Алексей Цыденов рассказал, как шла борьба за миллиарды

17 мая 2017 в 08:44, просмотров: 1774

Алексей Цыденов подвел предварительные итоги 100 дней работы после указа президента России о его назначении исполняющим обязанности главы Бурятии. Он особо подчеркнул, что отчитывается только по тем вопросам, по которым решения уже приняты. В частности – о выделении денег на строительство автодорог, на реализацию проекта первой очереди очистных сооружений в Улан-Удэ, на ликвидацию последствий засухи, по возвращению Селенгинску статуса моногорода и ряду других.

Свои слова Алексей Цыденов предварил кратким пояснением о том, что ни одно из решений, вопреки расхожему представлению, не далось легко, по ним шла настоящая борьба, которая, как правило, остается за публичными рамками. Как это было, как принимались решения, Алексей Цыденов рассказал на пресс-конференции.

- Есть устойчивое мнение, что все решения легко даются, потому что я иду на выборы, и меня поддерживают в Кремле, - отметил он. – Безусловно, меня поддерживают. Но надо понять, что выборы глав будут проходить не только в Бурятии, а еще в 15 регионах России. И республике дали деньги не потому, что я такой хороший…

Как выяснилось, федеральная программа «Безопасные и качественные дороги», по которой республика на условиях софинансирования получила около 1.5 миллиарда рублей на так называемую городскую агломерацию, была «закрыта» для включения туда новых регионов еще осенью прошлого года. Тем не менее, благодаря личным связям и упорству и.о. главы, удалось донести просьбу о включении в программу до премьер-министра страны, который дважды давал свое согласие на расширение списка. Но при этом бюджетная комиссия министерства финансов РФ дважды отказывала в этом, ссылаясь на объективные причины - нехватку финансовых средств из-за того, что Бурятия не собирает столько денег по системе «Платон». Окончательное решение по выделению средств Бурятии на ремонт и строительство дорог городской агломерации было принято лишь в апреле.

По похожему сценарию развивалась ситуация, связанная с выделением Бурятии 309 миллионов рублей на ликвидацию последствий засухи 2016 года. Решение уже принято, все хозяйства, пострадавшие от непогоды, получат деньги. Но стояла реальная угроза их не увидеть. Дело в том, что на ликвидацию последствий засухи деньги получают только те регионы, сельскохозяйственные предприятия которых застраховали свои риски. Но так как республика находится в зоне рискованного земледелия, в 2016 году ни одна страховая компания не рискнула страховать урожай.

Пришлось, что называется, идти другим путем, и буквально выхаживать нужное решение ногами. Алексей Цыденов пояснил, что 309 миллионов рублей Бурятия получит из резервного фонда правительства России, которые затем будут возмещены из бюджета минсельхозпрода России. Если бы не эти миллионы в республике в массовом порядке сорвалась бы посевная компания. Алексей Цыденов также подчеркнул, что на сельское хозяйство в 2017 году по различным программам поступит 1.2 миллиарда рублей.

Улан-Удэ не должен был получить в 2017 году 328 миллионов на реализацию первого этапа строительства очистных сооружений в Улан-Удэ. Но и.о. главы Бурятии удалось сохранить бюджетную строку на эти нужды и даже заполнить ее 33 миллионами рублей. Москва не хотела согласовывать этот проект из-за малости суммы, на которую невозможно было бы вести столь масштабные работы. Тем не менее, руководству республики удалось уговорить федеральный центр. В итоге строку оставили и даже наполнили ее суммой в 328 миллионов рублей.

Удалось спасти от вывода Селенгинска из федеральной программы развития моногородов. Наблюдательный совет федерального фонда уже принял решение об исключении, документ оставалось только подписать

- Судьба Селенгинска решалась в несколько часов, в промежуток времени между принятым уже решением о лишении его статуса моногорода с соответствующим отзывом бюджетных ресурсов на инфраструктуру (1 миллиард рублей - ред.) и подписанием этого документа в Москве , - пояснил Цыденов. – Мы вмешались, договорились, предложили свой вариант урегулирования проблемы, нам пошли навстречу, установив срок до 1 июня.

Дело в том, что ни один из банков не захотел кредитовать основного инвестора строительства в Селенгинсе птицефабрики Бурятптицепром. Поэтому дело застопорилось, а потом дошло до исключения Селенгинска из списка моногородов. Мы оперативно нашли другого инвестора, которого я не буду называть до подписания кредитного Соглашения с ним.

Более того, как пояснил Алексей Цыденов, Селенгинск получил статус территории опережающего экономического развития, благодаря чему будущие инвесторы будут работать на этой территории в гораздо более выгодных для себя экономических условиях.




    Партнеры