Экспедиция на дно Байкала сделала открытия мирового уровня

Воспоминания бывшего журналиста «МК в Бурятии» о событиях 12-летней давности

Конец 2020-го и начало нового 2021 года ознаменовались рядом серьезных подземных толчков в Байкальской рифтовой зоне. Формирование нового океана из великого озера продолжается. Но каков же его внутренний подводный мир? Взглядом не ученого, а обычного человека. Предлагаем вам воспоминания журналиста Александра Махачкеева, более 12 лет назад в качестве специального корреспондента нашей газеты погрузившегося в пучины Байкала.

Воспоминания бывшего журналиста «МК в Бурятии» о событиях 12-летней давности
24 июля 2008 г. Разгрузка со специально подготовленной баржи глубоководных аппаратов «МИР» в озеро Байкал для первого технического погружения.

— Это произошло 14 августа 2008 года. Тогда на глубоководных аппаратах «Мир-1» и «Мир-2» погружались два экипажа. В первом вместе с пилотом находились два статусных человека — писатель Валентин Распутин и Арнольд Тулохонов, руководитель научной части экспедиции, член-корреспондент, директор Байкальского института природопользования Сибирского отделения РАН и депутат Народного Хурала. Во втором — командир экипажа Виктор Нищета, биолог Игорь Ханаев и я, Александр Махачкеев, тогда гидронавт №8 Бурятии.

Александр Махачкеев.

В лодке

— Место ныряния выбрали недалеко от базы экспедиции поселка Турка. Сначала ушли под воду Распутин с Тулохоновым, а затем люк задраили и над нашими головами. Время на часах было 12.49. Кабина аппарата представляла тесное пространство, где командир располагался в центре сидя на кресле, а два пассажира по бокам полулежа. Снизу находились три иллюминатора — в центре большой для командира, по бокам для нас — поменьше. За внешней средой, освещенной прожекторами на расстояние метров пяти, можно было наблюдать и на экране, куда изображение поступало от телекамеры снаружи.   Командир, он же пилот, управлял движением субмарины с помощью джойстика, еще двумя рычагами он двигал похожими на клешни внешними манипуляторами. Кислород для дыхания поступал из баллона.

Погружение было похоже на быстрое падение со скоростью 20 метров в минуту. Глубина показывала 5, 10, 25, 50, 93... метра. Зеленоватого цвета вода давно осталась где-то там наверху, а в освещенном пространстве за иллюминаторами густым снегопадом шел планктон — бесчисленное количество светящихся точек. При внимательном рассмотрении у них обнаруживались ножки, усики и хвостики. «Вот эти крупные пятна, это молодь рачка, — рассказывал биолог. — Она плавает лапками. Тут пошли крупные особи — до 3 сантиметров. Основной корм для омуля и голомянок. А вообще общая биомасса Байкала достигает до 132 тысяч тонн!».      

Падение в бездну шло под треск радиоаппаратуры и тиканье таймера. Время от времени командир выходил на связь: «Катер 113. Прием. Все в норме», «Мир-2». Глубина 200», «Глубина 320 до грунта. Все в норме».    

Между тем в кабине становилось все холоднее. От стальных стенок лодки веяло холодом, они покрылись капельками влаги, и ноги стали мерзнуть. Пришлось натянуть носки из специального комплекта одежды гидронавта, там еще был теплый комбинезон.

Мимо проплывал чудный неизведанный мир. Словно птицы в небе парили в толще воды голомянки — самые необычные рыбы озера-моря. Они плавно двигали плавниками, похожими на веера. «Это поистине удивительная рыба, — восторгался Игорь. — У голомянки нет воздушного пузыря. Ее тело на 40 процентов состоит из жиров. Это практически чистый рыбий жир! Но она не ходит большими стаями, а потому не имеет промыслового значения. Хотя у нас были спецзаказы от парфюмерных фирм Москвы и даже Польши! Это уникальный материал для парфюмерной промышленности!».

24 июля 2008 г. Разгрузка глубоководных аппаратов «МИР-1» и «МИР-2» с транспортного самолета АН-124-100 «Руслан».
24 июля 2008 г. Транспортировка глубоководных аппаратов «МИР-1» и «МИР-2».

На дне

— До грунта осталось 30 метров, — сообщил командир. — Будем тормозить. Сильно быстро идем. Глубина 619 метров. Сейчас нас накроет муть. Глубина 620 метров. 625 метров!

Командир передал наверх: «Достигли дна. Глубина 625 метров. Время 13.20. Все в норме». Сверху ответили: «Глубина 625 метров. Время 13.20. Принято». В лодке нависла тишина, а иллюминаторы заволокла густая муть, поднятая субмариной при посадке на илистое дно. Когда она осела, открылось дно, напоминающее лунный пейзаж. Но вместо кратеров оно было покрыто бугорками и ямками — жилищами донных животных. В свете прожекторов кишели мириады существ. Это была оргия жизни! Блаженствовали рачки, мальки, личинки, рыбы, черви и прочее. Хозяйничали голомянки. Осетры, таймени, стерляди, омули, сиги и прочая рыба пасутся выше, нерпа ныряет на глубину до 300 метров. Крупные голомянки величаво колыхали плавниками. Никто ее не съест, разве что другая голомянка. Несмотря на обилие корма, они каннибалы. Мимо, не обратив на лодку внимания, проплыла большая рыба. «Как настоящая актриса! Она такая красивая», — говорил Игорь.

Командир при помощи манипуляторов взял пробы воды и грунта, и субмарина двинулась над дном, закладывая виражи, поднимаясь по склонам подводных гор и снова падая в ущелья, страшные своей темнотой. Иногда мы проплывали над облаками мути, поднятой нами. «Мы сейчас пройдем по вершине хребта, чтобы не спускаться снова в каньон, — комментировал командир. — Это след «Мира-1». Попробуем найти его».         

«Ой-ой, это место надо снова пройти, там сидит самец желтокрылого бычка, — сказал Игорь. — Это героический самец! Он готовит гнездо, выпускает феромоны, привлекая самочек. Они откладывают икру. 3 месяца самцы не едят, вентилируют кладки, охраняя от хищников. За все это время из-за неподвижности они покрываются паразитами. И только когда из икры вылупятся личинки, еле живые самцы покидают гнездо!».

За бортом бычки и рачки закусывали друг другом, а внутри мы ели бутерброды, яблоки, печенье и сникерсы, запивая соком. Наступил обед. На случай малой нужды были припасены специальные устройства, учитывающие анатомические особенности мужчин и женщин.

В это время сверху сообщили, что погода ухудшается, и «Мир-1» пошел на подъем. Скоро наша очередь. Подъем занял 30 минут. Снова за иллюминатором шел снегопад планктона, а с глубины 100 метров начался зеленоватый рассвет. В 16.00 мы были на поверхности. В иллюминаторы бились стаи пузырьков, пробился солнечный свет. Погружение заняло 3 часа.  

24 июля 2008 г. Заместитель руководителя экспедиции «Миры» на Байкале» Анатолий Сагалевич.

Игра стоит свеч

— В ходе экспедиции «Миры» на Байкале» ученые исследовали биомир озера, подводные гидротермы, грязевые вулканы, а также вели поиск археологических и исторических артефактов. Экспедиция сделала открытия мирового уровня. Были обнаружены выходы нефти, которые подрывают классические теории ее образования. Скорее всего, нефть образуется не только там, где есть органические осадки. На глубине 850 метров были обнаружены и отложения битума (тяжелых фракций нефти), образцы которых взяты учеными для дальнейшего изучения. Нигде в мире таких структур не выявлено. При соприкосновении с битумом «Миры» настолько перепачкались, что пришлось вызывать специальные бригады мойщиков.

Научно-исследовательские глубоководные обитаемые аппараты «МИР» на озере Байкал для изучения его подводного мира и дна.

Были обнаружены новые виды водорослей, губок и червей. Ученые воочию убедились, что водная толща озера представляет собой «суп из планктона». Не менее богатая жизнь бурлит на дне Байкала, его биоразнообразие превзошло все ожидания. В одной из отобранных со дна озера проб грунта оказался необычный червь. Изучением этой находки занялись специалисты по беспозвоночным организмам. И это еще не все важные открытия, сделанные за время погружений в толщу Байкала.

Третье — со дна были подняты камни-валуны. Это совершенно новое и невероятное открытие! Это наглядное и неоспоримое свидетельство того, что когда-то в ледниковый или межледниковый период там, где лежат эти камни, была суша! Ведь валуны и галька присутствуют только там, где есть или были волны или текли горные речки. А значит, обнаруженные на глубине 500 метров галечные гряды указывают на древний уровень береговой линии!

Байкал активно развивается, его западный берег поднимается, а восточный — опускается. На это указывает и такой признак — все термальные источники на озере находятся на восточном побережье. По сути, результаты работы экспедиции дали не только массу ответов на различные аспекты научных и хозяйственных интересов, но и задали еще больше новых вопросов. Искать ответы на них придется еще долгие годы, и на это потребуется немало средств и усилий.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №5 от 27 января 2021

Заголовок в газете: Падение в бездну