Алексей Котов о туризме в Бурятии: «Невозможно развивать там, где все запрещено»

Как оценивают ситуацию с туризмом в Бурятии профессионалы

15.07.2020 в 02:40, просмотров: 1839

Выбранный некогда Бурятией вектор на туристическую Мекку, невзирая на пандемию, кризис и прочие обстоятельства, вопреки всему взял курс на ускорение.

Алексей Котов о туризме в Бурятии: «Невозможно развивать там, где все запрещено»
Алексей Котов: «На всем побережье Байкала нет ни одного санкционированного пляжа. Туристы приезжают на Байкал, чтобы покататься на катере, а таких, получивших разрешение перевозить пассажиров, здесь нет. Туристы желают попробовать бренд Байкала омуль, но омуль на Байкале тоже под запретом».

С начала июля в Улан-Удэ начали прибывать чартерные «борта» москвичей, организованным отдыхом которых обе-щает заняться не кто-нибудь, а руководитель Ростуризма Зарина Догузова. Совместно с главой Бурятии Алексеем Цыденовым ею осмотрены самые крупные на сегодня центры размещения гостей в виде туристического комплекса «Парк Сагаан Морин» (село Сухая) и отеля «Байкальская Ривьера» (село Турка).

На рабочем совещании в правительстве местные туроператоры представили две разработанные под эти цели программы «Хелло, Байкал!» и «Вау, Байкал!», которым еще предстоит зарекомендовать себя. А пока мы попросили так называемых резидентов-инвесторов туристического кластера «Подлеморье» дать свою оценку происходящему.

Наталья Захарова, директор туристического агентства:

фото: facebook.com

— Когда пятнадцать лет назад в правительстве Бурятии заговорили о туризме на Байкале, никто не воспринимал это всерьез, потому что поверить в это было невозможно. Здесь не было ни дорог, ни мостов, ни клозетов, не говоря уже об остальном. Чтобы добраться до Сухой, к примеру, нужно было возле Тресково полдня провести на переправе, выдержать битву за очередь, крики и прочее. Если, к примеру, прошел дождь, требовалось еще полдня, чтобы от Дулана до Сухой преодолеть бездорожье.

фото: Татьяна Никитина
Побережье с. Сухая.

фото: МК в Бурятии
Пляж поселка Горячинск.

Точкой отсчета следует считать приезд в Бурятию ровно пятнадцать лет назад тогдашнего министра экономики России Германа Грeфа, после чего и было принято решение построить тресковский мост стоимостью в 1 млрд рублей. Можно сказать, что с этим мостом на туристическом направлении Энхалук — Сухая пришла цивилизация. Потом была программа «Подлеморье», благодаря которой сюда начали вкладывать миллионы на инфраструктуру. На этом Байкальском побережье появились освещение, хорошие дороги, тротуары. Было построено 14 подстанций, и мы забыли про проблемы с электричеством.

Два года назад в Сухой построили тротуары с перилами, ограждением, безбарьерной средой, «лежачими полицейскими» (14 штук только в центральной части), освещением. Сегодня по вечерам село напоминает Бродвей! Самое главное, что и местное население, всегда скептически относившееся к идее туристической Мекки, тоже поверило в перемены. Сухая из захудалой, деградировавшей деревушки превратилась практически в поселок городского типа. В условиях, когда людям запретили привычные им вещи, такие, как ловить рыбу, строить, заготавливать, в туризме они нашли свой кусок хлеба и будущее своих детей. Если раньше здесь были обычные деревенские избы — сегодня в каждом дворе стоит гостевой дом. Вместе с горячей водой, унитазами и Интернетом в Сухую пришли новые технологии. Если 15 лет назад жили одни старики, сегодня много молодежи. Построена школа, где увеличивается число учеников. Люди поверили в себя, они видят, какие образованные сюда приезжают гости, как они одеваются, как себя ведут. По сути, мы являемся свидетелями тектонических изменений в системе здешнего жизнеустройства. Вряд ли через несколько лет Сухая превратится в Нью-Улан-Удэ, но то, что это будет своеобразный центр Бурятии — совершенно точно.

Нина Хамнаева, член совета по туризму при главе РБ, член ФУМО вузов РФ по сервису и туризму:

фото: Из личного архива.

— Возглавляя кафедру «Социальный и технологический сервис» ВСГУТУ, много лет со своими студентами веду исследования по продвижению турпродукта на Байкале. Конечно, туристский кластер «Подлеморье» имеет огромный потенциал по развитию этнического, культурно-исторического, спортивного, водного, рекреационного, экологического туризма. Чтобы развивать этот потенциал, повышать качество приема туристов, а речь сегодня идет именно об этом, необходима концентрация усилий всех органов власти, всех участников такого чрезвычайно непростого процесса, как прием гостей.    

К примеру, на уровне Кабанского района обеспечить безопасность нахождения, продвижения туристов и безопасность местного населения по примеру проекта «Безопасный город». Есть необходимость рассмотреть вопрос вовлечения местного населения в проектирование туристских маршрутов — пеших (терренкуров), вело-, фотоохоты. Вообще желательно проводить непрерывно работу с местным населением с целью приобретения, повышения профессиональных компетенций по приему туристов. Также хотелось бы шире использовать потенциал местности, организовать несколько таких событийных мероприятий, как «Гастрономический фестиваль», «Лучшее туристское предприятие района», «Зимний марафон «Подлеморье».

Алексей Котов, председатель ассоциации туроператоров «Центр Байкала»:  

— Я был в той группе, которая приезжала в Сухую накануне первого чартерного рейса, участвовал в обсуждении. Слышал совершенно справедливую критику главы Алексея Цыденова относительно того, что произошло в прошлом году с туристами из Южной Кореи и что если так будет и дальше, никто еще лет десять не захочет ехать ни на какой Байкал. Есть надежда, что в этот раз все ошибки будут учтены, трансферы налажены, туристические механизмы запущены только благодаря тому, что сам глава вникает во все детали и делает все необходимое.

На участок Байкала, получивший название «Подлеморье», действительно вложены большие миллионы, но чтобы достигнуть туристической Мекки, выйти на один уровень с общепризнанными мировыми курортами, нужно еще столько же. Конечно, здесь есть такие образцовые гостевые дома, как «Тэн-гэри». Огромный рывок вперед — строительство Львом Асалхановым туристического комплекса «Парк Сагаан Морин» на 300 мест, где есть оздоровительный центр «Бодхи», большой бассейн, конференц-зал, готовится к открытию развлекательный центр, то есть все то, что и должно быть в подобного рода туристических местах.

Когда-то мы ругали Александра Чепика, бывшего зампреда правительства Бурятии, но когда он уехал, выяснилось, что вместе с ним закончилась и программа «Подлеморье». Благодаря этой федеральной программе здесь появились дороги, электроэнергия, освещение, но так и не удалось выполнить централизованное водоснабжение и водоотведение. Отходы вывозим за 100 километров. Ни один гостевой дом на Байкале за редким исключением не имеет лицензию на скважину, потому что не вписался в нормативы 50 на 50 метров, которые необходимы, чтобы эту скважину построить. Эти нормативы Роспотребнадзора необходимо отменить, но пока никто этого сделать не может.

В Сухой рядом со свалкой была построена мусоросортировочная станция ценой в 60 млн федеральных денег. Не успели ее построить, как вышло постановление Медведева о переносе водоохранной зоны на 250 метров от кромки воды, и станция автоматически оказалась под запретом. Что-то недоделали, что-то вывезли, пустые корпуса там стоят до сих пор, как и свалка, которая за эти пять лет стала еще больше. Говорят, на ее ликвидацию необходимо 18 миллионов.

Ну и, наконец, последний постулат о том, что невозможно развивать что-то там, где все запрещено. На всем побережье Байкала нет ни одного санкционированного пляжа. Туристы приезжают на Байкал, чтобы покататься на катере, а таких, получивших разрешение перевозить пассажиров, здесь нет. Туристы желают попробовать бренд Байкала омуль, но омуль на Байкале тоже под запретом. С этим тоже надо что-то делать, иначе завлекать людей туда, где ничего нельзя, не получится.


|