Почему в Бурятии дорога до дач опустошает кошельки пенсионеров

Редакция «МК» получила письмо от жителей Улан-Удэ, имеющих загородные дома на обширной территории

4 марта 2015 в 04:51, просмотров: 1813

— от села Ошурково Иволгинского района до поселка Татаурово Прибайкальского района: «Нас, дачников, по левую и правую сторону Селенги больше 3 тысяч…», — говорится в нем.

Почему в Бурятии дорога до дач опустошает кошельки пенсионеров
фото: russianstock.ru

НеуДАЧники

На правой стороне упомянутой реки имеется железная дорога, по которой катается… одна-единственная электричка от Улан-Удэ. Утром — туда, вечером — обратно (прочие, как сообщала наша газета в №7 от 11 февраля 2015 года, были сокращены и, несмотря на наказ президента России Владимира Путина, до сих пор не были возвращены — и, судя по всему, не будут). Плата за проезд в пригородном поезде только до станции Мостовой составляет 200 рублей в один конец. Столь «кусачая» не всем по карману.

Справка МК Расходы за проезд вернут?

Управление социальной защиты населения по Улан-Удэ компенсирует разницу между тарифами на перевозку пассажиров железнодорожным транспортом в пригородном сообщении и тарифами на перевозку пассажиров автомобильным транспортом по участку «г. Улан-Удэ — ст. Мостовой». Это касается граждан, которые постоянно проживают на станциях Зенит, Учитель, Мостовой, Сотниково, Солнечный и Сосновый Бор и имеют среднедушевой доход менее двух величин прожиточного минимума. При этом возмещается не более двух поездок ежедневно по будням.

Таким образом, компенсация до Мостового и Соснового бора составляет 158,69 руб. за одну поездку и 317,38 руб. за две поездки (при стоимости проезда 188 руб.), а до Зенита, Учителя, Сотниково и Солнечного — 101,69 рубля за одну поездку и 203,38 рубля за две поездки (при стоимости проезда 131 руб.). Отметим, что пенсионеры (с 1 апреля по 31 октября), а также ветераны и труженики тыла и жертвы политических репрессий могут заменить ее мерой социальной поддержки, которая представляет собой 50%-ную скидку на билет в электричку.

За информацией и компенсацией следует обращаться в клиентскую службу управления социальной защиты населения по городу Улан-Удэ по следующим адресам: ул. Октябрьская, 20а, тел. 46-67-74; ул. Терешковой, 28, тел. 41-50-96.

Но еще интереснее дело обстоит с другим видом транспорта. На левой стороне Селенги ездят микроавтобусы из Улан-Удэ до Еловки и Татаурово (Прибайкальский район). Плата за проезд в них составляет, соответственно, 60 и 80 рублей в один конец. Тот факт, что она взимается за весь маршрут, вызывает у пассажиров праведный гнев — ведь многие люди выходят гораздо раньше — в Колосе или Петуховке (Иволгинский район): «Так почему нам, преимущественно пенсионерам, приходится переплачивать?» — возмущаются они.

Масла в огонь подливает то обстоятельство, что из Улан-Удэ до Тальцов, где также расположены загородные дома, автобус перевозит пассажиров всего за 17 рублей. Хотя расстояние здесь примерно такое же, как из Улан-Удэ до Колоса. А потому вопросы: «Мы что, богаче ИХ?», «ИМ — льготы, а нам — ничего?», которые дачники ребром ставят в своем письме, кажутся вполне резонными.

Нарекания вызывают и размеры «микриков». По мнению жителей, крошечные машины вместимостью 8-12 человек не подходят для перевоза маленьких детей, а также дачного инвентаря (лопат, ведер, граблей, тележек и так далее). Больших автобусов, обещанных главой Бурятии Вячеславом Наговицыным вместо пригородных поездов, так никто и не увидел. И сейчас люди опасаются, что все вышеперечисленное вынудит их забросить свои участки. Вот и получается, что дача — отдых для богатых, имеющих собственный транспорт.

«В нашей стране что у высших чиновников, что у низших на уме — деньги, а не человек. Если бы думали о людях, не отменяли бы все электрички и не ставили бы такие цены за проезд... У них-то оклады не 10-12, а все 200-400 тысяч плюс машины — тем более государственные. Езди — не хочу, тем более бесплатно», — к такому неутешительному выводу приходят дачники в своем письме в редакцию. И мы решили разобраться.

Кто ответит за цены?

В Бурятии тарифы на перевозку пассажиров железнодорожным транспортом в пригородном сообщении регулирует республиканская служба по тарифам (РСТ). Она устанавливает доступную стоимость билетов, руководствуясь нормативными актами, а Байкальская пригородная пассажирская компания (БППК) вычисляет экономически обоснованный уровень тарифа, предъявляя свои расчеты ожидаемого финансового результата.

— Расстояние, которое проходит электричка за весь маршрут, разделено на зоны по 10 километров каждая, — пояснили корреспонденту «МК» в пресс-службе РСТ. — Стоимость проезда по ним определяется исходя из пассажиропотока. Так, от Улан-Удэ до Мостового она составляет 188 рублей, поскольку эта станция относится к 3-й зоне.

Получается, что на каждые десять километров между каждыми двумя зонами (1 и 2, 2 и 3, 3 и 4 и т.д.) «накручивается» определенная сумма (правда, по какому принципу, известно лишь все той же РСТ). Но если «ценовая политика» в отношении электричек вроде понятна, то в отношении микроавтобусов она оказалась запутанной.

Тарифы на перевозки пассажиров автомобильным транспортом в междугородном сообщении, согласно постановлению правительства РБ, регулирует РСТ, а вот в городском и пригородном, согласно закону РБ №79 от 2008 года, — органы местного самоуправления муниципальных образований, то есть столичные и районные власти. Попытки разобраться, кто именно отвечает за цены, не увенчались успехом: чиновники все валили друг на друга.

А тариф-то невысокий!

Так, на «наболевший» вопрос «чем обоснована столь высокая плата за проезд в микроавтобусах по маршрутам «Улан-Удэ — Еловка» и «Улан-Удэ — Татаурово»?» председатель Прибайкальского районного совета депутатов Юрий Пантелеев категорично ответил: «Они не принадлежат району, и мы не устанавливаем на них цены». Добавив, что «плата за проезд в электричках гораздо выше».

По словам народного избранника, упомянутые маршруты являются междугородными, но если региональные власти примут соответствующее решение, станут пригородными. Сейчас они рассматривают этот вариант, поскольку расстояние от населенных пунктов до бурятской столицы составляет меньше 70 километров (от Еловки — около 40, а от Татаурово — около 50). При таком раскладе регулировать тарифы будет уже не РСТ, а администрация Улан-Удэ и Улан-Удэнский городской совет. Возможно, тогда и снизится оплата за проезд (примерно на 15 рублей), и появятся большие автобусы, которых с нетерпением ждут люди.

— А вот если маршруты перейдут в ведение района, цены на них, скорее всего, вырастут, — «оптимистично» подытожил Пантелеев. — И вообще о подобной проблеме я впервые слышу.

фото: russianstock.ru

Это нам не задавали…

При дальнейших попытках докопаться до истины вышла неразбериха. Управление транспорта и связи администрации Улан-Удэ заверило: маршруты «Улан-Удэ — Еловка» и «Улан-Удэ — Татаурово» — прерогатива министерства транспорта, энергетики и дорожного хозяйства Бурятии. Там, в свою очередь, резонно заметили:

— Вообще-то цены устанавливаем не мы, а республиканская служба по тарифам. Несколько лет назад она инициировала закон, по которому тарифы на перевозки пассажиров автомобильным транспортом в пригородном сообщении регулируют органы местного самоуправления муниципальных образований. Но на власти Прибайкальского района он почему-то до сих пор не распространяется. Конечно, этот правовой пробел необходимо устранить…

…Стоит ли говорить, сколько раз вышеперечисленные ведомства переводили стрелки друг на друга, едва услышав сакраментальное: «Кто и почему утвердил такую плату за проезд в «микриках» из Улан-Удэ до Еловки и Татаурово?». После многочасовой «телефонной одиссеи» стало понятно, что правды здесь не найти, как у змеи ног. Что закон РБ №79 от 2008 года был принят, но не был доведен до ума, сняв ответственность с РСТ и не передав ее ни городу, ни району (и не факт, что только Прибайкальскому). И что пока «паны дерутся», перевозчики устанавливают свои цены, пассажиры теряют свои деньги, а вопрос «когда же в Бурятии дорога до дач перестанет опустошать кошельки пенсионеров?» висит в воздухе. И желающих «снять» его пока не наблюдается.



Партнеры