Наталья Ганькина: «Хочу актуализировать всё, что было сделано в Бурятии в защите прав детей»

Новый детский омбудсмен рассказала о своих инициативах

Два месяца назад по предложению главы республики на пост уполномоченного по правам ребенка в Бурятии была назначена Наталья Ганькина.

Новый детский омбудсмен рассказала о своих инициативах
Наталья Ганькина.

Как любой новый человек в публичном пространстве, уполномоченный вызвала интерес содержательными постами в соцсетях и законодательной инициативой в целях безопасности маленьких детей снабдить все окна в новостройках ограничителями. Мы встретились с уполномоченным по правам ребенка, чтобы узнать, что, с ее точки зрения, должно кардинально поменяться в Бурятии в защите прав детей и семей с детьми.

— Наталья Викторовна, в этом году республика отметит десятилетие создания должности уполномоченного по правам ребенка, с которого собственно и начал в Бурятии свою работу институт омбудсменов. Как думаете, с чем мы встретили это десятилетие?

— С этого года пост уполномоченного по правам ребенка стал государственной должностью, о чем много говорилось, но, с моей точки зрения, говорилось без должного понимания сути вопроса. Из должности государственной гражданской службы пост уполномоченного был переведен в госдолжность, что есть не только повышение в зарплате, но в первую очередь в полномочиях, возможностях и уровне ответственности. Для меня этот шаг означает, прежде всего, качественно новое отношение органов власти республики к проблемам детства, желание в корне изменить ситуацию в этой сфере, тем более, что на федеральном уровне этим вопросам уделяется все больше внимания.

Буквально 6 октября президент страны Владимир Пyтин подписал указ о создании при министерстве просвещения России общественно-государственной организации «Фонд защиты детей». Ее цель — консолидировать усилия государства и институтов гражданского общества по защите прав детей, созданию условий, способствующих их всестороннему развитию и воспитанию. Самое главное, указ предполагает финансирование мероприятий в рамках этого фонда, в том числе и по линии уполномоченного по правам ребенка, а значит, внимание к вопросам детства должно повыситься на порядок.

— Прежде чем стать детским омбудсменом, вы прошли довольно сложный путь, который так или иначе соприкасался с этой сферой. Вы сами сталкивались раньше с работой уполномоченного? Как считаете, насколько предыдущий опыт поможет или помешает в вашей нынешней деятельности в плане межведомственного взаимодействия и в других вопросах?

— Как известно, в жизни не бывает мелочей, и только с годами понимаешь, что любые приобретенные навыки, знания, компетенции, опыт — это тот багаж, который ценнее всего. Действительно, и в прокуратуре, где я долгое время работала помощником прокурора в Мухоршибирском, Заиграевском районах, Советском районе г. Улан-Удэ, и в министерстве социальной защиты населения Бурятии с вопросами прав ребенка, с проблемами детства приходилось сталкиваться постоянно.

В качестве, например, помощника прокурора встречалась с подростками, проводила беседы, профилактическую работу. Начинаешь понимать, как легко неосторожным словом создать о человеке мнение, с которым ему предстоит жить. Когда я работала в минсоцзащиты, мы организовывали летний отдых детей в трудной жизненной ситуации и за время этого отдыха у нас не произошло ни одного ЧП, ни одного происшествия.

— Соглашение о сотрудничестве с президентом адвокатской палаты Бурятии тоже родилось из опыта предыдущей работы? Насколько можно было понять, цель состояла в том, чтобы привлечь в помощь адвокатов, причем на бесплатной основе. Кто может воспользоваться сегодня такой помощью?

— В законе «Об уполномоченном по защите прав ребенка» прописано, что мы не можем представлять в судах интересы граждан по вопросам нарушения прав и законных интересов детей. То есть у омбудсмена нет полномочий обращаться с исками в суд и вступать в уже рассматриваемые дела по спорам между гражданами. Мы вправе предъявлять административные заявления об обжаловании действий государственных и муниципальных органов, которые нарушают права граждан.

Например, ко мне обращались мамы, чтобы я вступила в их процессы о разделе имущества с бывшим супругом, но на такого рода дела у меня нет полномочий. Поэтому максимум, чем может помочь в этой ситуации уполномоченный, — подготовить для суда необходимые документы. Дойдет ли гражданин с этими документами до суда или не дойдет, а если дойдет, то сможет ли себя там защитить, не имея юридического образования, было неизвестно.

Чтобы изменить эту ситуацию, зная о том, что в республике с 2012 года действует закон «Об оказании бесплатной юридической помощи в Бурятии», я предложила адвокатской палате Бурятии начать совместную деятельность в этом направлении. Как известно, в этом году депутаты Народного Хурала расширили перечень категорий граждан, кому юридическая помощь может быть оказана за счет республиканского бюджета. Мы договорились, что таких граждан, нуждающихся в оказании юридической помощи, я буду направлять прямо к президенту адвокатов Баиру Ильюнову, а уже он будет назначать адвокатов для участия в судебных заседаниях.

