Отбывающий в Бурятии срок по статье за экстремизм отрекся от своих прежних убеждений

Осужденный: «Оказавшись в тюрьме, я учился отличать добро от зла»

Герой этой публикации был осужден по части 2 статьи 205.5 через статью 30 УК РФ – приготовление к участию в деятельности террористической организации - и этапирован из Западной Сибири в Бурятию.

Осужденный: «Оказавшись в тюрьме, я учился отличать добро от зла»

Несколько лет уроженец Тюменской области отбывал наказание в исправительной колонии №8 строгого режима в Бурятии, где содержатся осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления. В скором времени 27-летний мужчина выходит на волю, по его словам - с осознанием собственной вины и отказом от экстремистских убеждений. В распоряжении «МК в Бурятии» оказалась запись его монолога, которая производилась сотрудниками УФСИН. Представляем ее версию вниманию читателей.

  • Родился я в городе Ноябрьск Ямало-Ненецкого автономного округа 19 августа 1993 года. Семья моя не совсем православная - евангельские христиане. С детства изучал эту религию, читал Библию. А с 2015 года стал изучать другую - после армии, где мое окружение было преимущественно мусульманским. Много вращался в том кругу, примерно знал, как молиться, и начал делать это. Чего ради, сказать не могу. Возможно, из-за влияния извне, возможно, для остроты ощущений или в поиске нового. Так все и началось.
  • Сначала постигал основы ислама, посещал мечеть, узнавал основное, что должен знать мусульманин. Потом обращался к источникам в интернете - находил информацию там. И постепенно заинтересовался исламом нетрадиционным, увлекся идеологией ИГИЛ* (данная организация признана в России террористической и запрещена – прим. ред.). Полагал, что это единственно правильный путь в мусульманстве, истинная вера, за которую воюют и умирают, читал книги, считающиеся экстремистской литературой. И даже не представлял, куда ввязывался и насколько заблуждался.
  • Женился лет шесть назад, почти сразу, как принял ислам, но не официально, а по мусульманским обычаям. Жена – тоже мусульманка - идею военного джихада не поддерживала. На этой почве, конечно, возникали конфликты и противоречия, которые привели к тому, что общаться мы перестали. Она считала: раз на свет появился ребенок, муж должен жить дома. Я думал иначе на тот момент и больше общался с единомышленниками. Среди моих друзей и знакомых находились те, кто разделяли радикальные взгляды, но никаких определенных действий не совершали.
  • Работал я водителем грузового автомобиля. Ездил на дальние расстояния из Тюмени в Самару и обратно. Как-то оправился с одним другом в очередной рейс. На самом выезде из города нас задержали сотрудники силовых органов… В связи с попыткой попасть на территорию Сирийской арабской республики и примкнуть к террористической организации мне дали срок - 5 лет.
  • Находясь в местах лишения свободы, сперва соблюдал религиозные традиции по исламским заветам. Но со временем понимал, что… обманываю самого себя, поскольку не верю - от души и в душе. Был некий интерес, желание пойти против наставлений родителей, испытать экстрим и адреналин, поднять самооценку. Но не было настоящей веры, прививаемой с детства и не толкуемой превратно, призывающей к доброте и взаимопомощи, а не к насилию и жестокости. Оказавшись в тюрьме, расширял кругозор через чтение и общение, учился отличать добро от зла, осознавал, что несу ответственность перед своим сыном, семьей, всем обществом, наконец, и посмотрел на мир новым взглядом.
  • Сильнее всего жалею, что тогда отсутствовало такое восприятие, какое имеется сейчас. Любой радикализм не сулит ничего хорошего и ведет в тупик. В моем случае – к заключению, в чьем-то – к смерти. Я нашел верную дорогу, встал на путь исправления и вернулся к своей вере. Возможно, оно и стоило того. Но лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих, чтобы не жалеть о потерянном времени и потраченной молодости.
  • Участь моя была бы куда печальнее, если я стал бы непосредственным участником той якобы священной войны, той вооруженной борьбы за распространение ислама. Хорошо, что вовремя остановился. Точнее, меня остановили... К счастью, не успел запятнать свое имя. Могу сказать точно: «туда» едут за непонятной романтикой, острыми ощущениями, за чем-то еще, но не из благих побуждений. И следовать за ними глупо. Жить можно и нужно без «крайностей».
  • Нельзя принимать сходу какие-либо решения и так опрометчиво поступать, как я в свое время. Когда выйду на свободу, в первую очередь хочу донести именно эту мысль до родных братьев и сестер, с которыми веду переписку сейчас. И очень надеюсь, что они прислушаются к моему мнению.
  • Оглядываясь назад, что я сказал бы самому себе? Наверное, задал бы вопрос: «Зачем тебе это нужно?» и дать ответ на него не с позиции выгоды или морального удовлетворения, а с позиции разума. То, что происходило в моей голове, что несколько лет назад двигало мною, оказалось вовсе не праведным делом и не истинными убеждениями. Если я задумался бы о последствиях глубже, все сложилось бы по-другому.

(Подготовлено при содействии УФСИН России по Республике Бурятия)

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру