Как семейная фирма наладила поставку рогов и пантов с севера России в Китай

Они заняли на рынке нишу, которая была свободна

В апреле 2018 года в Бурятии было создано предприятие с говорящим само за себя названием «Рог изобилия». Организация занялась экспортом консервированных пантов марала и северного оленя, окостенелых рогов животных, а также палеонтологического материала — бивней мамонта всех сортов.

Они заняли на рынке нишу, которая была свободна
Генеральный директор компании «Рог изобилия» Ирина Калинина.

И за три года добилась результатов, заметных не только на региональном, но и российском, и даже международном рынках.

Единственная по всей России, компания «Рог изобилия» получила от главного таможенного управления Китайской народной республики разрешение на ввоз сельскохозяйственной продукции и мокросоленых шкур оленя, что успешно осуществляет по сей день. О сотрудничестве с Поднебесной и планах на будущее рассказала «МК в Бурятии» владелица фирмы Ирина Калинина.

— Вообще я из Улан-Удэ, но вместе с мужем жила в Чите долгое время, лет пятнадцать, — говорит Ирина Калинина. — И вот однажды вернулись домой, где и дети выросли, и стены помогают, чтобы продолжать предпринимательство. Основные ниши в нашем регионе оказались загружены — и по импорту, и по экспорту. Но одна не была занята никем. Посовещавшись, мы решили заняться поставкой рогов.

Супруги принялись изучать рынок и поняли, что заинтересованность данным продуктом имеется у КНР, с которой они сотрудничали года полтора, а также у Южной Кореи — основных потребителей, использующих сырье при производстве лекарств и косметики, изготовлении мебели и сувениров. Сказано — сделано. Взяли прежний курс — «на восток», открыли семейный бизнес, привлекли к нему двоих дочерей — и пошло-поехало. Знакомые реагировали на стартап неоднозначно, постоянно шутили: «А много ли рогов вы забрали у мужчин?». «Без проблем их заберу и у всех вас», — в том же духе отвечала Калинина.

Постепенно стали налаживать связи с поставщиками. Сначала работали с Чукотским автономным округом, где закупили первую партию, потом переключились на Якутию и север Красноярского края, затем — на Республику Коми и сейчас взаимодействуют с Ямало-Ненецким автономным округом, где насчитывается самое многочисленное поголовье оленей. Для северных регионов оленеводство — традиционное занятие, к тому же прибыльное и безотходное. Ведь благородное животное служит источником крова, пищи и одежды, в дело идут и его кости, и мясо, и шкура.

На мараловой ферме с мужем (Алтай, 2020 год).

Генеральный директор ООО «Рог изобилия» отмечает: в Бурятии такие хозяйства лишь возрождаются, занимаясь восстановлением поголовья. «В прошлом и этом годах председатели и работники некоторых из них, с северных районов, обращались по поводу сотрудничества. И в дальнейшем я готова приобретать продукцию у местных фермеров, как покупаю ее по России».

Предложение определяется сезонностью. До конца марта это дериваты северного оленя (у мужских особей которого начинается гон в ноябре-декабре, а у женских — в феврале), с конца мая по июнь — «дары» марала. В брачные периоды самцы устраивают яростную борьбу за самок, применяя «турнирное оружие» на голове. Рога представляют собой твердые выросты, панты же — мягкие, наполненные кровью, ценящиеся в медицине и косметологии как кладезь витаминов для молодости и долголетия.

С хозяином мараловой фермы Егарминым Александром.

Из пантов делаются разные БАДы и настойки, мази и крема, недорогая, но качественная и экологически чистая косметика, из рогов, имеющих чуть меньшую ценность, — всевозможные украшения и интерьерные предметы — ставни, кресла, шикарные витиеватые люстры. Впрочем, как и из бивней мамонта, то и дело обнаруживаемых в вечной мерзлоте вышеперечисленных территорий. Покупатели на них пока не подобраны из-за специфичности и дороговизны. Но точно найдутся на мокросоленые шкуры северного оленя для кожевенного производства, которые, скорее всего, выйдут на передовые позиции по своей популярности у зарубежных покупателей.

Ирина Калинина ведет весь процесс от начала до конца и знает каждый этап. Приезжает в хозяйства, выбирает и перебирает товар, чтобы не положили плохой или не подложили лед и камни, загружает и выгружает его. Раньше перевозила через границу вместе с водителем, случалось, и отстаивала перед пограничниками, причем не российскими, а китайскими, чтобы таможня дала «добро». Теперь доставляет до границы.

Надо сказать, что фирма делает закупки исключительно у предприятий, а не «частников», чьими объявлениями «Куплю рога» пестрят городские улицы. И, конечно, проходит строгую сертификацию продукции, получая международные сертификаты происхождения и соответствия требованиям того государства, куда она ввозится.

— Уже несколько лет мы осуществляем поставки компании MANZHOULI SHENG GENG TRADING COMPANY LTD в лице директора JIN BAI YANG, зарекомендовавшей себя как надежного партнера, — подчеркивает Ирина. — Но на месте стоять нельзя, нужно двигаться вперед, наращивать обороты. Поэтому ведем переговоры по заключению контрактов еще с двумя компаниями — непосредственно в Китае и на Тайване. Это довольно длительный  и кропотливый процесс, настоящее искусство. Китайцы — превосходные дипломаты. Они никогда не скажут «нет», но и «да» говорить тоже не торопятся. Умеют из всего сделать «конфетку». И этому умению у них стоит учиться, перенимать ценный опыт.

«Рог изобилия» трудится рука об руку с минсельхозпродом, Россельхознадзором, управлением ветеринарии и торгово-промышленной палатой, которые проводят проверки и выдают необходимые документы. Кроме того, министерство сельского хозяйства и продовольствия совместно с центром экспорта помогает продвижению — предлагает участие в курсах, программах, конкурсах. На конкурсе «Лучший экспортер года Республики Бурятия» предприятие заняло третье место в номинации «Прорыв года» и второе — в номинации «Экспортер года сельхозпродукции». Молодая организация обошла «бывалые», получила грант на промоушн и обучение, коим активно занимается сейчас, и получает кредиты на льготных условиях.

В перспективе — не только экспорт, но и переработка сырья, то есть изготовление изделий — от слайсов (пластинок) из пантов до мебели и сувениров из рогов. Благо у нас хватает мастеров, работающих с такими материалами, а к складским помещениям добавятся производственные. Ну а в дальнейшем возможно расширение ассортимента, создание дополнительных рабочих мест и, следовательно, дополнительное пополнение регионального бюджета. Калинина считает: на сувенирную продукцию появится спрос у гостей Бурятии, активно развивающейся в туристическом направлении, а на интерьерную — у ценителей прекрасного, которые могут обставить ею дома, квартиры и заведения.

Вручение награды по итогам конкурса «Экспортеры года».

Главная и, пожалуй, единственная проблема на данный момент — перевозка товара. Прежде он отправлялся грузовым транспортом, ныне — железнодорожным из-за закрытия границ. Если в 2020 году во время пандемии деятельность не приостанавливалась, то в 2021-м слегка «затормозилась».

— Несмотря на соблюдение карантина и выполнение предписаний, мы работали четко и слаженно и, к собственному удивлению, увеличили объемы экспортируемой продукции в два раза. Пока не можем отправить ее за границу уже месяц, — говорит владелица фирмы. — Но трудности временные. Когда работаешь сам на себя, осознаешь справедливость народной мудрости: «как потопаешь, так и полопаешь», и понимаешь что делать и куда идти. А мы пришли всерьез, надолго и с большими планами, которые собираемся претворить в жизнь.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №13 от 24 марта 2021

Заголовок в газете: Курс на восток