Автор сценария: «Заказов нет, проекты приостановлены, в Бурятии мы остались без работы»

Успешный сценарист Александр Хан - про сатиру, выборы, кризис и о том, чем можно заняться в самоизоляции

30.03.2020 в 06:03, просмотров: 2366

На глобальный карантин закрыты кафе и театры, спортивные и культурно-досуговые учреждения, школы, вузы и большинство предприятий. Улицы опустели, а редкие пассажиры в транспорте стараются рассаживаться в шахматном порядке.

Автор сценария: «Заказов нет, проекты приостановлены, в Бурятии мы остались без работы»
Александр Мангатханов.

Не только авиаперевозчики, парикмахеры, косметологи, работы лишились немало представителей других профессий. Что делают в период большого карантина, к примеру, сатирики и юмористы мы попросили рассказать профессионального КВНщика и сценариста Александра Мангатханова (Саша Хан).

- Александр, известно, что ничто так не востребовано в годину великих испытаний, как юмор. На телевидении с утра до вечера крутят «Уральские пельмени» и «Камеди клаб», полно юмора в соцсетях. Значит ли это, что все сидят без работы, а у вас наоборот?

- Нет, у нас также, как у всех. Я и мои коллеги пишут сценарии для КВН, праздников, корпоративов, но все в один момент встало, все мероприятия отменены, и неизвестно на какое время. Заказов нет, текущие проекты приостановлены, мы остались без работы. Понятно, что с таким вся страна, весь мир столкнулись впервые. Что делать, никто не знает. Даже в особо голодные времена кто-то шел вести свадьбы, зарабатывать чем-то еще, но сейчас и свадьбы отменены.

Мы созваниваемся между собой и понимаем, что положение действительно серьезное. Некоторые авторы буквально сидят на подножном корму. В Москве мне сказали - кризис, самоизоляция, карантин - пиши сценарии пока в стол. Ведь когда-нибудь это все закончится, и моя работа вновь будет востребована. Так что сейчас я пишу сразу три сценария: один - комедийный, второй - исторический, третий - глобальный.

- Если большинство из нас сейчас только учится работать на удаленке, то, получается, для вас это привычное дело. Сотрудничаете с москвичами, не отказываетесь ни от какой работы, и вообще вас называют самым успешным сценаристом в Бурятии в плане востребованности, денег и всего прочего.

- Я считаю куда успешнее таких ребят из студии «Байкал кино», как Жаргал Бадмацыренов и Александр Кузьминов, которые сняли по-настоящему кассовые фильмы «Решала», «Эластико». Они, кстати, тоже работают на удаленке, насколько знаю, пишут сценарий для федерального канала. Что касается меня, я работал на ТНТ в продюсерском центре «Красный квадрат», пока он не закрылся. Жил в Москве, но не захотел там остаться, это абсолютно не мой город. Давит все - стены, люди, постоянный гул, невозможно сконцентрироваться. Плюс для творчества постоянно нужны положительные эмоции.

По мне работать на удаленке неудобно, хотя живи ты в Москве, там тоже будет удаленка с той только разницей, что в случае чего ты всегда можешь договориться о встрече. Мне нужно живое общение, поэтому я здесь. На самом деле мы все еще представляем, что работать с Москвой это что-то запредельное, плохо коммуницируем с западом, а ничего особенного в этом нет. Москва открыта для сотрудничества, нуждается в регионах, готова принять любой талант с распростертыми объятиями. Заходите на сайт - находите контактный е-мэйл, пишите, они отвечают всем. Ответ будет - присылайте синопсис (краткое содержание сценария), если он понравится, присылаете сценарий. Дальше тебя приглашают или не приглашают. Нет никакой постоянной зарплаты, никто с тобой не подписывает никаких договоров. Требование одно - пиши смешно. Пока это получается, ты молодец. Естественно, текучка в этой сфере жуткая.

- Когда вы поняли, что работать, как обычные люди, с 8.00 до 17.00 - не ханский удел, и, кстати, когда стали Ханом? Как случилось, что, играя шутки, вы начали их писать?

- Хан - часть моей фамилии Мангатханов, которая оказалась слишком длинной для одноклассников. Собственно выбор в школе у меня был небольшой - либо Хан, либо Очкарик, и я выбрал первое. С годами Хан стал моей второй фамилией. На западе вообще думают, что я кореец. В КВН попал случайно. Однажды в колледже надо было выступить на новогоднем вечере. Выступил, меня заметили и включили в команду КВН. Так я познакомился с Евгением Замалиевым, он тогда играл в «Восточных воротах». Женя пригласил меня съездить с командой в Иркутск, мне понравилось. Колледж я закончил, но учиться больше не стал. Одно время работал менеджером в фирме, прилично получал, но быстро понял, что это не мое.  

Наверное, я ленивый человек, в какой-то момент устал бегать по репетициям и сел писать сценарии. На каком-то фестивале встретился с другими сценаристами и понял, что их жизнь куда интереснее. Например, ты можешь вести сразу несколько проектов - писать шутки, делать рекламу, придумывать сценарии. У меня есть друг из Красноярска Алексей Екс, так вот, он редактирует две Лиги, ездит по всему русскоязычному миру, где играют в КВН, написал две книги, адаптировал мультфильм «Маша и Медведь». Он для меня реальный пример человека, который сделал себя во всех отношениях. В 2008 году Екс приехал в Москву с несколькими долларами в кармане, а сейчас живет в собственной квартире в пределах Третьего транспортного кольца и собирается еще прикупить недвижимость. Это намек на то, сколько зарабатывали люди в этой профессии до кризиса.

- И сколько они зарабатывали?

- Все зависит от качества автора. Сценариста уровня Алексея Екса приглашали на 10 дней со ставкой 25 тыс. рублей в день. То есть команда готовится к корпоративному КВН или к Высшей Лиге и приглашает автора на 10 дней поработать с собой. Бывают ситуации, когда команда уже работает, но ничего не выходит, и тогда вызывается дорогой автор, который, как МЧС, должен за три дня всех зажечь и вытянуть. За это время он может запросить и 150, и 200, и 300 тысяч. В Улан-Удэ расценки раза в два-три ниже.

Не могу сказать, что из меня был плохой КВН-щик, но я сознательно не захотел больше этим заниматься, хотя были хорошие отзывы. К примеру, однажды на репетиции в Москве я заменил актера, который играл мэра, и режиссер Миша Ярченко отметил, что в роли мэра я куда убедительней - высокий, представительный.

- На последних выборах в Улан-Удэнский горсовет вы выступили вместе с целой армией КВН-щиков, включая кандидата в мэры Николая Чимитова. Объясните, почему вы это сделали от ЛДПР, почему на 23 округе, где не живете, и почему, учитывая ваши способности к пиару, такой результат? Вообще не странно ли, что практически все КВН-щики заняли последние места.

- Что касается меня, все получилось случайно. В последний момент кто-то не смог принять участие и меня попросили вступить в партию и подать документы. Становиться депутатом при моем графике работы я не мог, но подумал, а почему бы не посмотреть, что такое выборы, тем более, что денег на это не требовалось. Партия напечатала мне совершенно стандартные листовки, я их наклеил и даже провел несколько встреч во дворах.

Из-за того, что я почти сразу уехал из Бурятии, пройти этот путь до конца не получилось, но кое-какой опыт приобрел. Меня спрашивали, например, почему я, бурят, оказался в ЛДПР. С конкурентами по выборам я не встречался. Никаких смешных роликов, креативных баннеров и тому подобных вещей не делал, и вообще был удивлен, что в итоге за меня проголосовали 137 человек. Возможно, это было протестное голосование.

- Неужели никого из бурятских КВН-щиков не вдохновил пример Владимира Зеленского?

