Под одну гребенку

Почему власти Бурятии не любят ни человека, ни его права

Отставка по состоянию здоровья уполномоченного по правам человека Бурятии Ивана Калашникова заставила обратить на него внимание.

Почему власти Бурятии не любят ни человека, ни его права

Ну как же! Чиновник уходит с зарплаты в пару миллионов рублей. Причем — добровольно! А что оставил после себя, чьи права защитил в судах, что изменилось с нашими правами после учреждения должности, которая обходится налогоплательщикам в 4 миллиона рублей ежегодно — неясно.

В поисках ответа наткнулся на доклад уполномоченного, посвященный целому году его работы. Ничего особенного, кроме того, что с правами человека в нашей республике неважно — не любит наша власть ни человека, ни его права, о чем (в более изящной форме) и написал Иван Калашников. Местная власть формирует свои о нас отчеты перед Москвой в средних величинах. Если средняя по больнице температура 36,6, значит, порядок. Если в среднем уровень доходов соответствует путинским указам, значит, хорошо, если в среднем в каждой обеденной чашке есть мясо, овощи и фрукты, значит, живы будем — не помрем.

Вот эта страсть подгонять всех и всё под одну гребенку очень характерна нашей власти. Взять хотя бы тариф на капитальный ремонт, задранный выше всех в России, — до 7 рублей 70 копеек с квадратного метра в месяц. Один на всех — что для жителей трущоб, что для жителей новостроек. Справедливо? Вряд ли! Зато удобно чиновникам — не надо растрачивать энергию на администрирование тарифа. Ввел эти самые 7,70 куда надо, и собирай денежки. И получай зарплату…

А народ заволновался — стал проводить акции протеста, писать в газеты, требовать отставки Вячеслава Наговицына. Глава дрогнул и заявил на минувшей неделе, что тариф будет снижен и… дифференцирован, то есть продуман для каждого конкретного случая с учетом физического износа каждого конкретного многоквартирного дома. Вот это и называется — адресный подход, о котором так любят рассуждать власти.

Спросите, а при чем здесь уполномоченный по правам человека и его доклад? А вот при чем. Одна из глав годового отчета Ивана Калашникова посвящена нарушениям прав человека в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Омбудсмен сетует, что «принимаемые правительством Бурятии меры по оказанию гражданам финансовой помощи по оплате жилых помещений и коммунальных услуг не способствуют… защите их прав и законных интересов». А всему виной — пресловутая уравниловка!

Люди знают, что в республике максимально допустимая доля расходов граждан на оплату жилого помещения и коммунальных услуг одна на всех и составляет не более 22 процентов в совокупном доходе семьи. Но мало кто знает, что в соседних регионах эта доля расходов дифференцирована в интересах граждан — в зависимости от доходов.

Это в Бурятии — 22 процента и точка, какой бы среднедушевой доход у льготника ни был. Иван Калашников пишет: «Однако данная мера социальной поддержки мало ощутима для граждан, имеющих небольшие доходы. Для среднедушевого дохода в 15 тыс. руб. расходы на оплату коммунальных услуг в размере 22% могут быть и не слишком ощутимы, а для имеющих доход 5 тыс. рублей в месяц это серьезный удар по кошельку». И — далее: «Необходимо установление дифференцированного регионального стандарта максимально допустимой доли собственных расходов граждан на оплату жилья и коммунальных услуг».

«Необходимо дифференцирование». Кому он это прокричал? Кто-нибудь его слышал? Наговицын — услышал?

Республиканская власть знает об этом давно — она в курсе, что можно было бы подойти индивидуально (адресно) к социально незащищенной категории граждан. Но ей лень, она не любит человека и еще меньше она любит его права.

Доклад между тем «висит» себе на официальном сайте органов государственной власти Бурятии — там же, где находится страничка главы региона Вячеслава Наговицына, частенько впадающего в политиканство.

«Заслуживает внимания опыт других регионов, — говорится между тем в докладе уполномоченного. — Например, в Калужской области региональный стандарт установлен в размере 15% — при среднедушевом доходе семьи ниже или равном величине прожиточного минимума на душу населения; 19% — при среднедушевом доходе свыше величины одного прожиточного минимума. В Кемеровской области региональный стандарт в совокупном доходе для семей со среднедушевым доходом составляет до одного прожиточного минимума — 5%; от 1 до 1,5 прожиточного минимума — 7%; от 1,5 до 1,8 прожиточного минимума — 9%; от 1,8 до 2 прожиточных минимумов — 11%; от 2 до 2,5 прожиточного минимума — 13%; от 2,5 до 3 прожиточных минимумов — 15%; более 3 прожиточных минимумов — 17%. В Иркутской области — та же картина. Там дифференциация начинается с 16, а заканчивается 22 процентами. У нас же эти 22 процента (максимум!) установлены для всех, невзирая на кошелек».

Спасибо Ивану Калашникову — честно написал и сделал правильный вывод. А результата нет, потому как знания эти не стали достоянием гласности, не упали семенем в почву общественного недовольства, не вызвали чувства протеста и не подвигли власть к действию. А, стало быть, грош цена такой работе. И такой власти, которую обязательно надо подталкивать!

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру