Врач из глубинки: «Визит к новому министру убедил меня, что ничего не меняется»

За что заведующая аршанской амбулатории попала в немилость главврача Тункинской ЦРБ

11.04.2018 в 06:10, просмотров: 2904

Жизнь героини этой истории — словно две стороны одной медали. С одной — медицинский стаж в 40 лет, 38 из которых — на должности участкового терапевта, поднятая с нуля поселковая медицина и сотни благодарных пациентов. С другой — подорванное здоровье, утраченная категория и вечные обструкции от собственного руководства.

Врач из глубинки: «Визит к новому министру убедил меня, что ничего не меняется»
фото: Зорикто Дагбаев
Наталья Елтунова.

О том, почему медик Наталья Елтунова попала в немилость к своим же — в нашем материале.

Амбулатория преткновения

— Родилась я в Улан-Удэ, среднюю школу окончила тут же, а медицинский университет — в Иркутске, — рассказывает собеседница. — Сначала работала в Тункинском районе, потом — в Иркутской области. Но обстоятельства снова привели в долину. На следующий год исполняется 15 лет, как тружусь в Тунке.

Население курортного поселка Аршан — около 3,5 тысячи человек. Летом оно увеличивается в два раза из-за наплыва отдыхающих. Многие обращаются за медицинской помощью в местную врачебную амбулаторию, которой заведует Наталья Елтунова. И хотя получают ее преимущественно те, кто прибыли по путевкам, на плечи медицинского персонала ложится существенная нагрузка.

— Долгое время у нас было небольшое помещение, а, значит, ограниченные услуги. Чтобы расширить их перечень — проводить физиолечение, снимать кардиограммы и так далее — требовалось увеличить площадь. В июне 2016-го приезжал бывший глава Бурятии, и на встрече с медработниками я сообщила о наших нуждах.

Вячеслав Наговицын сразу поручил сельским властям выделить одно из зданий для этой цели, а министерству здравоохранения РБ — отремонтировать его и обустроить новую амбулаторию с дневным стационаром, прививочным кабинетом, кабинетом неотложной помощи.

С тех пор минул почти год, а дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Елтунова обратилась за разъяснениями к главному врачу Тункинской центральной районной больницы Дамдину Мунконову. Тот заявил, что нынешний глава сельского поселения «Аршан» Даша Дашеев якобы не отдает сооружение под будущее лечебное учреждение — надо дождаться переизбрания нового. Наталья Ильинична решила взять быка за рога и пообещала поднять вопрос перед тогда еще врио главы Бурятии, когда он приедет знакомиться с районом в июне 2017-го. И слово сдержала.

— Алексей Цыденов начал осмотр со школы. Я подошла к нему, попросила буквально на пять минут заехать в амбулаторию, и сама отправилась туда. Вскоре подтянулись и мои коллеги, и сотрудники сельской администрации, а следом — и глава Бурятии. Коротко описала ему ситуацию. «Почему здание не передаете?» — поинтересовался он. «Передаем! — заверил Дашеев. — Документы ушли в министерство имущества, ждем, когда вернутся». «Как? — удивляюсь. — Мунконов же сказал, что вы отказываетесь!».

…После такого «столкновения лбами» и короткой сцены молчания Цыденов велел ускорить процесс и отбыл. А главный врач буквально набросился на заведующую — дескать, она прыгает через его голову и вообще может быть уволена. Эти слова чуть не претворились в жизнь.

Униженный и оскорбленный

Прошло три недели. Наталья Елтунова побывала в отпуске, вышла на работу и узнала: на амбулаторное лечение к ним отправлен больной туберкулезом Алексей Подложников (имя и фамилия изменены). Гражданин не отличается дисциплинированностью и не являлся уже трижды. Хотя контролируемое лечение, назначенное ему, подразумевает ежедневное принятие лекарства под бдительным присмотром медиков.

— Пациент пришел на следующий день, когда я заполняла бумаги, — вспоминает врач. — Объяснила, что он не должен пропускать ни в коем случае, поскольку препарат кумулируется в организме и проявляет действие лишь при определенной концентрации. Вроде бы понял. Но на завтра взял положенную дозу, запил ее и не проглотил. А когда собрался уходить, я попросила открыть рот, где увидела все 12 таблеток. Вот так ты и лечишься, говорю — выходишь на улицу и выплевываешь! Сослался на больную печень. Слегка поругала его, рекомендовала лечь в туберкулезный санаторий, где можно принимать таблетки не за один раз, а за несколько, дала направление к фтизиатру и написала докладную главврачу.

А через пару недель позвонили из отдела кадров и сообщили, что на Елтунову поступила жалоба от Подложникова. Документ гласил: у больного наблюдается токсический гепатит и непереносимость лекарства в больших дозах, а со стороны заведующей отмечено непонимание этого плюс унижения и оскорбления. Конечно, ничего подобного не было, разговор протекал мирно и спокойно, что подтвердила бы и медсестра, присутствовавшая при нем. В поисках справедливости потрясенная врач подала заявление в полицию и потребовала внутренней проверки от больницы. Спустя некоторое время она состоялось.

— Когда я зашла в зал и спросила: «Где же Алексей? Пусть расскажет, что именно я говорила!», коллеги ответили: «Нет и не будет. Зачем вы заглядывали ему в рот?». «Осматривала ротовую полость, — поправляю. — С этого начинается работа с любым пациентом!». «Нет, превысили должностные обязанности», — твердили они. Самое главное, жалоба была написана от руки, но, как показала графологическая экспертиза, совсем другого человека. Сам мужчина рассказал в объяснительной, что это сделала его сожительница под диктовку фтизиатра Даримы Ангархаевой…

Наталья Ильинична просила пригласить медиатора от медицинской палаты Бурятии, чтобы разрешить вопрос в досудебном порядке. Однако просьбу проигнорировали. А вскоре ознакомили с протоколом служебного расследования, где припечатали: превышение полномочий и отказ в медпомощи. 18 июля 2017 года главврач Дамдин Мунконов издал приказ о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора, 4 же августа — о лишении стимулирующих выплат за нарушение этики.

И тогда женщина решила искать правду в других инстанциях. Отправила запрос главному врачу республиканского клинического противотуберкулезного диспансера Антону Зарбуеву, который счел ее действия обоснованными и правомерными, подчеркнув: «Медработник может проводить осмотр полости рта пациента для контроля факта проглатывания препарата». 11 декабря Тункинский районный суд отменил оба приказа, постановил взыскать с ЦРБ 857,15 руб. и компенсировать моральный ущерб в 5 тыс. рублей.

фото: facebook.com

Но решение не удовлетворило Елтунову, у которой за полгода «мытарств» случился сильнейший стресс, началась бессонница и едва не отнялась нога. Пришлось пойти в психологический центр к специалистам-неврологам и оформить декретный отпуск по уходу за внучкой, ибо работать не получалось.

— С 1979 года храню присягу врача Советского Союза, всю жизнь руководствуюсь ею и ни разу не получала нареканий. Случившееся стало тяжелым ударом. Самое обидное, что так поступили другие врачи. А ведь они могут подбить еще одного, а то и нескольких больных, чтобы те написали жалобы на меня и прочих неугодных, и превратить это в систему. Три выговора — уже увольнение. 19 февраля на итоговой конференции медицинских работников Тункинского района я обратилась к Мунконову: «Вы должны организовывать работу так, чтобы мы приходили туда с хорошим настроением, а не в раздавленном состоянии, от которого оправиться невозможно». А он крикнул вслед: «Хорошо, что раскаялись в своих действиях! Никто не вправе унижать и оскорблять больных!». Повернулась со словами: «Встретимся в суде. На сей раз — по делу о клевете».

