Историк из Бурятии выдвинул версию о местонахождении сокровищ Колчака

След золота Империи тянется в Монголию

Осень 2021 года в Бурятии ознаменовалась премьерой кинокартины Юрия Ботоева «Золото империи» о приключениях группы авантюристов, разыскивающих белогвардейский клад с «золотом Колчака».

След золота Империи тянется в Монголию

Судьба золотого запаса Российской империи, после событий 1917 года частично попавшего в руки большевиков, частично вывезенного на восток адмиралом Колчаком, десятки лет не дает покоя любителям истории той поры.

Куда же все-таки могло деться «золото империи»? Одна из теорий о его возможной судьбе предполагает, что след уходит в Монголию. Такую версию рассматривает историк, профессор Алексей Михалев. Об этом он согласился рассказать в интервью.

— Алексей Викторович, вы считаете, что легендарное «золото Колчака» могло остаться где-то в Монголии?

— Если его не вывезли в Харбин, оно вполне могло затеряться там. Сейчас малоизвестно, но в Монголии еще с начала первой мировой, просторечно выражаясь, крутились огромные деньги на закупках скота для продовольственных нужд воюющей армии. Уже в годы гражданской этими закупками занималось как большевистское правительство, так и директория, и несколько позже адмирал Колчак. Расчеты осуществлялись драгоценными металлами, они вполне могли стать основой «клада барона Унгерна» — не столь знаменитого, как легендарное «золото Колчака». Но начнем по порядку.

Алексей Михалев.

В Монголии еще с 1911 года существовала русская купеческая фактория у буддистского монастыря Цзаин‑Шаби. Сейчас это город Цэцэрлэг — центр Архангайского аймака в 880 километрах от Улан-Батора. До войны там действовали русские и китайские торговые предприятия. Русские переселенцы построили здесь общественный дом, библиотеку, организовали подобие земского управления, появились аптечный пункт и узел телеграфной связи. К 1915 году в Цзаин-Шаби действовало отделение Монгольского национального банка, финансировавшегося Сибирским торговым банком России. Фактория оказалась важным центром, через который шла торговля монгольским сырьем и русскими товарами. Неудивительно, что с началом первой мировой именно там развернулся полевой лагерь Монголэкса — военной экспедиции по закупке в Монголии скота для действующей армии.

— Расскажите подробнее.

— В полевом лагере производилась вакцинация закупленного скота, который потом перегонялся в Россию, забой производился в Кяхте. Закупались также мясо, шерсть, конская упряжь, деньги переводились через Монгольский национальный банк. Деятельность Монголэкса координировалась из Иркутска, уполномоченным по Урге был назначен Б.Г.Бадмажапов, а по Цзаин-Шабинскому району — М.Барановский. На месте же, в Цзаин-Шаби, руководство осуществлял ветеринарный врач В.Г.Гей. (Судя по документам, скорее всего, Владимир Григорьевич, хотя могло быть и, например, имя Владислав). В наше время фамилия звучит смешно, но этот человек, известный авантюрными наклонностями, крутил отнюдь не смешные дела. Через его руки проходили огромные деньги, выделявшиеся разными властями в России, поскольку кормить армию надо было и белым, и красным. Но не будем забегать вперед. Еще, по оценкам 1916 года, объемы закупочных операций Монголэкса исчислялись в десятках тысяч серебряных рублей.

В конце 1917 года Монголэкс переименовался в Центросоюз, а доктор Гей начал бойкое сотрудничество с большевиками в деле организации закупки стратегических товаров в Монголии для Красной армии. Отметим, в 1918 году генеральный консул в Монголии А.А.Орлов предлагал консулам не допускать его до закупочных операций. Есть информация, что в начале 1918 года Гей получил аванс в размере 40 млн рублей и до трех тысяч пудов серебра, а также значительное количество мануфактуры. Обратим внимание на эти 40 млн рублей: судя по всему, речь шла о золотых рублях, а не ассигнациях, которые в то время уже едва ли имели ценность, да еще в Монголии. И даже с учетом того, что рубль в то время на две трети потерял в цене, сумма выходит колоссальная. Напомним, большевики тоже пользовались золотом Российской империи.

— А как же колчаковское золото?

— В том же 1918 году, когда в Сибири рухнула власть большевиков, в Цзаин‑Шаби начала работу западно-монгольская экспедиция Временного сибирского правительства, или директории, по закупке скота и фуража для военных нужд. Закупки осуществлялись на средства того самого золотого запаса, что вывез Колчак. Надо также понимать, что легендарное «золото Колчака» не хранилось где-то в одном месте массивом сказочных сокровищ, было несколько центров. А закупленный скот через Кяхту-Троицкосавск и Желтуру доставлялся в Иркутск, откуда поступал в действующую армию Колчака. И в западно-монгольской экспедиции опять же служил доктор Гей. К 1920 году в фактории Цзаин-Шаби скопились значительные запасы денежных средств, накопленные и скотопромышленниками, и местным отделением банка, благодаря активным переводам Монголэкса-Центросоюза. То есть в значительной мере аккумулировалось то самое золото империи.

— И какова дальнейшая судьба этих сокровищ?

— Естественно, на столь жирный кусок претендовали и китайские войска, к тому времени оккупировавшие Монголию, хотя мало ее контролировавшие, а также белогвардейские «полевые командиры» полковник Николай Казагранди и знаменитый барон Унгерн. Между китайцами и войсками Казагранди, примкнувшего к Унгерну, были вооруженные стычки.

В итоге же судьба фактории была печальной: войска Унгерна при отступлении ее просто разграбили, проводя массовые реквизиции и репрессии. Многие русские жители фактории были убиты по обвинению в связях с большевиками или просто во время грабежей. Активное участие в погромах принимал монгольский отряд настоятеля местного монастыря Цзаин-гэгэна, числившегося в Азиатской дивизии и получившего от Унгерна чин есаула. Можно с высокой вероятностью предположить, кому в итоге достались деньги, оседавшие в Цзаин-Шаби. Не исключено, они пополнили казну Азиатской дивизии барона.

— А как сложилась судьба доктора Гея? Кстати, краеведы из Тункинского района отзывались о нем как «мутном деятеле», который когда-то давно был причастен к контрабанде в их краях.

— Он был расстрелян вместе с семьей по личному приказу барона Унгерна. Доктора обвинили в связях с большевизмом, что, собственно, соответствовало истине. Но в действительности это был лишь предлог, чтобы завладеть скопленными им богатствами. В том, что предприимчивый ветеринар скопил их весьма немало, сомнений нет. Да и посмотрите на его поведение: человек, находясь в центре разгула беззакония, понимая, что над его головой сгущаются тучи, не предпринимает ничего, чтобы перебраться туда, где спокойнее, пока это возможно. Отмечу, транспортировать золото достаточно сложно, это не в наши дни нажатием пары кнопок перевести деньги на другой счет.

Бывший служащий правительства Колчака Фердинанд Оссендовский вспоминал, как первый заместитель Унгерна генерал Борис Резухин сообщил ему о казни главы Монголэкса.

«Генерал тихо сказал: «Доктор Гей — большевистский агент, он только притворялся сочувствующим белому движению, чтобы половчей подглядывать и вынюхивать. Нас окружают враги. Русские деморализованы, за деньги они готовы предать всех и вся. Таков Гей. Впрочем, теперь нет нужды его обсуждать. И он, и его семья мертвы. Сегодня в пяти километрах отсюда мои люди зарезали их», — описывается этот случай в книге «Люди, боги, звери».

— Получается, золото Российской империи через закупки в Монголии продовольствия что Колчаком, что большевиками сконцентрировалось в фактории Цзаин-Шаби, которую разграбил Унгерн, и таким образом он стал последним его владельцем?

— После разгрома Азиатской дивизии судьба ее войсковой казны осталась неизвестна. С той поры эти деньги в просторечии именуют «кладом Унгерна», который тоже мечтают однажды найти. Возможно, его сумели вывезти в Харбин бывшие подчиненные барона, а может, оно до сих пор надежно спрятано где-то на территории Монголии.

— Спасибо. В заключение хотелось бы отметить: с ваших слов получается, Монголия была стратегическим партнером России еще в годы первой мировой, а также, что русские активно селились там еще в начале прошлого века, образовывали компактные поселения. Это особенно интересно, учитывая, что в 2021 году празднуется столетие дипломатических отношений России и Монголии.

— Российско-монгольская дружба имеет много интересных исторических страниц, которые по разным причинам остаются малоизвестными. Я думаю, стараниями историков, и моими в том числе, они станут более популярны. Что касается нового фильма Юрия Ботоева «Золото империи», он поднял интересную тему и вызвал широкий резонанс в обществе. Я считаю, такого кино должно быть больше!

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру