Что делают и о чем думают караульные на постах в тюрьмах Бурятии

Покой им только снится

26.06.2020 в 03:16, просмотров: 1633

30 июня свой профессиональный праздник отметят сотрудники службы охраны уголовно-исполнительной системы. В этот день 26 лет назад к ней от МВД перешли полномочия по «стережению» пенитенциарных учреждений, где содержатся подозреваемые, обвиняемые и осужденные.

Что делают и о чем думают караульные на постах в тюрьмах Бурятии

Сотрудники отдела охраны следят за тем, чтобы из тюрем не сбегали заключенные, и чтобы туда не попадала «запрещенка». Об особенностях службы, которая «и опасна, и трудна, и на первый взгляд, как будто не видна» корреспонденту «МК в Бурятии» рассказал заместитель начальника УФСИН по Бурятии по вопросам охраны и конвоирования Зоригто Шаргакшанов

36 лет в погонах

До столь высокой должности мой собеседник долго и упорно поднимался по карьерной лестнице. В 1984 году он окончил Курумканскую среднюю школу, будучи 16 лет от роду и пойдя по стопам отца-сотрудника милиции, поступил в Новосибирское военное командное училище ВВ МВД СССР, откуда выпустился в 1988. Полтора года прослужил во внутренних войсках Свердловской области на Северном Урале. Два с половиной года в учебном полку в/ч 6659 учил будущих младших командиров, сержантов.

В 1992 году перевелся в Бурятию. Тогда в поселке Южный столицы Бурятии стоял конвойный полк в/ч 6521. Шаргакшанов служил в третьей роте, которая охраняла исправительную колонию №8 (ныне неподалеку от нее дислоцируется спецназ УФСИН).  За три года старший лейтенант - командир взвода дорос до капитана - командира роты.  В 1995 году полк был расформирован, а его функции переданы УИС.    

Зоригто перевели в специальную моторизированную воинскую часть 5506, которая выполняла милицейские функции - обеспечивала общественный порядок. Находясь в ее составе, с начала «нулевых» успел побывать на второй чеченской войне. В 2000, 2001, 2003 и 2004 годах по пять - шесть с половиной месяцев он провел в населенных пунктах Ботлих, Автуры и Чири-Юрт. Был командиром заставы, офицером группировки, заместителем и начальником штаба батальона в пунктах временной дислокации. Занимался их охраной, разминированием и жизнеобеспечением. И все это - в полевых условиях.

Во второй командировке подвергался обстрелам вместе с боевыми товарищами. Как сейчас вспоминает, один был ранен легко, другой - тяжелее: из-за опасного попадания получил перелом ноги и был комиссован. «Находится на чужой, враждебной территории и физически опасно, и психологически сложно. Противник давит морально: едва люди расслабятся, раздается выстрел, а то и несколько. Батальон при обстрелах оживает, словно муравейник, все стягиваются на позиции - и тишина… Расходятся – снова выстрел! И так - всю ночь. В совокупности - два года».

Внутренний стержень помог пройти все испытания. Когда в/ч расформировалась, наш земляк перевелся в Иркутскую область и с 2005 по 2006 годы из начальника штаба полка дослужился до командира отдельной части. При этом постоянно наведывался в Улан-Удэ, где жила семья. Впоследствии уволился из внутренних войск, вернулся в родной город и стал начальником отдела охраны ИК №8, а с 2010 года - начальником отдела организации служб охраны УФСИН по Бурятии.

Всегда на страже

Без малого четырнадцать лет Зоригто Шаргакшанов работает в уголовно-исполнительной системе, следуя традиционным требованиям и учитывая современные технологии. Под его подчинением находятся около 400 сотрудников, которые трудятся в нескольких подразделениях.

Первое - кинологическая служба (кстати, самая многочисленная среди всех силовых структур нашего региона), специализирующаяся на поиске по следу, обыске и патрулировании запретных зон объектов и досмотре транспорта. Второе - группы инженерно-технического обеспечения, связи и вооружения (малочисленные, но многофункциональные), занимающиеся техническим обеспечением и видеонаблюдением. Третье - собственно, служба охраны, пресекающая попытки бегства спецконтингента, перебросы запрещенных предметов через запретные зоны, попытки проноса и провоза через КПП и автотранспортные площадки.

