Доходное место

Удалось ли нотариальной палате Бурятии очистить свои ряды от недобросовестных юристов

До конца текущего года в стране планируется ввести обязательную норму нотариального заверения всех сделок с недвижимостью.

Удалось ли нотариальной палате Бурятии очистить свои ряды от недобросовестных юристов

Покупая или продавая отныне квартиру, гараж и прочее недвижимое имущество, народ непременно должен будет заверить сделку у нотариуса как гаранта добросовестности операции, ибо никакого другого гаранта сегодня просто нет. Говорят, количество судебных споров по стране, касаемых недвижимости, входит в последние годы в лидирующую пятерку.

Люди лишаются жилья, на рынке недвижимости с регулярной частотой появляются мошенники, а государство фактически расписалось в собственном бессилии защитить своих граждан. Такими защитниками должны стать нотариусы. За приличную плату (речь идет об 1% от суммы сделки) нотариусы должны обеспечить гражданам законность и прозрачность сделок — в противном случае они ответят за свои действия всем своим имуществом. К слову сказать, нотариусы отвечают перед клиентами своим имуществом и сейчас, однако таких прецедентов в Бурятии не было. Надеяться исключительно на природную добросовестность и ответственность местных нотариусов тоже не приходится, тем более, что существующая судебная практика говорит прямо об обратном.

Как превратить нотариальную контору в бизнес

Нотариусы относятся к одной из самых высокооплачиваемых юридических корпораций. На должность нотариуса люди назначаются пожизненно — и это не единственные привлекательные черты данной профессии. Если в советское время нотариусы несли службу подобно государевым людям, с восьми до пяти, то после 1993 года они стали частнопрактикующими особами, которые вольны сами устанавливать себе порядок работы, набирать подходящих им людей и вообще работать так, как удобно им. Деятельность бывшего нотариуса Улан-Удэнского нотариального округа Светланы Мальцевой — замечательный пример того, как при желании можно легко превратить доверенное тебе государством место в высокодоходный бизнес.

Светлана Мальцева получила лицензию на ведение нотариальной деятельности в 1993 году, контору открыла в самом центре города на Ленина, 30, и долгое время работала без замечаний. Потом Мальцева занялась научной деятельностью, села писать докторскую, а далее и вовсе перебралась в Москву. В Улан-Удэ нотариус приезжала, чтобы только собрать деньги. В нотариальной конторе Мальцевой документы гражданам от ее лица заверяли стажеры и помощники до тех пор, пока возмущенные люди толпой не пошли с такими документами в суд.

По ходу дела выяснилась пренеприятная картина. В 2006 году жительница Москвы Мальцева отсутствовала на рабочем месте 275 календарных дней, в 2007 году — 179 календарных дней, в 2008 году — 182 календарных дня. Учитывая, что нотариусы могут работать и в выходные, получалось, что нотариус не появлялся в конторе от полугода до 9 месяцев, и все это время бумаги от имени Российской Федерации там заверял кто-то другой. Нотариальная палата Бурятии не могла не знать, что нотариус Мальцева в Улан-Удэ фактически не живет, а значит, совершаемые в ее конторе действия никем не контролируются. Палата знала, но довела ситуацию до произвола и начала «бороться» с Мальцевой лишь тогда, когда суды принялись пачками признавать выданные помощниками и стажерами Мальцевой свидетельства недействительными.

Нотариальная палата за действия своих нотариусов не отвечает

В 2008, 2009, 2010 годах суд вынужден был разбираться в заверенных нотариальной конторой Мальцевой документах и признавать их недействительными.

К примеру, недействительным было признано по суду свидетельство о праве на наследство по закону, выданное в 2003 году в нотариальной конторе Мальцевой Ширап-Жалсану Чернинову. Недействительным было признано свидетельство, выданное в 2007 году нотариусом Мальцевой гражданке Анне Кононовой, поскольку выяснилось, что данное имущество не принадлежало наследодателю. Недействительным признал суд свидетельство о праве на наследство, выданное в том же 2007 году нотариальной конторой Мальцевой на имя Любови Шленкевич. Недействительным было признано свидетельство о праве на наследство по закону, выданное в 2008 году нотариусом Мальцевой на имя Ольги Астафьевны Мордовской и Татьяны Астафьевны Семеновой. Та же участь постигла свидетельство о праве на наследство по закону, выданное в том же году Мальцевой на имя Ларисы Санжеевны Багдуевой и Аллы Санжеевны Хантаевой. Суд также установил — выдавая в 2009 году свидетельство о праве на наследство улан-удэнке Агнии Холхоевой, в нотариальной конторе Мальцевой ей не разъяснили, каковы будут последствия вступления в такое наследство, не исполнили обязанности, закрепленные за нотариусом, чем и нарушили права женщины. Когда же пострадавшая подала иск на нотариальную палату Бурятии по поводу произошедшего, представитель палаты ей радостно заявил, что палата — это всего лишь профессиональное объединение, общественная организация, которая ответственности за действия своих членов не несет.

Как нотариус выиграла дело против нотариальной палаты

По данным нотариальной палаты Бурятии, с 1993 по 2011 годы местный нотариат по разным причинам покинули 23 нотариуса (примерно по человеку каждый год), и цифра эта заставляет серьезно задуматься. Сами по себе люди с такой работы не уходят. Желая навести порядок в конторе Мальцевой, управление минюста РФ по РБ и нотариальная палата Бурятии приняли решение, запрещающее нотариусу наделять своими полномочиями других лиц, однако Мальцева признала его в суде незаконным! Можно только догадываться, какие усилия пришлось приложить нотариальной палате Бурятии, чтобы Светлана Мальцева через полгода написала-таки заявление о своем увольнении.

Конечно, встречаются случаи, когда нотариус добровольно оставил место, дабы передать доходное дело своему ребенку (так поступила нынешний судья арбитражного суда Галина Мархаева), но это скорее исключение из правил. Массовый исход наших нотариусов из нотариальной палаты — факт настораживающий. До сих пор неясны обстоятельства отставки в 1998 году по собственному желанию тогдашнего президента нотариальной палаты Бурятии Ирины Мамуловой и не ее одной. Говорят, вместе с ней заявления об уходе написали Ольга Фатеева и Любовь Пивнюк. В 2007 году суд лишил полномочий еще одного нотариуса, занимающегося частной практикой. Только в сентябре 2009 года покинула местный нотариат жительница Москвы Светлана Мальцева. Как сообщила корреспонденту «МК» в Бурятии» президент нотариальной палаты Бурятии Надежда Сандакова, именно такие меры позволяют добиться присутствия в нотариальном сообществе порядочных, добросовестных и высококвалифицированных юристов. Удалось ли это нашей нотариальной палате, покажет уже ближайшее будущее.