Отец погибшей в Бурятии девушки: «Поднимусь в Галинкину комнату, посижу, поплачу»

Максим Бурчевский хочет, чтобы Баир Жамбалов получил реальный срок

Максим Бурчевский хочет, чтобы Баир Жамбалов получил реальный срок
Максим Бурчевский настроен идти до конца

Бурятия замерла в ожидании – когда же отправится в суд дело Баира Жамбалова. Сейчас с материалами знакомится сам Жамбалов и его адвокаты. А в народе появляется все больше слухов о том, что наказание может оказаться не таким суровым, как могло бы быть. «МК в Бурятии» встретился с Максимом Бурчевским, отцом 17-летней Гали, которая в начале января стала жертвой трагического ДТП. Он подтвердил, что все движется слишком медленно.

- Конечно, все затягивается. Давно уже можно было с материалами ознакомиться. Коронавирус тоже влияет, время отнимает. То адвокат заболеет, то еще кто-то заболеет. Пора уже это все закончить и в суд передать. Но, мне кажется, никакого суда в этом году не начнется. Такое предчувствие. Если только в январе-феврале.

«Я ни разу не общался с Жамбаловым»

- Жамбалову неоднократно продлевали домашний арест. Как вы на это реагируете?

- Поначалу казалось – лучше бы он в камере посидел. Ну, а теперь – время лечит, что ли. Уже как-то свыклись. Ну, хотя бы под домашним арестом находится.

- Жамбалов с вами выходил на связь?

- Я с ним ни разу не общался вообще. Я в суде его только видел – и все. Ни одной фразы, ни одного слова.

- В вашу сторону он смотрел?

- Как сказать… В одном зале находились. Все равно – мимолетные взгляды были.

- Перед похоронами Гали адвокаты Пилосяна передавали вам 500 тысяч рублей. После этого кто-то еще передавал вашей семье деньги? Приносил извинения?

- Нет.

- Сейчас пошли активные слухи, что Баира Жамбалова будут пытаться вытащить. Насколько его можно будет «отмазать», как сами считаете?

- Сейчас дождемся ознакомления с делом. Есть мысль, что придется в Москву ехать.

- Дело же брал под личный контроль Александр Бастрыкин (председатель Следственного комитета РФ. – прим. авт.). Это не помогло?

- Я не знаю, кому это помогло. Но собираюсь к нему ехать. Следователям мы стараемся верить и на конфликт не идем. Не жалуемся вроде. Им, простым следователям, доверяем. Но напрямую не обо всем спросишь. Маневрируем. Непонятно все, непривычно. Тяжело, конечно. Что дальше будет, неизвестно. Если Жамбалов каждый домашний арест обжалует, то что же будет на суде. Даже если какой-то срок дадут, он тоже будет это обжаловать. Если ему что-то не дадут, я буду обжаловать. Это неизвестно, когда закончится.

- Какое наказание вы хотели бы?

- Я не то, чтобы жажду какого-то наказания. Но наказание должно быть. Я бы хотел, чтобы всех наказали, кто был в этой машине. Потому что они все там в сговоре. И наказать именно за то, что бросили, оставили. И до сих пор следы заметают.

- Какой приговор вас бы не устроил?

- Мы хотим реального срока. Чтобы его посадили.

- Что думаете про дело Михаила Ефремова? Многие говорят, что оно похоже с жамбаловским. Оба резонансных…

- Простому смертному, наверное, за такое ДТП, как у Ефремова, меньше бы дали. Но там все-таки видео было, камеры. У нас же нет прямых доказательств. Это самый сложный момент. У нас все косвенное, косвенное. Никто за рулем его не видел. Может, кто-то и видел, но… Я не знаю, признается ли он когда.

- Вы сами уверены, что он за рулем сидел?

- Я уверен.

Гале Бурчевской было всего 17 лет.

«Люблю маму, люблю папу, люблю Галю»

- Как живет ваша семья сейчас? Вы так же просыпаетесь, встаете, что-то делаете, о чем-то думаете…

- Сейчас моей младшей дочке 2,5 годика. Мы хотим, чтобы она узнала о Гале не через сколько-то лет – вот, смотри, у тебя была старшая сестра. А чтобы все уже сейчас откладывалось. Поэтому каждое утро мы подходим с дочкой к фотографии Галинки, целуем фото, рассказываем, кто она такая. Раз в неделю смотрим видео с Галей. Чтобы она ее помнила, помнила, помнила. И она ее помнит. Говорит: «Люблю маму, люблю папу, люблю Галю».

- Батуринцы вас поддерживают? (Бурчевские живут в селе Батурино в Прибайкальском районе. ДТП, где погибла Галя, произошло на трассе рядом с селом. – прим. авт.)

- Односельчане всегда поддерживают. Мы, можно сказать, первая молодая семья, которая там появилась. В начале 2000-х там вообще одни пенсионеры были. Всех этих стариков мы знаем. А они видели, как наши дети росли, как все происходило в нашей жизни.

- Вы сами как-то изменились с тех пор, когда все произошло?

- Ну, как сказать. Много водки за лето выпил... Понял, что ничего хорошего в этом нету. Пытался забыть все. Просыпаешься утром – и сразу все наваливается. Я сейчас доделываю Галинкину комнату, ремонт там делаю. Поднимусь туда утром, посижу, поплачу. И без помощницы тяжело, очень тяжело, сейчас это здорово ощутилось. Девочка все в хозяйстве знала, все без подсказок делала. С младшими сестренками возилась.

- В комнату отремонтированную девочек заселите?

- Нет, там никто не будет жить. Просто, чтобы была… Со средней дочкой иногда вечерком посидим, вспомним. «Сейчас Галя бы мне написала в вайбере, с английским помогла», - говорит. Галинка-то всегда подсказывала ей. Сейчас мне приходится английским заниматься, хотя я-то немецкий учил.

- Образ жизни вашей семьи как-то поменялся?

- Лето галопом пролетело. Бывали иногда моменты призадуматься, но времени мало было. Я печи кладу, работа кипела. Сейчас только закончился сезон. Я просыпаюсь, с утра первая мысль - о Гале. Иду в амбарчик, чушкам корм даю. Разговаривать с ней стараюсь.

- Слышит вас?

- Не знаю. Ни разу не приснилась. Скоро год уже… И жене моей не снится.

- Как думаете, почему все так произошло? Почему именно Галя? Почему ваша семья?

- Я думал на эту тему и не раз. Даже не знаю, что сказать. Я вспоминал уже все моменты, за что можно так с нами поступить. Вроде такого греха-то никогда не делал, чтобы так наказать. Грешны мы все, конечно. Не знаю, не понимаю, вовсе запутался сам. Я живу сейчас только этим. И смерти бояться перестал.