Работники «скорой помощи» в Улан-Удэ рассказали, как начисляли им «путинские выплаты»

Скандал с выплатами медицинским работникам коснулся и Бурятии

20.05.2020 в 03:08, просмотров: 2337

Скандал с выплатами медицинским работникам по всей стране, прокомментированный многими региональными руководителями, официальных объяснений от представителей органов власти Бурятии пока не получил.

А между тем в конце прошлой недели в адрес депутата Госдумы Николая Будуева поступило обращение, которое подписали более 150 сотрудников «Станции скорой медицинской помощи г. Улан-Удэ».

Как и их коллеги по всей стране, обратившиеся заявили о несправедливых выплатах в период пандемии. Мы встретились с активом обратившихся, чтобы выяснить все из первых уст.

— В условиях распространения коронавирусной инфекции заявлялось о самых разных мерах поддержки для медиков. О каких выплатах говорите вы, и почему считаете, что выплачено недостаточно?

— В конце апреля вышло постановление правительства России, согласно которому медицинским работникам были установлены федеральные стимулирующие выплаты за особые условия труда и дополнительную нагрузку. Выплаты касались в том числе и медработников, которые оказывали помощь пациентам с COVID-19 и лицам из групп заражения. Как вы помните, компенсации были заложены в следующем размере — врачам скорой помощи, в том числе в составе специализированных выездных бригад, — 80 процентов от среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем регионе за 9 мес. 2019 года по данным Росстата. Среднему медперсоналу, участвующему в оказании скорой медицинской помощи (фельдшеры скорой медпомощи, медсестры, медсестры-анестезисты), — 40 процентов. Фельдшерам (медсестры) по приему вызовов скорой медпомощи и передаче их выездным бригадам скорой помощи — 20 процентов.

Плюс речь шла о компенсациях, предусмотренных поручением президента России и постановлением правительства от 12.04.2020 №484. Согласно этому постановлению, медики и сотрудники службы скорой помощи, работающие непосредственно с пациентами с COVID-19, должны были получить дополнительные ежемесячные выплаты. Средний медперсонал стационаров и врачи скорой помощи — по 50 тыс. рублей, младший медперсонал стационаров, а также водители, средний и младший медперсонал скорой помощи — по 25 тыс. рублей. Излишне говорить, что после всего озвученного все ждали выплат, однако, увидев то, что в начале прошлой недели «упало» на карточку, многие просто были в шоке.

— И сколько упало?

— За конец марта и весь апрель — от 0 до нескольких десятков тысяч рублей. То есть кому-то не заплатили вообще ничего, кому-то 154 рубля, кто-то получил в пределах 60-80 тысяч. Водители, которые ездили в специальных группах для работы с ковидными пациентами, получили по 8-10-12 тысяч рублей. То есть этим бригадам заплатили по количеству отработанного времени.

Те, кто работал непосредственно с ковидными больными, получили все и получили вполне заслуженно. Об этом нет даже речи. Мы ведем речь о сотрудниках скорой помощи, водителях, лаборантах, санитарках, то есть всех тех, кто как бы с ковидными пациентами напрямую не работает, но кто точно так же применяет все меры индивидуальной защиты, сутками ходит в костюмах, терпит колоссальные нагрузки и ежедневно рискует своим здоровьем. Вспышка инфекции может произойти в любой момент. Теперь-то мы уже убедились, что может быть повторное заражение COVID-19. Люди приходят на работу, не зная, вернутся ли домой. И кому-то вот за все это начислили несколько сотен рублей. Врач-терапевт получил 1300. Каким образом все это посчитали, какими методиками руководствовались, где взяли эти минуты и часы, почему такой разброс в выплатах — осталось совершенно непонятным. 

— В своем письме вы пишете, что администрация «Станции скорой медицинской помощи» первоначально подготовила списки всех сотрудников, однако по каким-то причинам в минздраве Бурятии они были сокращены. Почему?

— Очевидно, что появившийся указ о выплатах стимулирующего характера недоработан, нет методики начисления, не учитывается множество деталей, с которыми пришлось столкнуться на практике. Ведь помимо сложности и напряженности в работе в условиях пандемии мы должны понимать, что имеем дело с совершенно пока неизученным вирусом, который непонятно как себя ведет, сколько времени действует, какую клинику имеет. По сути, мы работаем вслепую, учимся на ходу.

