Как в Бурятии благодаря спицам и шерсти спасают жизни малышей

Грубоватые ворсинки шерстяных вещей помогают недоношенным младенцам держаться за жизнь

С 2012 года на территории Российской Федерации действуют критерии Всемирной организации здравоохранения, согласно которым живорожденными считаются новорожденные весом от 500 граммов.

Грубоватые ворсинки шерстяных вещей помогают недоношенным младенцам держаться за жизнь
Феи клуба «28 петель» в Улан-Удэ.

Из-за экстремально низкой массы такие младенцы требуют особого ухода, включая особую одежду. Ее по строгим стандартам делают добровольцы из разных стран и безвозмездно передают матерям и медицинским учреждениям.

Волшебники-рукодельники есть и в Республике Бурятия. Как благодаря спицам и пряже они спасают жизни малышей — в материале нашего корреспондента.

Добро из СНГ

Девять лет назад это необычное сообщество было основано в Казахстане после одной примечательной истории. Местная журналистка Карла Нур посетила неонатологическое отделение по редакционному заданию, увидела, как медсестра вяжет крошечные вещички недоношенным деткам, и узнала: чтобы сделать носок для ребенка, родившегося раньше срока и весящего не больше кило, нужно набрать на спицы ровно 28 петель.

С июля 2017 года международный клуб под символическим названием появился и в России. Тогда он открылся в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Саратове, Казани, Красноярске, Омске, Улан-Удэ, а позже — во многих других городах. На каждое подразделение грандиозного проекта нашелся свой куратор, взаимодействующий с основателями и координирующий деятельность. В столице Бурятии им стала девушка по имени Татьяна, которая смогла найти вязальщиц, но не сумела наладить «сбыт», и за дефицитом времени постепенно отошла от дел.

Не у дел оказались и мастерицы. Несмотря на то, что самая упорная из них поддерживала филиал на плаву, весной 2018 года ребром встал вопрос закрытия. О «пограничном» состоянии благотворительного объединения случайно услышала героиня нашей статьи — Екатерина Вольная. Она, наоборот, не представляла, откуда брать одежки, но знала, куда передавать. И не понаслышке: в свое время дочка Оля тоже поспешила появиться на свет. Недолго думая, Катя взяла на себя функции координатора и успешно выполняет их по сей день.

Ухватиться за ворсинку

— Цель проекта — поддержание жизнедеятельности малышей, которые родились на 28-36 неделе, или в положенный срок, но с маленьким весом либо с внутриутробными патологиями, — объясняет Екатерина. — Хрупким человечкам, помещающимся на ладони, нужна трепетная забота. Вот неравнодушные люди и объединяются для помощи «торопыжкам» — вяжут из стопроцентного хлопка игрушки-осьминожки, а из стопроцентной шерсти — наборы: шапочки, жилетики, носочки, пледики, кофточки, варежки и коконы. Все это — со специальными прорезями под катетеры и без лишних деталей — швов, узлов, пуговиц, резинок и т.д. — для безопасности.

Почему же используются именно такие материалы и такая технология? У недоношенных детей недоразвит дыхательный центр, нарушены терморегуляция и кровообращение (потому они и выхаживаются в кувезах, где поддерживаются оптимальные условия). А трение шерстяных волокон о тело ребенка обеспечивает естественный массаж рефлекторных зон. Благодаря микропокалыванию стимулируются нервные окончания, оказывается согревающее и тонизирующее воздействие, и новорожденный двигается. Легкий дискомфорт не позволяет впасть в крепкий сон и забыть о вдохах-выдохах. Так грубоватые ворсинки помогают младенцам держаться за жизнь.

Вещи передают женщинам и медучреждениям.

Кроме того, волосяной покров животных содержит неразлагающийся жир — ланолин. Он имеет антибактериальные свойства, легко впитывается в кожу и положительно влияет на мышцы и суставы. Натуральная шерсть хорошо пропускает воздух, испаряет влагу и предотвращает «парниковый эффект» (чего не скажешь об искусственном акриле, который к тому же плавится в автоклаве при стерилизации и не годится для работы). Наконец, игра с хлопковыми щупальцами осьминога напоминает контакт с пуповиной в материнской утробе. Младенец хватается за них вместо зондов и трубок, словно чувствуя близость мамы, успокаивается, а пульс и сердцебиение нормализуются.

Я свяжу тебе жизнь

— Вещички настолько микроскопические, что подходят куклам-пупсам типа Беби Бон. Пледы 50×50 и 60×70 сантиметров, жилетки длиной 19-22 и шириной 16-19 сантиметров, носки на ножки в 4-7,5 сантиметра — как палец взрослого человека, — рассказывает моя собеседница. — Размерная сетка для деток с весом от 500 граммов до 2,3 килограмма опубликована в нашем инстаграм-аккаунте. И те, кто впервые видят ее, уточняют: «А мерки верные?» и отправляют фотографии работ возле линейки. Приходится подтверждать, что ошибки нет.

