Главный «акушер» рыбоводных заводов в Бурятии рассказала о своей работе и судьбе осетра

Занна Воронова: «Жители отлавливают таких осетрят ведрами и собакам скармливают»

22.05.2020 в 04:46, просмотров: 1138

Занна Воронова – личность среди бурятских рыбоводов известная, всю жизнь она посвятила искусственному разведению осетра и омуля, и об этих рыбах Занна Борисовна знает все. Как они выглядят, какой у них характер, где плавают и куда идут на нерест.

Главный «акушер» рыбоводных заводов в Бурятии рассказала о своей работе и судьбе осетра
Занна Воронова вылавливает осетрят. Перед выпуском в Селенгу их надо сначала взвесить. Фото - Е. Шумилкина

Уже давно Воронова работает заместителем руководителя Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод». Но сотрудники часто называют Занну Борисовну «акушером» - она полностью следит за процессом «родов» у рыбы, а это дело непростое. Повысили или понизили температуру воды на один градус, недокормили мальков, собрали их слишком много в одном месте – и всё, «детишек» можно потерять.

«МК в Бурятии» встретился с Вороновой на Селенгинском экспериментальном рыбозаводе в Прибайкальском районе, где на волю в реку отпустили почти 20 тысяч годовалых осетрят. Мы записали монолог Занны Борисовны о своей работе в рыбном «роддоме».

Жили в охотничьих домиках, трудностей не боялись

- Сама я родом из Эстонии, отец у меня был заядлый рыбак. С папой я тоже часто рыбачила, получалось неплохо. От него и услышала о специальности ихтиолога-рыбовода. А в 10 классе, когда надо было уже выбирать специальность, увидела документальный фильм о работе осетрового рыбоводного завода в селе Икряное Астраханской области. Там рассказывали про новые сорта рыб. Например, о бестере – это гибрид белуги со стерлядью. Все это показалось очень интересным, и я решила связать свою жизнь с изучением рыбы. Окончила Калининградский институт. С супругом (он тоже ихтиолог) мы попали на Байкал по распределению. Тут я раньше никогда не была. Но тогда и расстояния не чувствовались, все-таки одна страна была. И все понимали – ты сам строишь свою жизнь. Нас в Бурятии поразила природа, климат. Из Таллинна улетали в декабре 1982 года. Там была морось и туман. Приземлились в Улан-Удэ – небо высокое, солнце, снег.

- Сначала мы работали в НИИ в лаборатории сырьевых ресурсов. Ездили по экспедициям. В первый раз меня с мужем отправили на остров Хараус в дельте Селенги. А у нас – двое малышей, один из которых грудничок. Жили в охотничьих домиках. Трудностей не боялись.

Самец и самка могут даже не встретиться на нересте

- Потом из НИИ я перешла в Байкальский филиал «Главрыбвода». Рыбоводные заводы в «Главрыбвод» мы приняли не так давно. Первым стало Гусиноозерское хозяйство. В начале 2000-х годов заводы начали приватизировать, с этим была целая эпопея. А осетр остался не у дел, на рыборазведение тогда копейки выделялись. Был момент, когда осетровое ремонтно-маточное стадо, которое создавалось с 1986 года, оказалось на грани потери. Тогда «Главрыбвод» стал брать заводы в оперативное управление, и ситуация стала выравниваться.

- Ремонтно-маточное стадо нужно для того, чтобы каждый год пополнять молодью Байкал. Про омуля сейчас многие говорят. Но осетр – это тоже особая рыба. Редкая, исчезающая. В Красную книгу он вошел в 1945 году. А до этого его ловили на Байкале по триста тонн в год. В военные годы численность рыбы сильно подорвали, но тогда это было оправданно – все, что можно было добыть, добывалось. Потом начали осетра охранять, но это результата особого не дало. И тогда встала задача искусственного воспроизведения. С 1993 года мы начали делать первые удачные выпуски осетра в Селенгу. До этого несколько лет разрабатывалась технология. С тех пор выпущено уже 18 миллионов молоди.

- Есть большая вероятность, что если бы осетра искусственно не разводили, он бы на Байкале вымер. Естественное воспроизводство сейчас находится на низком уровне. Бывает так, что самка и самец даже могут не встретиться на нересте – их слишком мало.