Мы анонсировали эту совместную работу, и ко мне уже обратились несколько человек. Здесь необходимо знать, с какими вопросами гражданин может рассчитывать на бесплатную юридическую помощь. К примеру, это получение заключения медико-социальной экспертизы, взыскание алиментов в пользу семьи, где воспитывается ребенок-инвалид. Предоставление соцподдержки, субсидии на жилое помещение, восстановление на работе. Считаю, что если такое наше сотрудничество с адвокатской палатой Бурятии заработает в полную силу, это будет большим прорывом в защите прав детей.

— Какие еще новшества планируете в своей работе?

— Мы начали разговор с того, что в этом году институт уполномоченного по правам ребенка в Бурятии отмечает свое десятилетие, в рамках которого хотелось бы обязательно провести ряд мероприятий, пусть даже они пройдут в условиях ограничительных мер. Хотелось бы актуализировать все то лучшее, что было сделано за прошедшие десять лет и одновременно привнести свежий подход, добавив современный инструментарий, сделав работу системной, а значит, более эффективной.

К примеру, планирую возродить при уполномоченном по правам ребенка в Бурятии детский общественный совет. Согласно положению, он должен состоять из активных, целеустремленных подростков от 14 до 17 лет включительно, которые совместно с другими участниками могли бы обсуждать разные вопросы, затрагивающие права, свободы и законные интересы детей. Первое заседание хотелось бы приурочить к дате принятия конвенции о правах ребенка, которая отмечается во всем мире 20 ноября.

Есть задумка до конца этого года разместить на сайте уполномоченного по правам ребенка своеобразную детскую доску почета — для размещения информации о детях, совершивших героический поступок, принимающих активное участие в волонтерской деятельности, добившихся высоких результатов в спорте, учебе, других областях, чтобы наши дети учились на примерах своих сверстников. Предложенных кандидатов мы рассмотрим на первом заседании детского общественного совета, чтобы дети сами смогли предложить «героев своего времени» и принять первое важное решение.

— Какие еще мероприятия запланированы?

— Наладить на регулярной основе издание вестника уполномоченного, где могли бы публиковаться самые актуальные на сегодня статьи практического толка, как это делается, например, в Иркутской области. Речь идет о своего рода журнале с результатами работы в нашей республике различных институтов, занятых в сфере детства, готовых поделиться своим опытом, наработками, предложить оригинальные идеи и методики.

Кстати, в Иркутской области такой вестник издается при общественном совете при уполномоченном по правам ребенка. До конца этого года мы намерены создать такой совет при уполномоченном и в Бурятии. Хотелось бы, чтобы в него вошли представители некоммерческих, в том числе правозащитных организаций, благотворительных фондов, общественных объединений, научных и образовательных организаций, бизнес-сообщества, имеющие опыт работы с детьми, посвятившие себя защите семьи и семейных ценностей. Пользуясь случаем, приглашаю откликнуться инициативных общественников.

— Известная громкая история с сиротскими домиками породила спор, чьи это полномочия — омбудсмена по правам ребенка или человека? С одной стороны, рассматриваются права детей-сирот, с другой — этим детям уже по 30-40 лет.

— С жильем для детей-сирот связан целый комплекс вопросов, который берет свое начало с первоначальной постановки ребенка на учет в органах местного самоуправления, которая происходит до 18 лет. Далее возникают вопросы обеспечения сохранности жилья, закрепленного за ребенком, особенно если ребенок находится в детском учреждении и техникуме. Предоставления жилья в том учебном заведении, где он обучается и так далее. Поэтому вопрос жилья для сирот — это, безусловно, вопрос уполномоченного по правам ребенка, и этим вопросом занимаются все региональные уполномоченные.

Отрадно, что в этом году правительство Бурятии нашло возможность в два раза увеличить эту статью расходов при прежнем уровне финансирования из федерального бюджета. Это значит проблеме жилья для детей-сирот в республике начали уделять больше внимания.

— На многих произвело впечатление предложение об установке ограничителей на пластиковых окнах, чтобы маленькие дети не выпадали наружу. Как родилось такое решение?

— У меня у самой маленький ребенок, которому всего 1 год и 10 месяцев, и я вижу, какой интерес вызывает у дочки происходящее за окном. Чтобы не переживать по этому поводу, наша семья установила в этом году ограничители на окнах. Когда начала изучать статистику по стране, то выяснила, что практически все регионы сталкиваются с трагическими случаями выпадения детей из окон многоэтажек. Практически везде в Бурятии, где есть многоэтажки, то есть в Улан-Удэ, Гусиноозерске, с. Новая Брянь, происходили случаи выпадения детей из окон.

В ряде регионов общественниками за свой счет проводятся разовые акции по установке ограничителей на окнах для многодетных семей с детьми дошкольного возраста. Комплект ограничителей на окна трехкомнатной квартиры в среднем стоит 2-3 тысячи рублей. Если для малоимущих многодетных семей с детьми дошкольного возраста будут устанавливать ограничители за счет бюджета на постоянной основе, считаю, что данная мера положительно скажется на ситуации и спасет не одну жизнь. Речь о совершенно небольших затратах, поэтому надеюсь на положительное решение законодателей. В данный момент моя инициатива находится на рассмотрении в министерстве социальной защиты населения Бурятии.

— Удачи вам в работе!

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №43 от 21 октября 2020

Заголовок в газете: О детях и не только