Разброд и шатания в Тунке

Как выяснилось, этот инцидент — далеко не единственный в системе муниципального здравоохранения. Когда в 2004 году по приглашению тогдашнего руководителя Тункинской центральной районной больницы Анатолия Маланова Наталья Елтунова приехала в аршанскую амбулаторию, та находилась в ужасном состоянии — минусовая температура, полная антисанитария… До сих пор сохранились акты Роспотребнадзора по Бурятии, запрещающие проведение там любых процедур. Новая сотрудница просила о помощи всех, но услышал ее только предприниматель из Ангарска Константин Шалыгин — сделал евроремонт, привез мебель, закупил оборудование и устроил торжественное открытие. Маланов не приехал и не поблагодарил бизнесмена, не говоря о том, чтобы объявить его меценатом года.

Шло время. Медсестер не хватало, доплаты не начислялись, штатное расписание не регулировалось. Елтунова была и участковым терапевтом, и детским педиатром, и ночным дежурным. Обращалась с претензиями в минздрав Бурятии, а затем — и в суд, что, естественно, выходило ей боком. В 2008 году на районной конференции главврач не наградил ни строптивицу, несколько дней назад отметившую 55 лет, ни сотрудниц амбулатории, специально приглашенных для этого. А в итоге двое подчиненных написали на нее жалобы (первую — за то, что не осмотрела ребенка, вторую — за то, что не выполнила вассерманизацию в полном объеме), по итогам которых главврач «влепил» два выговора в один день. Когда же Трудинспекция отменила их, пошел на подлог.

— С 1 августа 2009 года я собралась в отпуск, а 31 июля подала заявление. В отделе кадров пообещали оформить приказ. Вечером мы с мамой отправились отдыхать по путевке. А на следующий день позвонил заместитель главврача и огорошил: никакого приказа нет. После спешного возвращения сотрудница отдела кадров заявила, что и моего заявления не было — заактирован прогул и оформлено увольнение. Но сразу нашла документ в папке с делом на меня, когда сын-юрист пригрозил обыском совместно с надзорными органами, — говорит Наталья Ильинична. — Между тем пожаловала выездная аттестационная комиссия. Все медики подтвердили свои категории, некоторые из них получили высшую. Не успела лишь я, поскольку восстанавливалась на службе через суд. Так и ушла с I категории на II. А сейчас не имею вообще никакой…

Однажды женщину уведомили, что аршанская врачебная амбулатория будет закрыта и расформирована, а сама она — отправлена в Монды. Оказалось, приказ минздрава неправильно истолковали: речь там шла о расширении штата. И таких примеров — великое множество. Но сколько веревочке не виться, конец все равно найдется. Вот и Маланов оставил свое кресло (в придачу с задолженностью в 36 млн рублей перед аптекой, налоговой службой и пенсионным фондом). На два года освободившееся место занял бывший военный врач Александр Бурлаков — навел строгий порядок, установил жесткую дисциплину, начислил коэффициент за напряженность и интенсивность труда.

Ну а осенью 2016 года пришел уже известный нам Дамдин Мунконов, который ранее был главным врачом Муйской центральной районной больницы и покинул пост из-за скандала с уборщицей, публично заявившей о занижении заработной платы. «Его волнуют только деньги, — говорит наша героиня. — «Не доработали там-то», «Не заработали столько-то», «Не отправляйте никуда, лечите здесь». Соответствующие приказы не издаются, направления не выдаются. Больные обижаются, а их права ущемляются. Да и наши тоже, как видите».

Сколько лет этой войне, Наталья Елтунова уже не считает. Но зато знает какова цена врачебного авторитета. А потому не хочет терять его и не может хранить молчание.

— Молчать — значит, поощрять. Однако удаленность Бурятии от Москвы, а Тункинского района от Улан-Удэ вовсе не означает вседозволенность. Я не держу зла, просто требую справедливости, возвращения доброго имени и любимую работу. Сейчас перед сферой здравоохранения стоит множество задач. Выполнять их должны мы, врачи и медсестры. Но сможем ли при такой системе? Сегодняшний визит к новому министру здравоохранения убедил меня в том, что ничего не меняется.




Партнеры