Как разбивание хребтовой кости повлекло развитие всего этноспорта в Бурятии

Когда будет кому бороться, стрелять из лука, скакать на коне

15.07.2020 в 02:39, просмотров: 2666

Этнический спорт в Бурятии выходит на ведущие позиции в общественной жизни республики, национальные забавы обретают преданных последователей, обзаводятся собственными символами, порождают дискуссии вокруг названий.

Как разбивание хребтовой кости повлекло развитие всего этноспорта в Бурятии

Немалая роль в этом принадлежит идейному вдохновителю — председателю региональной общественной организации «Федерация традиционных игр народов Республики Бурятия» Алексею Гыргенову. Руководя ею восьмой год, Алексей методично продвигает выбранную сферу, рассказывает о достижениях и препятствиях на реальных и виртуальных площадках. Личным видением происходящих процессов и вытекающих оттуда проблем он охотно поделился и с нашим корреспондентом.

Ладонь против кости

Начало всему положила традиционная игра «таежной, озерной, степной» — разбивание хребтовой кости — «старшая сестра» прочих национальных спортивных забав, не требующая особого представления. В 2012 году в нескольких районах состоялись муниципальные турниры по разбиванию хребтовой кости, а в 2013-м в Улан-Удэ — региональный, финал которого символично прошел в Бурятском драмтеатре. Победителям вручались дорогостоящие призы. Тогда и возникла идея выделения этого вида национального спорта как отдельного соревнования со своими канонами и правилами. Появилась необходимость и в создании соответствующей организации.

фото: facebook.com
Алексей Гыргенов.

— Семь лет назад была зарегистрирована федерация, руководителем стал я, а цель создания — развитие традиционных игр и национальных видов спорта Бурятии, — говорит Алексей Гыргенов. — Поскольку в республике проживают не только буряты, но и эвенки, сойоты, русские, семейские, в перечень вошли стрельба из лука, конные скачки, национальная борьба — бухэ барилдаан, а также «игра лодыжками» — шагай наадан, борьба на конях, тэбэк, перетягивание палки, лапта, городки и прочее. Но флагманским проектом осталось именно разбивание хребтовой кости, подающее пример и прокладывающее путь другим.

В 2014 году федерация этноспорта Бурятии предложила республиканскому агентству по физической культуре и спорту включить эту национальную забаву в программу спортивного народного праздника Сурхарбан. Подавали ходатайство, убеждали, спорили и, наконец, добились своего. Публика встретила нововведение на «ура». В 2014 году в Тункинском районе был проведен фестиваль «Алтан Мундарга» по hээр шаалган (бур. лит.) и разыгран автомобиль. Этот проект первым придумал и реализует Гомбо Зурбаков, который возглавил федерацию «Сээр хухалха» (на монг.). Тем самым оказался усилен статус соревнований.

Такой же фестиваль проводился в поселке Аршан в 2019 году, где разыгрывалась уже квартира. Жилище досталось 19-летнему Жалсыпу Манзарову, который разбил аж две кости. К вечеру видеозапись состязаний набрала 7 тысяч просмотров на канале в YouTube, а к утру достигла 116 тысяч. Бурятские костоломы проснулись знаменитыми. Подобные мероприятия имели место в Иволгинском и Закаменском районах, Забайкальском крае и Иркутской области, а призами там выступали и машины, и тракторы, и лошади. Но изначально ребром вставал отнюдь не праздный вопрос — на какие средства приобретать их и какими финансами «подпитывать» дело? В республиканской казне и у местных меценатов не водилось лишних денег — кризис сыграл свою роль. Пришлось становиться на рельсы самообеспечения. Поскольку Алексей Гыргенов имел опыт в молодежной политике и общественной деятельности, то понял, как сделать это.

— Мы установили взнос — семь костей и 1 тыс. рублей с одного человека. Сначала спортсмены возмущались — мол, если ты деревенский, вклад-то немаленький! Но потом осознали, что призовой фонд усиливается в разы, внесенная сумма увеличивается десятикратно, да и сами мероприятия оказываются на принципиально новом уровне по питанию, проживанию, организации... Кроме того, ввели шесть возрастных категорий по три места в каждой, чем подстегнули азарт и мотивацию соревнующихся.  А когда разыгрывали жилье, повысили взнос — до 2-3 тыс. рублей с человека, и собрали порядка 1 млн рублей с 500 участников, подавших заявки. Так подняли народную игру на народные же деньги и проводим по 8-10 турниров за год, сохраняя их прозрачность, диктуя «моду» и захватывая умы и сердца.

Когда в товарищах согласья нет…

В разбивании хребтовой кости есть четко выверенные правила, касающиеся и дресс-кода, за которые дружно проголосовали Бурятия, Приангарье и Забайкалье. Если раньше костоломы выходили чуть ли не в шортах и тапочках, то теперь — строго в дэгэлах и гутулах (заодно поддерживают индустрию пошива традиционной одежды).  

