Пенсионеры из Бурятии: «Мы на пенсию вышли, и нас как будто списали»

Никто из чиновников не поздравил пару с 50-летием со дня свадьбы

— У нее вот такое пальто было! И шапка! Никто больше не носил! — говорит Владимир Ильич. — Я был просто сражен.

Никто из чиновников не поздравил пару с 50-летием со дня свадьбы
Семья Коноваловых живет в любви и согласии уже 50 лет.

— А у него — транзистор! — перебивает его Любовь Калистратовна. — Придет: «Люба, погуляем!». И мы идем, а у него здесь на шее — транзистор висит. Где сейчас такое увидишь? Это же самое крутое было!

Владимир и Любовь Коноваловы прямо на моих глазах превращаются в 20-летних парня и девчонку, которые только что встретились в далеком 1969 году — на строительстве санатория «Байкальский бор» у Котокеля. А нынешним летом Коноваловы отметили уже 50-летие со дня регистрации брака. Отметили красиво и душевно — приехала многочисленная родня, многое пожелали, многое подарили. Хорошо было.

— Только небольшой осадок все равно остался, — признается Любовь Калистратовна. — Ни один из чиновников нас не поздравил. Ни с минсоцзащиты, ни с администрации какой. Мы же не денег хотим. Просто внимания немного со стороны властей. Ведь всю жизнь государству служили, родине.

— А как только на пенсию вышли, так как будто списали сразу, — добавляет ее супруг. — Как будто нет нас. Как будто мы умерли. Такой отработанный материал. Это как-то даже неприятно.

Крепенькие «броневички»

Коноваловы — хохочущие, улыбающиеся, задорные, и на отработанный материал совсем не похожи. Обоим — 71 год, но оба такие «броневички». На здоровье не жалуются. Давно на пенсии, облюбовали в качестве рабочей площадки свою дачу. И в этом году тут — невиданный урожай помидоров и ранеток.

В советское время Владимир и Любовь работали на износ — как практически все граждане той великой, но уже подзабытой страны под названием СССР. Он трудился всю жизнь в мостоотрядах. Она — в торговле и лесной промышленности.

— Сложно было? — спрашиваю я их.

— 60 градусов мороза, а тебе надо мосты строить, — говорит Владимир Ильич. — Нам спирт давали, чтобы машину завести. Солярка — никак! А потом в траншею залезть и посмотреть, правильно ли там все залили, те ли блоки положили. Я же мастером-прорабом был, приходилось следить за всем.

— Болели поди часто?

— Крепенькие были. Да и сейчас по врачам не ходим.

За регалиями не гнались

Глава семьи пропадал на стройках неделями. Работал вахтовым методом. Приезжал домой на несколько дней. Отдохнет немного — и обратно к мостам. Детьми (у Коноваловых три дочери) занималась Любовь Калистратовна. Одновременно ходила на работу. 12 лет пара прожила в Северобайкальске, потом вернулась в Улан-Удэ.

Коноваловым было тяжко, зарплаты не всегда хватало, но они понимали — все на благо страны, все ради светлого будущего. Ну а страна знала, что на таких Коноваловых она и держится, поэтому их не забывала.

—   Благодарности нам выдавали, — начинает перечислять Любовь Калистратовна. — Да одних почетных грамот — целый дипломат. До сих пор где-то лежат. Они, эти бумажки, конечно, зачем сейчас? Но тогда-то было ощущение, что мы нужны.

Коноваловы проработали всю жизнь, но званий никаких не получили.

— Ну, я такой человек, — говорит мне Владимир Ильич. — Обычный работяга. Ничего не просил.

— Ему же предлагали в коммунисты вступить, — добавляет супруга. — А он: «Я еще не созрел». И как-то не очень его выдвигали потом.

— То есть вы за этим не гнались? За регалиями всякими?

— Есть люди, которые лезут, — говорит Любовь Калистратовна. — А есть мы. Мы не гнались и не гонимся. У нас хорошая семья, но — нас как бы нет. Не видят и не слышат. Кто тянет — на тех и идут. А на других посмотришь — никто не работает, пьют, в грязи сидят, куча голодных ребятишек. Их показывают, им помогают. Ладно, проехали...

Крепость семейных устоев

В этом году больше 70 пар, проживающих в Бурятии, получили медаль «За любовь и верность». Такие медали выдаются супругам, которые не менее 25 лет назад зарегистрировали брак и которые «...получили известность среди сограждан крепостью семейных устоев, основанных на взаимной любви и верности, а также добившиеся благополучия, обеспеченного совместным трудом, воспитавшие детей достойными членами общества» (цитата из сообщения пресс-службы минсоцзащиты РБ).

