Депутат Госдумы от Бурятии: «Митинговщина не проносит такого результата, как обращение в суд»

Николай Будуев рассказал, в чем он видит главную задачу депутатской деятельности

25.12.2019 в 06:43, просмотров: 1852

Депутат Государственной Думы Николай Будуев один из тех редких политиков, которые не ходят проторенными дорогами — он делает их сам, создавая, говоря юридическим языком, судебные прецеденты.

Депутат Госдумы от Бурятии: «Митинговщина не проносит такого результата, как обращение в суд»
Николай Будуев.

Его парламентская деятельность не ограничивается только участием в заседаниях Госдумы, разработкой законодательных актов и голосованием. Гораздо важнее — регулярные встречи с избирателями и помощь в решении их проблем.

— Николай Робертович, по вашей инициативе и с вашим непосредственным участием решено в Бурятии немало серьезных проблем по обращениям избирателей. Часть из них стала информационным поводом для федеральных СМИ, в том числе — скандальное дело о некачественном жилье для детей-сирот в Сотниково, по которому было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя министра строительства Бурятии и подрядчика.

— В начале 2017 года измученные новостройкой сироты пригласили меня в гости и показали, в каких домах им приходится жить. Не надо быть строителем, чтобы понять — они построены некачественно. С этого момента я начал работу по защите прав детей-сирот и поставил перед собой две задачи — дать людям другое жилье, и заменить строительство «сиротских кварталов» на выдачу отдельных квартир, как это было раньше. Также подготовили коллективное обращение в суд. Что произошло дальше — об этом СМИ много писали.

— Суд встал на сторону детей-сирот, заведено уголовное дело, которое еще не окончено. Доказано, что дома возводили с грубыми нарушениями строительных норм. Приемочная комиссия, несмотря на очевидные нарушения, одобрила введение домов в эксплуатацию. Как бы вы сами подвели итоги борьбы с этой масштабной аферой?

— Все дети-сироты, которые обратились с исками в суд, получили право на новое жилье. Еще 60 детей-сирот из Сотниково при моей поддержке готовят групповой иск с требованием признать их дома также непригодными и предоставить новые квартиры. Сотни детей-сирот по всей Бурятии, столкнувшиеся с подобной проблемой, получили готовый пример защиты своих интересов — тот самый судебный прецедент. Сейчас в Бурятии создается общественная организация по защите прав детей-сирот. Благодаря резонансу на федеральном уровне строительство сиротских кварталов заменено на покупку квартир с рынка, обсуждается замена жилого помещения на жилищный сертификат.

— Еще одно резонансное дело — о невыплатах социальных пособий сиротам-студентам Бурятской сельхозакадемии, которые вы тоже взяли под свой контроль. Чем оно завершилось?

— Работа со студентами БГСХА началась в самый разгар уголовного дела по жилью для детей-сирот из Сотниково. Именно на волне популярности этой темы в СМИ учащиеся вышли на меня через социальные сети. Первая встреча с 37 студентами БГСХА прошла в феврале 2019 года. Выяснилось, что в совокупности руководство сельхозакадемии задолжало 5 миллионов рублей, а также произвольно ограничило возраст получения студентами-сиротами социальных выплат.  

Студенты предоставили мне все документы, которые были приобщены к запросу в прокуратуру Бурятии. Тогда и выяснилось, что задолженность перед студентами образовалась из-за недостатка финансирования от минсельхоза России. В ежегодных отчетах вуз попросту умалчивал об этом, лишая молодых людей меры соцподдержки. В марте 2019 года студенты начали получать выплаты. Также по представлению прокуратуры сняты ограничения возраста для их получения, незаконно наложенные вузом. Большая часть задолженности перед 200 учащимися на данный момент погашена. Новый ректор вуза обещает погасить долги перед студентами до конца 2019 года. И вот благодаря резонансу в СМИ и росту общественного контроля вузы Бурятии стали ответственнее подходить к процедуре начисления и выплат социальных пособий студентам.

— Борьба за ликвидацию очередей в детские сады Улан-Удэ тоже велась активно не только в публичной сфере, но и в судах. Суды завалены типовыми исками, которые удовлетворяют.  

— Проблема дефицита мест в детских садах тянется с 2012 года, а своего пика достигла в 2014 году, когда в очереди на получение дошкольного образования стояло 6676 детей. В конце 2015 года по многочисленным обращениям молодых родителей создана инициативная группа. Было решено через суды добиваться решения проблемы индивидуально, родителям предоставлена юридическая поддержка. И после ряда положительных решений в их пользу сформировалась судебная практика, когда каждый, столкнувшийся с проблемой непредоставления очереди в детский сад, мог идти проторенной дорогой. В 2016 году очередь в дошкольные учреждения сократилась в два раза. Также было организовано несколько мирных митингов, где сформулировано требование введения системы компенсаций родителям, чьи дети не посещают детский сад или посещают частные учреждения.

— Проблема мест в детских садах по-прежнему актуальна, хотя власти признают, что до полной ликвидации очереди остается не менее 2 лет.

— Острота спадает, но что мы в итоге получили? Появилась более прозрачная электронная очередь в детские сады в Улан-Удэ. Увеличено субсидирование расходов на посещение частных учреждений дошкольного образования. Руководству республики удалось увеличить финансирование на строительство детских садов в Бурятии — до 2021 года в Бурятии появятся 22 новых детских сада общей вместимостью более 5,6 тысячи мест.

Встречи с избирателями.

фото: facebook.com
Встречи с избирателями.

— Летом 2018 года жители микрорайона на Левом берегу выступили против строительства АЗС. С вашим участием жители смогли не допустить такого соседства. Что там произошло?

— Там буквально за несколько дней рядом с СНТ «Сибиряк» появилась огороженная стройплощадка для возведения автозаправочной станции. Жители близлежащих домов обратились с просьбой остановить строительство АЗС. К работе были привлечены эксперты, которые установили, что строительство заправки нарушает целый ряд норм — строительных, санитарных, экологических. Однако застройщик каким-то образом умудрился получить разрешение на возведение объекта в отсутствие экологической экспертизы. И я пошел в суд с исковым требованием запретить строительство АЗС. Моей команде понадобилось меньше недели, чтобы добиться результата — встреча с жителями была 14 октября, а уже 18 октября Октябрьский районный суд приостановил работы на участке на время следствия. В итоге проблема, которую городские власти не могли решить несколько лет, решилась за несколько дней. В конце декабря того же года суд вынес окончательный вердикт, запретив строительство и обязав застройщика демонтировать незаконно возведенные постройки.

— Есть еще одна проблема, в решении которой вы принимали непосредственное участие. Это работа с переселенцами из ветхого и аварийного жилья в поселке Наушки. Там был дичайший случай!

— В сентябре 2015 года в Наушках обрушился третий этаж дома, строящегося для переселенцев. Случившееся, возможно, не предали бы огласке, если бы мы с ОНФ не выехали на место происшествия. В этом доме должны были поселиться 40 семей из аварийного жилья, но недостроенный дом частично обрушился — его возводили с грубейшими нарушениями. За время строительства сменилось 13 бригад. У самого подрядчика — компании ООО «Байкал Капитал Строй» — вообще не было необходимого опыта. Никто из чиновников не выезжал в Наушки для проверки, все акты в районной администрации подписывались не глядя. Благодаря нашему вмешательству в отношении главы администрации Кяхтинского района Александра Буянтуева возбуждено уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий». После судом принято решение о покупке для переселенцев квартир на вторичном рынке. Таким образом, были предотвращены возможные жертвы, ведь существовала вероятность, что строительство дома могло продолжиться после реконструкции обрушившегося этажа.

— Также вы курировали проблему переселенцев в 111 квартале Улан-Удэ. Тогда СМИ писали, что жителям аварийных домов дали новое аварийное жилье. Как это вообще возможно?

— Весной 2015 года стало известно, что новостройки, которые предназначались для жителей аварийных домов в центре Улан-Удэ, сами являются аварийными и непригодными для проживания. Три дома строила одна компания — ООО «Семь Симеонов». Почти сразу в адрес городской администрации посыпались жалобы. Сначала об отсутствии горячей воды, а ближе к холодам — и тепла. С наступлением морозов некоторые семьи просто покинули свои квартиры, о чем много писали республиканские и федеральные СМИ. А чиновники мэрии упорно доказывали, что жилье соответствует всем нормам и требует лишь незначительных «доработок». Тогдашний председатель комитета по строительству Сергей Соколов даже позволил себе публично обвинить самих людей в «расхолаживании» помещений. Некоторые из переселенцев предпринимали попытки перекрыть федеральную трассу.

— Вы в то время были еще депутатом Улан-Удэнского горсовета…

— Да, и мы защищали права переселенцев вместе с активистами Общероссийского народного фронта. Призвали судебную власть создать прецедент и показать чиновникам, что государство не позволит тратить бюджетные деньги на строительство заведомо некачественного жилья, а затем заставлять переселяться туда людей против их воли. Пока шли судебные разбирательства, мэрия старалась исправить «косяки» подрядчика, однако с изначально неправильно построенной системой отопления ничего сделать было уже нельзя.

В итоге суд принял решение в пользу жильцов из числа обратившихся в суд — им предоставили нормальные квартиры. Был уволен с поста председателя комитета по строительству Сергей Соколов, республиканские власти усилили контроль за качеством жилья, предоставляемого переселенцам из ветхого и аварийного жилого фонда.

— Очевидно, что все эти вопиющие факты — результат нарушения чиновниками федерального законодательства. И еще о том, что в судах такие факты все же пресекаются. В чем же проблема? Почему по-прежнему так много происходит подобных «косяков»?

— Одна из причин — наши граждане в большинстве своем не верят в силу закона и торжество справедливости. Безвыходных ситуаций не бывает, и если люди сталкиваются с нарушениями своих прав, то прямая дорога в суд, либо — обращение в гражданские институты, такие как общественная палата Бурятии, ОНФ. Всегда открыта моя приемная как депутата Государственной Думы. Ну а потом все равно — в суд. Так мы создаем прецеденты, формируем практику, образно говоря, рисуем перед чиновниками некую «красную линию», за которую заступать нельзя. Обидели детей-сирот — получите уголовное дело, обидели переселенцев — получите уголовное дело!

Сейчас растет уровень социальной активности — люди выходят на митинги. Но, на мой взгляд, народ должен активнее отстаивать собственные интересы цивилизованно, обращаясь в суды. Митинговщина такого результата не приносит. Гораздо эффективнее судебное решение и уголовное дело. Недобросовестные чиновники обязаны нести ответственность, особенно когда в их деятельности прослеживаются коррупционные схемы. Если это приобретет массовый характер, а нарушения законодательства — неотвратимость наказания, жизнь наша будет улучшаться. Спросите об этом у тех, кто смог вернуть свои стипендии и льготы, кто смог получить новое качественное жилье, кто отстоял право на чистую окружающую среду. Развитость гражданского общества оценивается умением отстаивать свои права. Именно в этом я вижу главную цель депутатской деятельности.