А вот в национальной борьбе нет единых стандартов, определяющих технику и амуницию не то что для всех трех регионов — хотя бы внутри нашего. Как считает председатель федерации традиционных игр народов Республики Бурятия, мы не можем договориться друг с другом (не говоря уже об иркутянах и агинцах), как же бороться — на кушаках или без, босиком или в обуви.

В стрельбе из лука тоже не обходится без проблем. Бурятские лучники кладут стрелу на полку, между тем как монгольские держат ее на пальцах. Этот момент стал яблоком раздора и грозит недопуском на российские и международные соревнования. Сейчас наши стрелки постепенно переходят на общепринятые нормы. Надо сказать, это самый дисциплинированный народ в мире национального спорта, создающий большой интерес к нему и обладающий высоким уровнем авторитета и профессионализма. Взять хотя бы Олега Цыбикжапова, завоевавшего золотую медаль на всемирных играх кочевников.

фото: russianstock.ru

Зато стандартам соответствует само оружие. Луки пусть и национальные, однако полуспортивные, со спортивной тетивой. Цена каждого достигает 25 тыс. рублей, а количество тех, кто владеет азами их изготовления, сокращается. Поэтому нужно снизить стоимость инвентаря, поддержать сферу его производства. Также важно построить ипподром для конных скачек, которые могут дать фору многим по зрелищности и затратности. На содержание коней нужны внушительные расходы, а призовых денег хватает лишь на заправку авто да покупку корма. И, наконец, стоит продолжать турниры по шагай наадан, приостановленные из-за коронавирусной инфекции. Такой состоялся среди 150 воспитанников детских садов в прошлом году, вызвал огромный ажиотаж и имел не меньший успех. «Конечно, руководители общественных организаций, в том числе по бухэ барилдаан, куда входит и мой приятель — чемпион Итигэловских игр Михаил Дамбиев, знают, что делают. Мы лишь советуем и рекомендуем, а не лезем со своим уставом в чужой монастырь», — подчеркивает Алексей Гыргенов.

Зрелищ, финансов, уважения!

— Философия японского сумо такова, что там уважительно относятся к публике, которая «кормит» любовью, энергией и, конечно, деньгами. Эта культура в бурятском этноспорте пока слабо развита, — признается мой собеседник. — До последнего момента здесь все делалось для спортсменов и лишь с недавних пор делается для зрителей. Сегодня громко говорится: зритель — главный человек. Для него внедряются элементы шоу, а для спортсмена вводятся штрафы за неподобающее поведение вроде публичного проявления несдержанности. К тому же зритель — человек внимательный и искушенный. Если заметит фальшь во время схватки, то либо заявит об этом во всеуслышание, либо махнет рукой на все и не придет в следующий раз. Мы за честность против обмана.

Увы и ах, в работе по развитию национальных видов спорта Бурятия отстала от многих регионов России, например, от той же Якутии — лет на пятнадцать. Сегодня там имеется специализированный центр со штатными тренерами, расписанием событий и внушительным финансированием — около 300 млн рублей за год.

фото: russianstock.ru

У нас же весь бюджет на этнический спорт составляет примерно 5 млн рублей. В сравнении с северным соседом очень ощутимая разница. Чтобы исправить ситуацию, нужно проработать документацию, подкорректировать закон о национальных видах спорта — вывести их в отдельную подпрограмму. Алексей Гыргенов считает, что продвижению и спонсированию способствовать должны и остальные министерства — сельского хозяйства и промышленности, социальной защиты и особенно образования и культуры, чья «епархия» — язык, ремесло, обычаи и традиции. Конкурсы грантов, выделение субсидий, поддержка ремесленников послужат тут хорошим подспорьем.

— Нужно потрудиться над идеей и миссией движения, чтобы пробирало до мурашек и долетало до отдаленных деревень. Ведь его преимущество— доступность всем людям. Скажем, для лапты нужны мяч, бита да поле. Поклонники этой замечательной игры, развивающей скорость, реакцию, «дыхалку», регулярно собираются на Верхней Березовке. Аналогичная ситуация — с городками. В Кабанском, Прибайкальском и Тарбагатайском районах живут ветераны городошного спорта, за который, кстати, присваивались звания в Советском Союзе.

Заинтересовывать власти и бизнес, приглашать специалистов, культивировать физическую развитость, дабы в Бурятии владение навыками той же борьбы было делом чести для каждого мальчика, юноши, мужчины, как на Кавказе — некоторые пункты из масштабного плана. Ну а когда будет кому бороться, стрелять из лука и скакать на коне, можно построить этнический центр и проводить там массовые праздники, событийные мероприятия, чтобы привлекать туристов. Но это, как вы понимаете, уже другая история.


|