Владимир Ильич в молодости.
Любовь Калистратовна в молодости.
Первенцем в семье стала дочка Евгения. Сейчас она работает логопедом.

Я не чиновник и не могу сообразить, как проверить, насколько Коноваловы «известны среди сограждан». Но то, что у них есть взаимная любовь и верность, что они много трудились вместе, что они воспитали прекрасных дочерей — это, без сомнения, так. Старшая дочка — логопед в детском саду, средняя — подполковник УФСИН, младшая — менеджер в транспортной компании. Еще у Коноваловых — три внука и две внучки. Самому старшему — 26 лет, а самой младшей — 8.

— Мы брак в Гремячинске регистрировали, — размышляет Любовь Калистратовна. — Может, оттуда никаких данных не поступило. Может, там что затерялось. Но нас никто ни разу не поздравлял в «круглые» свадебные даты.

Чтобы мужики не пили, мы кино придумали показывать

Не дождавшись от нынешней власти каких-то поздравлений или благодарностей, Коноваловы предпочитают жить воспоминаниями. Месяцы, годы, кого как звали, кто во что был одет — у обоих какая-то исключительная память на даты и лица. С особенной теплотой они рассказывают о стройке санатория «Байкальский бор», где встретились.

— Я вообще хотела ехать на БАМ, — говорит Любовь Калистратовна. — А потом решила в «Байкальский бор», поработать маленечко до весны. Пришла в контору, меня оформляют на работу табельщицей. И Володя сидит в конторе, он первый день после отпуска на работу вышел. А на мне такое пальто было! Я его в ателье шила. Тут стоечка, тут пуговицы деревянные, тут петли воздушные. Еще шапка с ушами! И сапожки белые на каблуке. Резиновые! Там же грязь, а мне все нипочем. И ресницы еще накрасила.

Ее муж улыбается.

— Познакомились, стали дружить и через полтора месяца свадьбу назначили, — скороговоркой рассказывает Владимир Ильич всю романтическую стадию их отношений.

Именно Володя придумал новую должность для Любы. С его подачи она стала киномехаником, крутила строителям фильмы про Ленина.

— На стройке же много «химиков» было, — поясняет Коновалов. — Это условно-досрочно освобожденные, их из тюрьмы на исправительные работы отправляли. И в «Байкальском бору» тоже они были. Вот чтобы мужики по вечерам не пили и не дрались, мы кино и придумали показывать. Ни танцев, ни клубов не было же.

— Вот тут гараж стоял, мы туда скамейки ставили, — вспоминает его жена. — Я включала аппарат «Украина». И смотрели-смотрели. «Человек с ружьем», «Ленин в Октябре»… Иногда что-то и поинтереснее привозили. Если зима? Холод не холод, сели в телогрейках — и смотрим.

P.S. Под конец нашего разговора я интересуюсь секретом «коноваловского» семейного счастья. Потому что есть оно, это счастье, есть. В их общении, во взглядах, в улыбках.

— Нас все сплачивало, — говорит первым Владимир Ильич. — И радости, и печали.

— Были, конечно, проблемы, — добавляет Любовь Калистратовна. — Вот поругались мы, например. А я не могу, если он со мной не разговаривает. 15 минут прошло, он заговорил — я и тоже заговорила. Хотя пару раз думала: «Убила бы!».

— Было такое, было! — смеется Владимир Ильич.

— А потом думаю, ну нельзя же так, — говорит Любовь Калистратовна. — Ты же с человеком всю жизнь прожила. Значит, есть же любовь. Есть.

Комментарий пресс-службы минсоцзащиты РБ:

— Мы поздравляем Владимира Ильича и Любовь Калистратовну Коноваловых с прекрасным юбилеем — золотой свадьбой. Семья Владимира Ильича и Любови Калистратовны — достойный пример для подражания!

Отметим, медаль «За любовь и верность» является общественной наградой. Выдвинуть кандидатов могут общественные организации, предприятия, где работают супруги, или их родственники. Для получения медали «За любовь и верность» родственникам семьи необходимо обратиться с заявлением в органы местного самоуправления по месту жительства.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №38 от 16 сентября 2020

Заголовок в газете: «Мы на пенсию вышли, и нас как будто списали»