Поселок в Бурятии ополчился на женщину, обвинившую мужа в растлении их дочери

Местные жители называют Саяну Санжиеву «сектанткой» и плюют ей на ворота

В последнюю предновогоднюю неделю поселок в Бурятии превратился в геенну огненную. Не могу подобрать других слов, потому что здесь наступил почти что ад. Много ненависти, эмоций и упреков. А главный факт один - на днях местная жительница Саяна Санжиева написала заявление в полицию на собственного мужа Игоря Денисова и обвинила его в растлении их общей четырехлетней дочки.

Местные жители называют Саяну Санжиеву «сектанткой» и плюют ей на ворота

Игоря арестовали. В отношении него завели дело по статье «насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14 лет». А село затрясло. Половина поселковых встала на сторону мужа. В поддержку Игоря сделали группу в вайбере «Крик о помощи». Там арестованному уже собрали деньги на передачу, а сейчас собирают на адвоката и бурно обсуждают темные стороны Саяны.

Саяна Санжиева сейчас лишний раз старается не выходить в поселок Фото - vk.com

Женщину обвиняют в том, что она специально сдала мужа. Повод - чтобы потом продать общее имущество, а вырученные деньги отдать местной протестантской церкви, где Саяна является прихожанкой. Санжиевой харкают на ворота, и она не хочет лишний раз выходить из дома. Половина же села стучит рукой по лбу и кричит в ответ: «С ума сошли, зачем поддерживать педофила?».

Я же говорю, почти ад.

Церковь отлучила пару за нехристианское поведение

Игорь Денисов – человек непростой. К своим 43 годам он 19 лет провел за решеткой. Сидел за убийство и грабежи. На фото – весь в наколках, на груди выбит огромный храм со святым. Когда Денисов освободился в последний раз, в его медицинской карте значилось много заболеваний. Самое простое – астма. Плюс к этому зависимость от алкоголя и наркотиков.

Тюремное прошлое Игоря Денисова - в его наколках. Фото - odnoklassniki.ru

После отсидки Игорь решил начать новую жизнь и приехал в село. Устроился столяром, у него золотые руки. Пошел в протестантскую церковь, при ней работал реабилитационный центр для наркоманов и алкоголиков. В церкви мужчина встретился с Саяной, она была прихожанкой. И все - искра.

- Я его полюбила, каким он есть, - признается Саяна. – Со всеми недостатками.

Саяна работала уборщицей в школе и жила с двумя сыновьями. Позже она перевезла домой маму, страдавшую деменцией. С предыдущим женщина разошлась. Дом у нее свой – приобрела с помощью материнского капитала.

Когда Саяна встретилась с Игорем, они практически сразу стали жить вместе. Но церковь это не одобрила.

- Мы придерживаемся строгих правил семейной жизни, - поясняет пастор Михаил Кузнецов. – Церковь – против гражданских браков. Поэтому она применила дисциплинарное взыскание – за нехристианское поведение Саяна и Игорь были отлучены от церкви. Потом Саяна вернулась, а Игорь так и остался вне церковной жизни.

Свои разные взгляды на религию пара старалась не обсуждать. А потом Саяна забеременела. Ближе к родам сыграли свадьбу. Появилась дочка Леночка.

Она сошла с ума, насмотрелась телевизионных передач!

У Игоря это был первый ребенок, и он стал любящим и заботливым отцом. Это отмечает все село. Мужчина водил девочку в детский сад и обратно, покупал ей подарки, баловал. Все было хорошо. Пока этим летом Игорь с Леной не съездили в город в Иркутской области, где живет его мать. Они отсутствовали пару недель, потом вернулись.

- И вот я как-то раз лежу с дочкой на кровати, мы играем, - отстраненно говорит Саяна. – И она мне говорит: «Сделай мне так». И показывает пальчиками туда. Ну, вы понимаете. Я заволновалась, стала спрашивать, кто ей такое показал. Леночка ответила: «Папа» и заплакала.

Саяна вызвала Игоря на разговор, тот отпирался от всего и заявил: «Ты больная!». Она не знала, что делать. Женщина говорит, что «испытывала страшные терзания». Все-таки маленький ребенок, мог и придумать, и наговорить. Она пришла к пастору.

- Саяна была в панике, ничего не понимала, - вспоминает Кузнецов. – Я попытался успокоить ее. И мы согласились, что только на основании этих детских просьб делать какие-либо выводы об Игоре преждевременно. Ведь это страшное обвинение.

Спустя некоторое время пастора пригласили в семью на обед. Там о проблеме попытались поговорить уже втроем. Кузнецов вспоминает, что «Игорь все отрицал, считал, что Саяна сошла с ума, насмотрелась телевизионных передач».

Потом наступило затишье, но отношения в семье стремительно портились. А в начале декабря дочка рассказала Саяне еще несколько воспоминаний из той ангарской поездки. Не самых приятных. Женщина поняла, что так жить больше не может. Она стала просить мужа уйти из дома. А позже написала на него заявление в полицию.

- Мы пытались убедить ее сохранить семью, но в то же время понимали, что все эти разговоры Лены не случайны, - говорит пастор Кузнецов. – Как педагог я знаю, что в возрасте 4 лет ребенок не может фантазировать на сексуальные темы, тем более, проецировать их на родного отца.

В криминальном мире педофилия не приветствуется!

К слову, Михаил Кузнецов стал пастором только летом прошлого года. Он много лет проработал учителем математики и информатики, а несколько лет назад победил в республиканском конкурсе «Учитель года Бурятии». Сейчас Кузнецов, помимо пасторства, ведет математический клуб в Доме творчества. В сентябре его выбрали председателем районного профкома работников образования. А в октябре он стал заведующим районным методическим центром в Управлении образования.

- А как относятся чиновники от образования к вашей пасторской деятельности? – осторожно спрашиваю я.

- Они давно все знают, что я верю в Иисуса Христа, - отвечает мне Михаил. – Им это не мешает.

Церковь и ее пастор занимают во всей этой истории большое место. В селе к церкви относятся либо резко положительно, либо резко отрицательно. Среднего просто не дано. Особенно много негатива можно услышать от бывших прихожан.

- Мой будущий муж там был служителем, - рассказывает домохозяйка Любовь Исаева. - Мы познакомились, я влюбилась. Хотели пожениться. Но нам сказали – пока я не вступлю в церковь, замуж нельзя. И потом за год за нами должны были наблюдать, все ли мы правильно делаем.

Любовь пошла на условия, стала прихожанкой. Они поженились с Олегом. А потом поняли, что церковь «ими пользуется». Например, Олег построил практически бесплатно на приходской территории баню.

- Мы решили выйти. Но нам еще долго потом звонили: «Почему не ходите? Почему не ходите? - вспоминает Исаева. – Стучали в забор. Потом отстали.

Именно Любовь Исаева стала инициатором сбора денег для арестованного Игоря Денисова. Она говорит мне, что поселок не верит, что мужчина мог совершить такое злодеяние.

- А как вы точно можете знать? – удивляюсь я. – Это пока совершенно неизвестно.

- Игоря просто нельзя заподозрить в таких вещах, - говорит Любовь. – Ведь в криминальном мире это не приветствуется.

Мне немного странно слышать слова про отношение криминала к растлению детей.

- Ну, и Игорь всегда бросал все ради Саяны и Леночки, - добавляет Исаева, услышав мое недоумение. – Бежал домой, если жена звонила. Саяна хвасталась: «Какой у меня хороший муж!». А ведь у нее и сдвиги были, и истерики.

Народ разорвал бы этого мужика

В этом запутанном клубке есть еще одна нитка. Местные жители сейчас обвиняют Саяну Санжиеву в том, что сразу после ареста мужа она начала распродавать совместное имущество. А вырученные деньги - нести в церковь.

- Да, я продаю корову, гусей, поросят и машину, - объясняет мне женщина. – Поросят мне просто нечем кормить, они много едят, их не на что содержать. Корова, гуси и машина – вообще мое имущество.

Какое-то время назад Игорь получил в наследство часть квартиры в Иркутской области. Продал. На эти деньги провел горячую воду в дом к Саяне, обшил его сайдингом, купил стенку, диван и телевизор.

- Это все в доме, а дом я не буду продавать, я же тут живу, дети со мной, мама больная, - недоумевает Саяна. Она отрицает, что относила какие-то деньги после ареста Игоря в церковь.

Пастор Кузнецов на мой вопрос про деньги отвечает так:

- Церковь по Писанию живет на пожертвования прихожан и десятину. Лично мне деньги не нужны, я, Слава Богу, сам зарабатываю на свою семью. Зарплаты от церкви не получаю.

Потом Михаил добавляет:

- Знаете, почему Саяну обвиняют? Если бы это была любая другая женщина, но не из церкви, весь народ (ну, или почти весь) был бы на ее стороне. Они бы разорвали этого мужика. Но к нашей церкви – неприязнь. Потому что мы не такие как все. Стараемся вести благочестивый образ жизни, не пьем, не курим, не блудим. У людей это вызывает зависть, озлобленность, недоверие, что так жить нельзя. У большинства недовольных просто вижу ожесточение от этой жизни, от политики, от семейных проблем. И они готовы винить в этом, кого угодно.

«МК в Бурятии» будет следить за развитием событий. Имена главных героев материала изменены.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру