Почему подорожание проезда в маршрутках не решит проблему с транспортом Улан-Удэ

«Автобусы от Путина» как спасение от коллапса

Недавно появившиеся слухи об очередном повышении тарифа на проезд в общественном транспорте весьма взволновали жителей Улан-Удэ. Правда, почти сразу горсовет поспешил уточнить, что вопрос этот на рассмотрение сессии не вносился.

«Автобусы от Путина» как спасение от коллапса

Еще через пару дней мэрия сообщила: тарифная комиссия все-таки рассматривает повышение проезда на 1 рубль в автобусах и на 2 — в трамваях, мотивируя это сложной ситуацией в сфере общественного транспорта столицы. Но поможет ли повышение тарифа решить накопившиеся проблемы?

Кто дольше простоит

Практически ежедневно в сетях публикуются возмущенные посты от обеих сторон. Маршрутчики требуют повышения цен, жалуясь на дорогое техобслуживание и цены на горючее. У горожан, в свою очередь, целый список претензий, и среди основных — нехватка автобусов и невозможность вовремя уехать, грязные переполненные салоны, грубые водители. Учитывая такой уровень сервиса, пассажиры не хотят платить за проезд даже на рубль больше. В особенности это касается жителей отдаленных районов Улан-Удэ — поселков Восточный, Машзавод, Энергетик, Зверосовхоз, жителей Левого берега, а также разросшихся «сотых» кварталов.

«Сегодня полтора часа ждала на остановке маршрут №23. Так и не дождалась», — грустно оповещает жительница поселка Восточный в одном из пабликов в соцсетях и вопрошает: «А вы дождались?». В комментариях начинается мини-соревнование: кто дольше стоял на остановке. Выигрывает та, что безуспешно ждала свой маршрут дольше двух часов до 9 вечера.

Так в чем же причины назревающего транспортного коллапса? Кто-то скажет: низкий тариф. Но тариф, по мнению маршрутчиков, всегда был недостаточным. И каждый год они требуют повышения, называя «экономически обоснованные» заоблачные цифры.

На самом же деле ситуация выглядит так, что перевозчиков, которые всю жизнь работали по-черному, понемногу пытаются вывести «на свет». В прошлом году об этом говорили и в Народном Хурале Республики Бурятия. По словам депутата Егора Олзоева, налоговые поступления в бюджет составляли 12,8 млн рублей от автомобильного пассажирского транспорта и 33 млн рублей — от городского электрического транспорта. То есть трамваи, которые работают «чисто», платят примерно в три раза больше налогов. Спорить с тем, что маршруток в разы больше, чем трамваев, никто не будет. А прикинуть даже примерно, сколько на самом деле налогов они должны были отчислять в бюджет за десятки лет работы, не представляется возможным.

Проблема с маршрутками, к слову, усугубилась еще и с приходом пандемии коронавируса. Опустим недовольство горожан противоречивыми ограничениями, когда в кино без вакцины нельзя, а в «микрике» толпиться никто не запрещал. Ведь есть и объявления о ежеутренней санобработке транспорта, и ежедневная «охота на антимасочников» мобильными группами. Причина кроется банально в том, что водители автобусов начали массово увольняться из-за того, что пассажиропоток рухнул, а кредиты и ипотеки — нет. И даже обещанная господдержка их не остановила.

В итоге городские власти уведомили, что количество автобусов сократилось на 30% за последние три года. Эта информация шла в объяснении, почему тариф должен вырасти.

Просили 42 рубля

Реакция муниципалитета на слухи о повышении тарифа тоже неоднозначная. По словам председателя комитета городского хозяйства, транспорта и связи Улан-Удэнского городского совета депутатов Сергея Бурдикова, заседание тарифной комиссии, где прошло рассмотрение и защита расчетов тарифов, состоялось еще в начале августа. Именно тарифная комиссия, которую собирает комитет экономического развития aдминистрации города, проверяет все расчеты, представленные перевозчиками, и утверждает их обоснованность.

— Тарифная комиссия aдминистрации города рассмотрела материалы. Перевозчики смогли обосновать повышение только на 1 рубль по двум составляющим — это рост стоимости запчастей и рост стоимости топлива. Повышение тарифа по остальным составляющим — налоги, зарплаты, пассажиропоток — они обосновать не смогли, — рассказал Сергей Бурдиков.

По его словам, перевозчики в этот раз просили разные тарифы.

— Просили 34, 38, 42 рубля — все зависит от направления, — сообщил депутат горсовета.

Вскоре после появления слухов о новом тарифе в мэрии начали психологическую подготовку горожан.

«За этот год цены на бензин выросли на 8 процентов, цены на дизельное топливо — на 7,2 процента, также подорожали смазочные материалы. Кроме того, на 5,5 процента повысились затраты на оплату труда в связи с увеличением минимального размера оплаты труда», — рапортовали в мэрии, судя по всему, осторожно оправдывая грядущее повышение тарифа.

В последний раз тариф повысили осенью прошлого года. Тогда скачок был существенным — с 20 до 24 рублей в маршрутках и с 15 до 18 рублей в трамваях. Власти объяснили это тем, что цены на все выросли, а тариф не повышали с 2016 года. Любопытно, что в соседнем Иркутске, где цена на проезд в муниципальном транспорте составляет 15 рублей, а на частном — 20 рублей в дневное время, заговорили о повышении тарифа только в июне этого года. Как выжили иркутские маршрутки, непонятно, ведь, судя по цифрам, приведенным на сессии горсовета тогда, тариф и вовсе должен равняться 64 рублям, чтобы окупить все затраты на содержание и зарплаты.

На фоне таких цифр повышение до 25 рублей уже не кажется таким уж серьезным для кошельков пассажиров, но вопрос все-таки в другом: решит ли оно проблемы с общественным транспортом?

Больше пересадок

— Повышение на рубль всех проблем не решит, скорее немного остановит отток водителей автобусов. Все видят, что, к сожалению, автобусов не хватает. Причины не только в том, что им невыгодно экономически, но и в том, что усилился контроль со стороны Ростехнадзора, появились другие предложения, многие водители предпочитают просто не выгонять свои автобусы, а работать на вахте или еще где-то, — рассказывает Сергей Бурдиков.

Если после того как в городе отменили «Истаны», парк автобусов составлял 1050 единиц, то сегодня на линию выходят 650-720. И удорожание на рубль вряд ли кардинально изменит ситуацию.

Тем не менее у городских властей есть план как оптимизировать маршрутную сеть, чтобы жителям не приходилось часами стоять на остановках.

— Во-первых, можно более эффективно использовать автобусы, которые находятся в муниципальном предприятии. То есть это организация коротких вывозных маршрутов: чтобы автобус не проезжал через весь город и не стоял в пробках в центре, он должен доезжать условно до ближайшей трамвайной остановки, высаживать пассажиров, возвращаться и вывозить новую партию. Таким образом удастся сократить интервал движения по некоторым направлениям минут на 15-20. Быстрее будут возвращаться большие муниципальные автобусы, — говорит Сергей Бурдиков.

Чтобы такое решение не слишком больно ударило по карманам горожан, власти планируют продумать пересадочные тарифы. Впрочем, даже с учетом этого инициатива выглядит довольно спорно. Ведь, во-первых, нужно подготовить трамвайную сеть к новым объемам пассажиров, что может стоить весьма недешево. Во-вторых, как-то объяснить людям, что им теперь придется ездить с пересадками, да еще и доплачивать за это, пусть и по сниженным тарифам. Вероятность социального взрыва здесь довольно велика.

Надежда на Путина

Спасение сферы общественного транспорта Улан-Удэ все же видится не в перестановках слагаемых, а в пополнении парка автобусов. Напомним, Алексей Цыденов поставил этот вопрос перед президентом страны, и получил добро на предоставление 600 автобусов за счет федерального бюджета.

Конечно, в столице сразу же начались движения против такого пополнения. Ведь усиление муниципального парка автоматически ставит под удар частных перевозчиков, которые привыкли работать, что называется, «вчерную», не платить налогов и неплохо зарабатывать, особенно в условиях дефицита общественного транспорта.

Однако сегодня вопрос окончательно решен: 400 автобусов пойдут на Улан-Удэ, еще 200 — на пригородные маршруты.

Конечно, столь мощное усиление — это новые затраты для бюджета столицы, что создает чиновникам множество проблем.

— Каждый автобус — это дополнительные деньги на его обслуживание. От нас (республиканских и городских властей) министерство транспорта России требует обоснования. Потому что каждый автобус должен где-то стоять, должен иметь бюджетную поддержку, чтобы он не встал, как это случилось в Чите. Туда тоже пришли автобусы по дальневосточной субсидии, но поскольку не было бюджетных денег для их выпуска на линию, то больше половины стояло, — напоминает Сергей Бурдиков. — Поэтому нам предложили несколько сценариев, сейчас согласовывается ближайший из них — это получить 157 автобусов, на которые есть места расположения и которые можно обеспечить бюджетной поддержкой. Все документы собраны, переданы и окончательное решение ожидается в марте следующего года.

Сейчас власти проводят исследование пассажиропотока, чтобы понять, какие направления более других нуждаются в пополнении парка. На основе результатов и будет создаваться новая маршрутная сеть.

А пока горожанам остается только терпеть. Ведь в ближайшие месяцы, даже несмотря на повышение тарифа, чуда не произойдет.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №42 от 13 октября 2021

Заголовок в газете: Сельдей все больше, а бочек не хватает

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру