субсидирования проектов предпринимателей из этих районов. Пока бурятские животноводы томятся в очереди за вниманием и поддержкой республиканских властей, хадаками на площади Советов встречают строителей дронов, свиноводов из Томской области, иркутских мусорщиков, китайских, корейских и индийских предпринимателей. Тем временем буряты все больше покидают малую родину, обрекая своих детей на забвение родного языка. По данным 2018 года и девяти месяцев этого года, почти 15000 жителей сельских районов Бурятии в поисках лучшей доли перебрались в Улан-Удэ, либо и вовсе уехали в другие регионы страны.

Бухгалтерский отчет без протокола

Хамбо лама Дамба Аюшеев поведал народу, что республиканские чиновники не выполнили обещания издать газеты на бурятских диалектах и профинансировать покупку оборудования для переработки шерсти из социальных отар. Вопрос языка, сел и традиционного уклада жизни из уст главы Буддийской традиционной Сангхи России Дамбы Аюшеева вышел на более высокий уровень обсуждения.

Буддийский иерарх не из тех, кому можно ответить в привычном цыденовском «сам дурак». Хотя ответы руководства республики кинорежиссеру и Сангхе похожи как под копирку. В первом случае — скрупулезный отчет о каждом рубле, потраченном на культуру, во втором — перечисление того, что выделялось из бюджета на проекты Сангхи. Только Баиру Дышенову ответ Алексей Цыденов писал собственноручно в ночи, а на выступление Хамбо ламы посчитали достаточно ответа пресс-службы, и не ему, а возглавляемой им Сангхе.

Был ли умысел в столь непочтительном отношении к буддийскому иерарху? Указали ли тем самым региональные власти место, которое ему отводят? Или нарушение протокола — проявление очередного головотяпства окружения Алексея Цыденова?

Не можешь победить - возглавь

Как бы то ни было, но не считаться с Хамбо ламой Дамбой Аюшеевым, фигурой федерального масштаба, для руководства республики было бы верхом легкомыслия.

Из этих соображений или иных, но от риторики региональных властей в духе «сам дурак» вдруг перешли к подобию диалога власти и народа. Администрация главы и правительства, Общественная палата РБ разродились круглыми столами на тему сохранения и развития бурятского языка.

Фото: Из цикла Зорикто Доржиева “Степь”.

Во главе столов — действующие и бывшие чиновники, лояльные им общественники — те, чья многолетняя деятельность и привела сегодня к обострению бурятского вопроса. Многословие, искусственное сужение темы, разделение и дискриминация бурят по признаку знающих и не знающих бурятский язык должны были в конечном итоге свести эти мероприятия на нет. Количество желающих высказаться от стола к столу уменьшалось, но, вопреки всему, костяк людей, настроенных на результат, сформировался и теперь делает попытки перейти от слов к делу. 

Стратегия развития бурятского народа

Участники круглых столов сошлись во мнении, что угроза утраты бурятского языка отнюдь не филологическая проблема, а следствие множества нерешенных вопросов, стоящих сегодня перед бурятским народом. Судьба его языка большей частью определяется уровнем развития экономики, культуры, образования в Бурятии, степенью реализации в республике гражданских прав и свобод.

Создание групп изучения бурятского языка в детских садах и школах — одно из самых популярных сегодня предложений по его сохранению и развитию. Но чему могут научить учителя учеников, если сами не ощущают стержня в жизни, необходимости своей деятельности обществу и не знают, как решить проблемы с духовностью, самоидентификацией и уровнем самосознания бурятского народа?

Пришло время изменить то, что констатирует кинорежиссер Баир Дышенов, что «все бурятское находится в заброшенном, исхудалом, жалком состоянии — литература, кино, театры, музеи, СМИ, образование, национальный университет…».

Для этого необходим мозговой центр — совет независимых, образованных и профессиональных людей, — который мог бы вырабатывать рекомендации в части развития бурятского народа для структур образования, культуры и экономики республики.

Его существование могло бы предотвратить споры, к примеру, на тему диалектов. Рекомендация по субсидированию республикой районных газет на местных вариантах бурятского языка исключило бы напряженность в этом вопросе. Зачем игнорировать кяхтинский диалект, если он открывает общение без посредников с трехмиллионной Монголией и шестью миллионами монголов во Внутренней Монголии КНР?

Уже сегодня необходимы рекомендации по внедрению параллельно кириллице письма на монгол-бэшэг. Множество книг в книго-хранилищах Бурятии написаны старомонгольской вязью. Монголы и буряты во Внутренней Монголии никогда не переставали писать на монгол-бэшэг. Соседняя Монголия постепенно возвращает его в обиход.

Множество решений по бурятскому языку требуют планирования на годы вперед. Но руководство Бурятии упорно избегает системного подхода в этом вопросе. Проблема 30% населения никак не отображается в структуре исполнительной власти Бурятии. Тогда как необходимость межведомственного взаимодействия органов власти для ее решения возникла уже давно. Иными словами, министр по инвестициям в Бурятии есть, а министра или иной структуры по проблемам бурятского языка нет, хотя он давно в списке исчезающих.

Создание и развитие институтов бурятского народа

В Бурятии нет информационного агентства типа «Монцамэ», как в соседней Монголии, нет качественного телеканала на бурятском языке, где могли бы снимать и показывать красивые клипы и концерты бурятских певцов, почти не снимают бурятское кино, не ставят, по мнению театральных критиков, хороших спектаклей на бурятском языке.

Народ нуждается в создании парадигмы, источниках вдохновения на созидательную деятельность. Пора внести смысл во множество движений и трату бюджетных средств, которые визирует руководство республики под лозунгом «во имя и благо народа».

20 ноября намечено заседание очередного круглого стола на площадке Общественной палаты РБ, в повестке которого два вопроса. Первое: создание и развитие институтов бурятского народа. Второе: практические меры по сохранению и развитию бурятского языка. Участники круглого стола намерены добиваться реализации принятых решений путем сотрудничества с руководством республики, но оставляют за собой право в случае игнорирования и проволочек с его стороны перевести свои требования в политическую сферу. Не исключая при этом право на мирные шествия и митинги, задекларированные в Конституции, основном законе нашей страны.