- Дело не в КВН. На Украине была совершенно другая ситуация. Зеленский на момент выборов был шоуменом, героем очень популярного сатирического сериала «Слуга народа», который имел потрясающий рейтинг. На сегодня в России, наверное, нет человека с равным ему бэкграундом. Зеленский так обличал украинскую власть, так сатирически ее показал, что ему поверили. Плюс он молодой, плюс сработал лозунг «против всех».

Если говорить о нашем КВН, то мне кажется, он сейчас сильно заигрывает с правительством. Из КВН ушла сатира, а сатире достаточно просто показывать правду. Когда зал реагирует на сатирические шутки, это попадание в болевой паттерн. Ты показал боль, и люди, у которых такая же боль, моментально реагируют. Не секрет, что не всем командам в телевизионном КВН разрешено шутить про Путина, например, подходить к Маслякову. Если говорить про Бурятию, то в отличие от других регионов у нас мало команд, которые несут по-настоящему новое. Сейчас много стало корпоративных команд, такие как Лига Сбeрбанка, Лига Газпрома, Лига Магнита в Москве. Странно, что команды КВН не создали наши знаменитые ритейлы. Схема проста - огромный коллектив, проводить досуг просто так уже неинтересно, давайте смеяться.

- Вы учились на юриста, а стали этаким магистром шуток. На выборы заявились как индивидуальный предприниматель. Сейчас мечтаете снять серьезный фильм. Родные довольны вашей судьбой?

- Это устоявшийся стереотип, что клоун обязательно должен быть по жизни веселым. В одном фильме к психологу приходит грустный человек и жалуется на невыносимость бытия. Психолог говорит: «Вот в наш город приехал великий клоун Феллини, сходите». Человек говорит: клоун Феллини - это я. Издержки профессии - когда ты начинаешь прочитывать шутку заранее. Человек только начинает что-то говорить, а ты уже знаешь, чем он закончит, хотя слышишь все в первый раз.

Индивидуальным предпринимателем я стал через центр занятости. Пришел, объяснил, что пишу сценарии, офис мне не нужен, нужен только компьютер и программное обеспечение. Стал участником проекта самозанятых, где мне выделили 118 тыс. рублей. Зарегистрировался, плачу налоги. Когда стали поступать московские заказы на мою работу, все вопросы в семье, на что я буду жить, сразу отпали, тем более, что одному мне много денег не надо.

- Вы снимались во многих местных фильмах, сами пишете сценарии, что думаете о бурятском кино?

- Причем я не считаю себя 100-процентным сценаристом. Первый фильм, к которому я написал сценарий, был «На Байкал». Потом вышел «Похабовск», в Интернете его нет, но кто посмотрел, тем понравилось. Плюс альманах «Улан-Удэ, я люблю тебя». Я написал, отдал режиссеру, ребята тоже пришли со своими идеями, и получилось то, что получилось. Мы все смеемся над тем, что в Бурятии любой, кто снял хоть что-то, тут же начинает мнить себя режиссером.

Я за коммерческое кино, всегда придерживался того, что кино должен оценивать только зритель. Он голосует рублем, и поэтому поддерживать, спонсировать надо то, что по факту окупилось. Нормально, когда инвестор дает деньги на кино с тем, чтобы получить их потом с прибылью. Сценарий «Эластико» написали мои друзья, но он попал в руки нормальному режиссеру, который пригласил нормальных актеров, и фильм стал интересным. «Решала» удачный фильм, построенный не на криминальных разборках, а на истории отношений двух людей.

Но зачастую у нас с помощью бюджетных средств снимают так называемое национальное кино, и когда оно не окупается, эти люди опять приходят просить бюджетные деньги. Яркий пример - история фильма «321 Сибирская». Сколько марафонов, сборов, акций было вложено во все это. А где фильм? где деньги? Как после всего этого будет выглядеть Солбон Лыгденов, министерство культуры?

- Будет выглядеть смешно, если бы всем не было так грустно.


|