Готовые изделия и впрямь напоминают игрушечную одежду, но приносят реальную пользу — и не только «торопыжкам», но и отказникам, особенно нуждающимся в человеческом тепле. Их создают и женщины, и мужчины, причем помогают бесплатно и делают столько, сколько могут и успевают. Например, одна девушка связала пару пинеток за несколько лет, а другая вяжет по 30 осьминожек за месяц. Как столь масштабную работу в столь короткие сроки «проворачивает» мама пятерых детей — загадка почище сфинксовой.

Всего в улан-удэнском клубе — около 40 человек, 10-15 из которых — завсегдатаи встреч, где, помимо «профильных», обсуждаются и прочие темы, а два часа пролетают будто мгновение. Участницы — преимущественно представительницы прекрасного пола в возрасте от 25 до 55 лет, и некоторые из них — с трагичным опытом за плечами.

Готовые вещи.

«В молодости наша клубница потеряла ребенка. К сожалению, врачи не выходили его, — говорит Катя. — Впоследствии она родила малышку. Но боль осталась в сердце и «выплескивается» через рукоделие». К счастью, большинство вязальщиц лично не сталкивались с подобными ситуациями. Все они зовутся не иначе как «феями», ибо занимаются настоящими чудесами. Маленькие петельки образуют огромную любовь, которую можно потрогать и которой можно согреться — в прямом смысле слова.

С миру по нитке

Цифры впечатляющие. За без малого три года в Бурятии были связаны почти 2 тысячи вещей и переданы перинатальным центрам — республиканскому по улице Пирогова и городскому на проспекте Строителей. Каждый из них принимает то, в чем нуждается сильнее всего.

Все желающие — независимо от своего пола, возраста и умения — могут стать волонтерами, подружившись с крючком и спицами, или поддержать движение, подарив подходящий наполнитель и пряжу. Ведь она требуется постоянно и заканчивается быстро, а обходится дорого, и нередко приобретается через совместные закупки по оптовым ценам.

— Мамочки, лежавшие с детьми в неонатологических отделениях и видевшие или использовавшие там наши изделия, часто хотят купить их. Когда же выясняют, что мы ничего не продаем, денег не берем и работаем на чистом альтруизме, благодарят материалами, если имеют возможность, — говорит Вольная. — Прошлым летом пять-семь девушек скинулись деньгами и сделали сюрприз — купили 22 мотка и вручили со словами «Пусть ваши девочки и дальше творят волшебство!».

Вещи получить можно у фей, а шерсть купить — в специализированных магазинах и оставить тут же — в «корзинках добра», куда клубки периодически подкладывают и сотрудники. На такое взаимодействие согласились три точки — в Доме быта, по улицам Ленина и Жердева. Несколько отказались, сославшись на нехватку места. Но мастерицы и не настаивали. Существующих помощников им вполне хватает (однако новые не помешают).

Подставить плечо

— Есть история, запавшая мне в душу и до сих пор вызывающая мурашки по коже, — вспоминает Екатерина. — Минувшей осенью написала девушка. Рассказала, что ее ребенок родился недоношенным. К сожалению, медики не спасли его. Год назад малыш умер. Но пока был жив и находился в больнице, играл с осьминожкой, которую связала наша фея. Попросила сделать эту же игрушку, чтобы положить на могилку. И мы сделали — точь-в-точь такую, какую видел он в последние минуты…

Сама Катя лежала с дочерью в отделении неонатологии четыре года назад, когда для вязания применялась не определенная, а любая пряжа. Как-то она зашла в реанимацию и увидела на голове Олечки шапочку в виде пчелки. «Видели бы вы мое состояние! Вместо того, чтобы плакать, я начала смеяться: настолько забавной дочка казалась в этом головном уборе! И настолько огромная уверенность появилась у меня, что все будет хорошо! Так и получилось».

Позитивный настрой крайне важен, подчеркивает координатор «28 петель». Красивые одежки не просто поднимают настроение — они дарят заботу ребятишкам и надежду матерям. А те, в свою очередь, — вдохновение рукодельницам, вяжущим не ради финансовой выгоды, а ради благого дела.

— Зимой 2019 года в Бурятии состоялось открытие отделения, где реабилитируют и наблюдают деток до года, которых выписывают из отделения патологии новорожденных и недоношенных детей. На мероприятие пригласили и меня. Наш клуб отметили грамотой за вклад в борьбу за жизнь «торопыжек». Это были невероятные эмоции. Осознание собственных нужности и полезности маленьким и большим людям — дороже всяких денег. Оно бесценно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №3 от 13 января 2021

Заголовок в газете: 28 петель надежды