Нашей бурятской медицине позарез нужна Людмила Карпова!

Ну никак без нее, коль скоро работодатель этой 58-летней женщины, министерство здравоохранения Бурятии

15.04.2015 в 06:54, просмотров: 6537

Начиная с 2010 года пытается обязательно куда-нибудь ее пристроить и непременно на руководящую должность!

Нашей бурятской медицине позарез нужна Людмила Карпова!

Сначала главным врачом Муйской ЦРБ (прежний главврач потом восстановился по суду). А затем (и уже второй раз подряд) - главным врачом центральной больницы Баргузинского района.

В Баргузине в 2013 году, как и в северной Муе, предыдущая хозяйка больницы Светлана Гармаева вернулась туда по решению Верховного суда Бурятии, признавшего ее «увольнение незаконным и носящим дискриминационный характер», а Людмила Карпова вынуждена была уйти в тень. Ненадолго!

Сейчас Карпова вновь — главный врач Баргузинской ЦРБ, назначенная министром здравоохранения Бурятии в январе 2015 года на эту должность с испытательным сроком в 3 месяца. Срок истекает буквально чрез неделю. Коллектив ЦРБ, дабы прервать нежелательную связь, обратился с открытым письмом к министру здравоохранения России Скворцовой, главе Бурятии Наговицыну и председателю республиканской медицинской палаты Иринчееву.

В письме говорится: «Согласно Трудовому кодексу России, с работником, которому установлен испытательный срок, в дальнейшем должен быть заключен обычный трудовой договор при условии, если работник прошел испытание. А если работник испытание не прошел?..».

Вопрос не праздный! Коллектив Баргузинской ЦРБ считает, что «работник испытание не прошел». И указывает в письме, что «за 2,5 месяца работы на посту главного врача допущена материнская смертность в районе, которая не регистрировалась с 2009 года. Причем умирает доктор, которая до декретного отпуска работала на «износ» (продолжительность ее рабочего времени, кроме работы педиатром в детском отделении ЦРБ на одну ставку, составляет еще более десяти ночных дежурств в стационаре в январе и феврале 2015 года). Кроме материнской смертности одновременно допущена и младенческая смертность, увеличилась смертность всего населения». Вот так!

Что известно о Людмиле Карповой? Какие лавры снискала она на ниве врачебной деятельности? Чем помимо непрерывного стажа роботы могла бы убедить коллектив ЦРБ в своей профессиональной незаменимости — и как врач, и как руководитель? Почему позарез нужна нашей бурятской медицине?

Коль скоро ни первая, ни вторая попытка ее назначения на должность главного врача Баргузинской ЦРБ ничем хорошим не окончилась, вопросы либо остались без ответа, либо ответы не понравились коллективу.

Попробуем понять, почему.

По сведениям «МК», изрядную часть своей жизни (23 года) Людмила Карпова проработала в управлении федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). Ничего не можем сказать о методах врачебной деятельности Людмилы Карповой, но обитатели колоний и тюрем без особого энтузиазма доверяют сегодня свою жизнь и здоровье тамошним медикам. Косвенно этот факт подтвердила на днях уполномоченный по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова (Гыпылова). В докладе об итогах работы в 2014 году она написала: «По-прежнему достаточно остро стоит вопрос доверия осужденных лиц к медицинской службе управления исполнения наказаний, осужденные часто не доверяют врачам УИС, учитывая их ведомственную принадлежность. В связи с этим нередки случаи просьб об организации консультирования (обследования) гражданскими врачами».

И хотя Карпова покинула систему в 2010 году в должности начальника медицинской службы УФСИН (!), думается, что подобное паническое отношение к людям в белых халатах за колючей проволокой культивировалось годами.

Теперь бывшего начмеда всех тюрем и колоний отправили руководить сугубо гражданским коллективом и лечить сугубо гражданских лиц. Не зря ведь говорят, что профессия и условия работы накладывают на человека неизгладимый отпечаток. