Владимир Бирюков: «С Бурятией связаны лучшие годы нашей жизни»

Во многом, чем гордится республика, есть заслуга комсомольских вожаков

14 февраля 2018 в 05:00, просмотров: 558

Наступивший год войдет в историю как год 100-летия комсомола. Безусловно, эту знаменательную дату будут отмечать как общественники, так и представители всех органов власти хотя бы потому, что многие из них вышли из комсомола. Как-никак «Московский комсомолец» тоже обязан комсомолу своим названием.

Владимир Бирюков: «С Бурятией связаны лучшие годы нашей жизни»
фото: Татьяна Никитина
Владимир Бирюков.

В преддверии большого события предлагаем интервью со здравствующими ныне «комсомольцами» Бурятии. Сегодня мы поговорим с Владимиром Георгиевичем Бирюковым, одним из немногих бывших руководителей Бурятии, приглашенным на работу в ЦК КПСС. Будучи в Москве, мы побывали в гостях у Владимира Георгиевича еще и для того, чтобы поздравить его с 90-летним юбилеем.

Договариваясь о встрече, услышала, как на том конце телефонной трубки ответили, что, несмотря на неважное самочувствие, Владимир Георгиевич готов встретиться с журналистом из Бурятии у себя дома. Дом на ул. Беговая в центре Москвы, с охраной, консьержкой и цветами в подъезде, нашелся быстро. Там нас встретила Лидия Филипповна, хозяйка и ровесница мужа, 32 года проработавшая врачом в детской консультации при поликлинике ЛВРЗ.

— Владимир Георгиевич, вы давно не были в Бурятии, но при этом каждая ваша книга, а их немало, — о нашей республике. Не ошибусь, если скажу, что вы один из немногих бывших руководителей, который оставит после себя такое богатое наследие. Что вы хотели сказать этими книгами?

— На самом деле тесная связь с родиной, а я считаю Бурятию своей второй родиной, хотя и родился в Алтайском крае, сохранялась на протяжении всех этих лет. В 1984 году по рекомендации Аркадия Ивановича Вольского, в то время помощника генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова, я был приглашен на работу в ЦК КПСС с должности второго секретаря бурятского обкома партии. В период работы в ЦК, а затем и в комитете партийного контроля курировал регионы Восточной и Западной Сибири, контролировал выполнения постановлений ЦК и союзного правительства по всем видам транспорта. Связь с Бурятией не прерывалась, а после выхода на пенсию в 1991 году был руководителем представительства Гусиноозерской ГРЭС в Москве, в строительстве которой принимал активное участие. Работал советником международного конгресса промышленников и предпринимателей, участвовал в открытии бурятского филиала Российской академии социальных наук. В 2005 году указом президента Бурятии Леонида Васильевича Потапова мне было присвоено звание «Почетный гражданин Республики Бурятия». А что касается книг, я ведь больше трех десятилетий жил и трудился в Бурятии, прошел путь от мастера Улан-Удэнской ТЭЦ до второго секретаря обкома КПСС. С этим временем связаны самые теплые воспоминания, я был в гуще событий, работал с интересными людьми. Об этом и хотелось рассказать.

— Вопрос в том, что на начало перестройки в ЦК КПСС работали несколько наших земляков, включая бывших комсомольских работников, — министр МВД России, член политбюро Александр Власов, завсектором отдела пропаганды ЦК КПСС Владимир Леонов, бывший первый секретарь бурятского обкома Анатолий Беляков. Имея таких государственных деятелей в столице нашей родины, как республика использовала их опыт? Никак? По большому счету весь смысл деятельности регионального правительства сводится к эффективности московского лобби, которого у нас не было. Первое интервью нового министра культуры Бурятии Соелмы Дагаевой, например, посвящено тому, что на строительство капитальных объектов культуры на 2018 год не выделено ни рубля, а здание хореографического училища обветшало так, что второй этаж вообще закрыли.

— Без малого за три года работы заместителем председателя правительства Бурятии мне пришлось одиннадцать раз выезжать в Москву и решать вопросы, о которых вы говорите. К примеру, здания музыкального училища и института культуры в 60-е годы появились так. Проходили выборы в Верховный Совет СССР, где кандидатом от нашего округа был выдвинут председатель президиума Верховного Совета РСФСР Михаил Алексеевич Яснов. Он приехал в Улан-Удэ, был дан концерт в оперном театре, и тогда деятели культуры обратились к А.У.Модогоеву с просьбой попросить Яснова выделить средства на строительство музыкального училища. Андрей Урупхеевич отправил нас «по горячим следам» к Яснову, в Москву.

С Валентиной Матвиенко (Владимир Бирюков — справа).

Делегация из Бурятии в Москве у кремлевской стены.

Я сфотографировал старое деревянное здание, где размещалось училище, изучил проектную документацию, и мы вместе с министром культуры Д.Жалсараевым и певцом Л.Линховоином вылетели в Москву. Внимательно изучив записку Модогоева, Яснов задал мне вопрос: «Сколько школ в Бурятии работает во вторую и третью смены?». Я ответил, что такие школы действительно есть, но помещения, в которых идут занятия музыкального училища, уже давно не отвечают самым элементарным условиям. В подтверждение Линховоин показал фотографии и сказал, что ему, народному артисту СССР, преподавателю этого училища, бывает стыдно принимать родителей, детей из Монголии, Тувы и соседних областей, студенты которых здесь учатся. Яснов наложил на записке резолюцию: «Госплану выделить средства в следующем году», но когда осенью мы получили проект Госплана, никакого музучилища там не оказалось. Пришлось снова лететь в Москву, идти в Госплан и говорить, что если наше музучилище не включат, мы пойдем к Яснову. Буквально на следующий день вопрос был решен положительно.

— На ваших глазах проходили все самые знаковые стройки, карьерные взлеты крупных руководителей Бурятии. В вашей книге, к примеру, есть рассказ о том, как было принято решение строить Гусинооозерскую ГРЭС.

— Так получилось, что в конце 60-х годов в Ниловой Пустыни проходил курс лечения министр энергетики и электрификации СССР Петр Степанович Непорожный. При встрече министр поблагодарил за проявленное к нему внимание. Обедать мы приехали в ближайший совхоз «Саянский», руководителем которого тогда был Владимир Бизьяевич Саганов. Во время обеда Петр Степанович с присущим ему юмором вдруг заявил Модогоеву: «Хочу пожаловаться на двух ваших молодых энергетиков, которые меня сопровождали и просто замучили, убеждая, что надо строить Гусиноозерскую станцию. Я сгоряча дал согласие, но теперь хочу поставить условие. У нас есть пневматический пистолет. Если из 5 выстрелов на расстоянии 30 метров я попаду в пять пустых бутылок, вопросов не будет».

Андрей Урупхеевич незаметно шепнул Саганову: «Поддублируй выстрелы!». Пошли на берег, Петр Степанович начал стрелять. Первая бутылка разлетелась, вторая тоже. Еще не прозвучал третий выстрел, как рухнула разбитая вдребезги третья бутылка. Петр Степанович рассмеялся: «Андрей Урупхеевич, с такими помощниками можно работать, они тебя не подведут! Станцию, конечно, будем строить, а директора совхоза надо держать «на прицеле» и выдвигать на большую должность».

— И карьера Саганова действительно пошла вверх. Читая ваши книги, нельзя не заметить необычное для инженера-энергетика отношение к искусству, знакомство с выдающимися деятелями того времени. Как так получилось? 

— Во время учебы в Томском электромеханическом институте инженеров железнодорожного транспорта я, помимо спорта, занимался в драмкружке, руководил которым главный режиссер Томского областного драмтеатра Георгий Игнатьевич Иванов, очень остроумный и веселый человек. Это были тяжелые послевоенные годы, а он заставлял нас изображать сцены из жизни студентов, рабочих, колхозников, интеллигенции, проводил беседы-лекции, рассказывал о методах Станиславского и Немировича-Данченко. Ставили водевили, спектакли. «Бронепоезд 14-69» помню до сих пор. Я был всегда в главных ролях, ведущим в концертах. Подготовка была такой, что уверен, многие мои друзья по драмкружку могли бы смело работать на профессиональной сцене.

Приобретенные навыки ораторского искусства, умения подать себя очень помогали потом в работе. При любой возможности, бывая в Москве, я спешил в театр, старался не пропускать ни одного знакового спектакля. Был лично знаком со многими видными деятелями искусства, которых всегда приглашал в Бурятию. Благодаря друзьям дважды встречался с молодым поэтом Евтушенко. В 1969 году в Улан-Удэ с супругой побывал композитор Дмитрий Шостакович. Интересно, что первые звания «Заслуженный артист Бурятской АССР» малоизвестным в те годы певцам Людмиле Зыкиной, Гелене Великановой, Борису Брунову мы вручали именно на бурятской земле. С семьей Гелены Великановой мы потом дружили многие годы.

— 17 февраля вы отметите 90-летие, в этом же году исполнится 100 лет комсомолу. Что для вас комсомол?

— Мы все родом из комсомола. Был избран комсоргом ЦК ВЛКСМ на ЛВРЗ, 6 лет возглавлял Улан-Удэнский горком комсомола. Достаточно сказать, что все бывшие в разные годы секретари комсомола стали крупными хозяйственными и партийными работниками. Иных уже нет с нами, но мы должны помнить, что во многом, чем гордится сегодня республика, есть их заслуга. Они честно работали на благо людей, не считаясь со временем и своими силами, и люди будут о них помнить.




Партнеры