- Любой преступник, совершающий побег, думает об очередном преступлении. Обеспечить изоляцию наших «подопечных» от остальных граждан, оставить их в тех местах, куда определил суд - цель охранников, - подчеркивает Шаргакшанов. - Отбираются они по строгим критериям. Поскольку сталкиваются с теми, кто нарушил закон, то сами должны соблюдать его, быть кристально чистыми в этом отношении и всегда готовыми к различным стрессам и нагрузкам. А помимо этических и нравственных качеств, обладать интеллектуальными и хорошими физическими данными, чтобы находиться в постоянном процессе обучения, усваивая нормативно-правовые акты и должностные инструкции, и в состоянии «сжатой пружины», выдавая быструю реакцию и действия. 

Неотъемлемые черты таких сотрудников - словесно-логическая и зрительная память (недаром при отборе они смотрят фотографию человека и после на время собирают ее по фрагментам). Аккуратность и ответственность (коими женщины при меньшей численности обладают в большей степени, чем мужчины), внимательность и усидчивость, а, главное, бдительность и неподкупность. Нельзя передавать ничего и пропускать никого без команды и разрешения и верить только глазам своим - нужно щупать еще и руками.

При этом задача караульных - не упустить заключенных из виду и не выпустить за территорию. Они бдят с оружием в руках, подают специальные сигналы при опасности и совершают определенные действия при необходимости. Реальное положение дел показывает: они работают в весьма комфортных условиях, по крайней мере, в следственном изоляторе и исправительных колониях нашего региона. Посты, расставленные через 200-400 метров, оборудованы специальными будками, внутри которых ставится обогреватель зимой и вентилятор - летом, имеются окна, стулья, огнетушитель, каска, бронежилет и иные средства защиты, а также радиостанция и другие технические средства.

Типичный день представителя младшего состава караула протекает по следующей схеме. Он прибывает на службу утром или вечером и за полчаса проходит психодиагностический контроль, а также медицинское освидетельствование (измерение температуры и проверку алкотестером). После получает инструктаж и оружие, отправляется на тренировку, где на городке специальной подготовки, сдает зачеты и нормативы, снабжается боеприпасами, принимает пост и заступает на смену в день или ночь. Смена длится по двенадцать часов, но караульные сменяются через два-три. Наконец, подводятся итоги и выставляются оценки за результаты службы.

Расхожая фраза «Покой нам только снится» у этих людей - негласный девиз. Дома часовой постоянно пребывает в боевой готовности и круглосуточно остается на связи, чтобы по тревоге прибыть на работу, где сразу сдает сотовый на хранение. А ну как по гаджету поступит информация, которая негативно повлияет на состояние? Не в Бурятии, но в России бывали случаи, когда узнавали плохие новости и сводили счеты с жизнью. На посту боец не читает книжки и газеты, не разгадывает сканворды, а дабы не скучать, выходит на смотровую площадку с биноклем, ведет внутриобъектовое наблюдение за всеми объектами и докладывает обстановку по рации или стационарному телефону. Этакое нововведение из военной практики в территориальном УФСИН. И далеко не единственное.

Побег из «Шоушенка»

- Несмотря на то, что существуют федеральные приказы, которые регламентируют действия службы охраны, в том числе при чрезвычайных обстоятельствах, разрабатываются и свои региональные алгоритмы. На месте мы не стоим, скорее, наоборот, - рассказывает Зоригто Шаргакшанов. - С 2011 года у нас проводятся состязания резервных групп составом по 2-3 человека на умение стрелять из пистолета и автомата, преследовать преступника по пересеченной местности на большие расстояния, задерживать его при помощи служебной собаки и конвоировать в пенитенциарное учреждение. По совокупным баллам оценивается вся команда. Прикладные соревнования - своеобразная альтернатива служебному биатлону. В свое время этот опыт перенимали другие регионы.