Уже существа, почти человечки

- Обычно осетрят мы выпускаем, когда им по 50-60 дней. Весят они по два грамма. На самом деле, уже существа, почти человечки. В этот раз у нас был эксперимент – отпустили молодь, которой 11 месяцев. И весила она, в среднем, 15 граммов. Зимовку эти осетрята провели в воде на природной температуре – то есть, около нуля градусов. Они почти в анабиоз впали. Мы почти и не кормили их, в этом не было необходимости. Осетрята могут хватать корм, инстинкт есть - но переваривание не произойдет. В целом, эксперимент удался, молодь выжила. И тем самым подтвердилась экологическая, природная пластичность этой рыбы. Осетр адаптируется к практически любой температуре, главное, чтобы эта температура была постоянная.

- Вообще же условия в осетровом «роддоме» не самые простые. Сначала надо следить за периодом инкубации, потом – за стадией вылупления личинок. Важно, чтобы не было скачков температуры. Если инкубация осетра началась при +15 градусов, то даже изменение на один градус – уже нежелательно. Когда идет выклев, рыбоводы должны быть начеку. Надо не прозевать момент, когда личинку осетра надо начать кормить. Они в какой-то момент могут друг друга хватать. Съесть «собратьев» они не съедят, но способны повредить плавнички и хвостики. Ведь зубы у осетрят появляются уже в две недели. И как раз тогда нужен корм. Еще важно дать им пространство, чтобы рыба не почувствовала конкуренцию. Мы все время следим за молодью, за ее поведением. Добавить или убавить поток воды, отследить ее уровень в бассейне – все важно.

- В первые два месяца осетрят мы кормим практически каждые два часа. Как младенцев. Есть специальные стартовые корма импортного производства. И еще на заводе выращивают артемий, это маленькие рачки. Покупаем яйца артемий, они вылупляются, и мы даем их нашим осетрятам.

Ведрами отлавливают, собакам скармливают…

- Часто спрашивают, сколько омуля и осетра, выращенных на наших заводах, сможет добраться до Байкала. Некоторые ученые утверждают, что осетровая молодь (весом до 5 граммов) доходит до 5 процентов. У омуля показатели ниже: молодь – 1 процент, личинка – 0,1 процента. Я под этими цифрами подписываться не берусь, исследования не проводила. И были эти исследования много лет назад. Сейчас многое меняется. И уровень воды Байкала, и состояние нерестовых рек, и промысел. Зависит все и от того, как молодь сумеет адаптироваться к условиям, как сложится ее половое созревание, выловят ли ее. Печально, что очень много молоди попадает в браконьерские сети китайского производства. Осетрята цепляются и гибнут в этих сетях. Вот нам задают периодически вопросы: «Как вы выпускаете, если прироста не видно?». Этот вопрос надо, во многом, адресовать местному населению. Жители ставят браконьерские сети, отлавливают ведрами таких осетрят и собакам скармливают. Это очень страшно и обидно.

- Прямого разговора у меня с браконьерами не было, за руку я их не хватала. Сама на воде я не бываю, просто нет времени. Поэтому наша задача - донести проблему браконьерства в СМИ. Надо, чтобы каждый задумался: «А что достанется нашим потомкам?».

- Я неоднократно призывала запретить вылов омуля и для малых коренных народов Севера, которым сейчас вылов разрешен. Почему такое отношение? Конечно, не потому, что я не уважаю таких людей. Но как отследить поток омуля, который продается в магазинах, вдоль трасс? Часто браконьерскую рыбу выдают за рыбу, пойманную коренными народами. Пока эта логистика не отлажена. Знаю, как сложно желание превратить в действие. Не везде у нас все гладко происходит, законы часто пишутся так, что их трудно исполнить. Это наша действительность. Это везде и всюду. Но руки опускать нельзя.

Подставляла брюшко, чтобы ее гладили

- Я имела счастье общаться с рыбоводом, которая больше 30 лет проработала на заводе в селе Икряное в Астраханской области. Мы приезжали на завод перенимать опыт. Когда эта женщина заходила в цех, к ней подплывала самка осетра, поворачивала кверху брюшко и подставляла, чтобы ей его гладили. Эта картинка такое на меня впечатление произвела. Рыбовод общалась часто с несколькими самками-производителями, они ее помнили и узнавали. Это к вопросу о том, есть ли у рыб интеллект. Думаю, те, которые долго живут рядом с людьми, которые общаются с ними – конечно, у них инстинкт вырабатывается. Особенно на еду. Сейчас в Гусиноозерском хозяйстве у нас живут омульки-годовички – так рыбовод к садку подходит, и они сразу приплывают. Осетры тоже собираются и ждут, когда на них упадет корм. Но дрессировке рыбы не поддаются…

- Характер, стиль поведения у всех рыб – разный. Осетр – донник, он не образует стаи. Всегда сам по себе. Даже если на нерест он идет, то поодиночке. А вот омуль – рыба стайная…


|