Не хочется говорить о том, что, когда все начиналось, медикам не хватало средств индивидуальной защиты, тех же костюмов. Но даже сейчас, когда все это есть в наличии, никто не может исключить простой человеческий фактор. Нам так никто и не рассказал, почему заболели сотрудники городской больницы №4, что они нарушили, где совершили ошибку. Никто не гарантирует, что обычная бригада скорой, выехавшая сегодня на вызов, не встретится с ковидным пациентом.     

— Хорошо, рассчитывать выплаты по минутам неправильно. А как бы распределили выплаты вы?

— Правильно было бы определить стимулирующие надбавки всем медикам и работающим в медицине службам — лаборантам, санитаркам, водителям. Пусть это будет небольшая сумма, но всем. На любом вызове к больному водитель скорой открывает дверь, помогает загрузить и выгрузить носилки. Если нет родственников, помогает и пациента донести. Пусть он в перчатках и маске, но где гарантия, что пациент — не ковидный, что течение болезни COVID-19 именно у него проходит бессимптомно?

Да, все медики застрахованы и в случае заболевания новой коронавирусной инфекцией они не останутся один на один со своей бедой, им полагаются страховые выплаты. Но для этого необходимо будет доказать, что тот же водитель, санитарка, лаборант, медицинский работник заразился именно на работе, а не в маршрутке по дороге домой, не в магазине, куда зашел купить хлеб, не в собственном подъезде. А доказать это, поверьте мне, будет очень непросто.

— На этой неделе минздрав Дагестана обнародовал информацию, что от коронавирусной инфекции уже умерло 60 медиков. А вам известно, сколько ваших коллег заболело COVID-19 в нашей республике?  

— Таких данных до нас никто не доводит. Относительно благополучные результаты в Бурятии могу объяснить тем, что у нас работают очень квалифицированные медики. Мы постоянно учимся, постоянно на эту тему проводится инструктаж. Плюс выдержка и хорошая психологическая устойчивость, потому что нагрузка на медиков, как физическая, так и психологическая, в период ограничительных мер неимоверно возросла. Не просто стало больше вызовов. Уставшие в условиях самоизоляции люди проявляют беспокойство, агрессию, раздражительность. Опять же из СМИ мы узнаем, что есть случаи нападения на медиков, проявления неадекватного поведения. К сожалению, массированная информационная кампания о том, что медикам полагаются какие-то огромные выплаты, не лучшим образом сказалась на всей этой ситуации.

Никто не понимает сложности этого процесса, массы подводных камней, неизбежно возникающих при начислении выплат, — все видят только вывеску, большие цифры. Причем в условиях самоизоляции, когда люди потеряли работу и порой единственный заработок, пребывают в неизвестности относительно своего будущего, одна мысль о том, что кто-то в это время продолжает работать и не просто получать зарплату, но к зарплате еще и приличные доплаты, порой действует на людей пагубно.

— А разве это не так?

— Нет. Еще в конце прошлого года появился указ об увеличении окладов медработникам, который также широко освещали в СМИ, но никто не написал о том, что фонд заработной платы при этом остался прежним. Оклады действительно подняли, но сделали это за счет многочисленных надбавок, в частности, за стаж. Молодые специалисты, наверное, выиграли, а те, кто имел 20-30-40 лет стажа, проиграли.

Приведу частный пример терапевта со стажем 20 лет, высшей категорией, который после повышения окладов при той же нагрузке стал получать на 10-12 тыс. меньше. Тогда никто скандала поднимать не стал, но когда вместо объявленных выплат за сложность и напряженность работы в условиях пандемии люди получили 154 рубля, у всех, что называется, наболело.

— Путин дал срок рассчитаться со всеми до 15 мая, сегодня уже 18. При этом на госуслугах, сайте минздрава работают горячие линии по вопросам выплат. Следственный комитет начал разбирательство по фактам недоплат, это что-то изменило?

— В ночь с 17 на 18 мая какие-то деньги начали поступать, но пока говорить о чем-то определенном еще рано. 


|