Пока одни заняты подготовкой, другие несут службу - сидят на вышках и в караульных помещениях, ходят по периметру в запретных зонах. Если проникнуть туда собирается осужденный, караульный обязан не впасть в ступор, четко и уверенно среагировать: сделать предупредительные выстрелы в воздух и, когда потребуется, открыть стрельбу на поражение, но нанести минимальный вред человеку (в 2002 году таким образом был остановлены один из осужденных исправительной колонии №2). Также он может заметить и должен сообщить, если заключенный пробует выбраться на автомобильном транспорте на свободу (а залезают изобретательные товарищи даже в ассенизаторские машины), и если пытается получить «посылки с воли», которые порываются то забросить в свертке, то запустить с арбалета, то доставить иными ухищрениями.

Примечательно, что «курьеры» заранее тренируют меткость, но редко преуспевают в этом и тем более выходят сухими из воды. Шесть лет тому назад один из них совершил неудачное метание через ограждение ИК-2 и пустился наутек, а начальник караула - следом. Вышел к частному дому, перелез через ограду и увидел туалет, где и посиживал искомый персонаж.

- А в 2005 году под покровом ночи сбежать хотели несколько осужденных исправительной колонии №8. Думали, часовой-женщина - прапорщик Елена Федорова - не сработает, - вспоминает мой собеседник. - Однако они успешно сработала, и преступники были вовремя задержаны. Когда оперативники спросили: «Почему вы остановились? Она же могла не выстрелить!», преступники ответили: «Зато каким голосом окрикивала и командовала! Душа ушла в пятки!». Вот уже лет шесть-восемь эта сотрудница находится на пенсии.

В 2007 году под видом гражданского лица выйти пытался содержащийся в ИК-2, рассчитывая на то, что сотрудник, осуществляющий механическую работу, автоматически пропустит его. Но план потерпел фиаско. Тем временем произошел реальный побег из исправительной колонии №1. Преступники воспользовались контрольной площадкой транспортного КПП - проникли на нее, отодрав ненадежно закрепленный забор, пролезли под ворота через колею в нетвердом грунте и ушли себе наружу с тихой радостью. Спустя три дня беглецов изловили, а «лазейку» забетонировали. Ну, а в 2008 году предпринималась попытка побега из «строгача» - отбывающий наказание выпрыгнул из окна и приблизился к выгороженной полосе с предупредительными знаками, откуда и оказался препровожден обратно под белые руки.

Гвозди бы делать из этих людей

С одной стороны, такая деятельность порождает усталость и подрывает здоровье. Некоторые еле-еле дотягивают до пенсии. С другой, она вырабатывает уверенность в себе, собранность, стрессоустойчивость, которые позволяют быстро адаптироваться к любой обстановке, проще воспринимать разные неурядицы. Многие работают и после того, как выходят на заслуженный отдых, ибо не могут без тонуса и адреналина. А прочие легко трудоустраиваются в частные предприятие и военные организации.

- Сегодня служба охраны оптимизируется, благодаря чему экономится и сберегается человеческий ресурс, - поясняет Зоригкто Шаргакшанов. - Численность личного состава уменьшается, а количество технических средств, наоборот, увеличивается. Они часто срабатывают из-за погодных условий, но поскольку каждый сигнал считается боевым, сотрудники выдвигаются по три-четыре раза за час на довольно большие расстояние и несут суровое наказание при малейших опозданиях.

Но настоящие бойцы не боятся суровых условий. Кинолог-прапорщик Трофимов служит 17 лет. Казалось бы, человеку в 43 года бегать с четвероногим несолидно. Но 100% результат по поиску и задерживанию - налицо. А начальник караула - лейтенант Михайлов - не меняет свою должность на менее ответственную, хотя перенес операцию на ноге. Как говорится, гвозди бы делать из этих людей - не было б крепче в мире гвоздей!

- А какие мысли посещают головы часовых на вышке? По личному и чужому опыту? - интересуюсь напоследок

- Знаете, постоянно мерещится все. И кажется, мол, пять лет не происходило ничего, десять, двадцать... А во время твоего караула обязательно произойдет что-нибудь. «Скорей бы смена!». Лозунг нашей службы охраны – «Бдительность – это оружие, которое никогда не ставится в пирамиду».


|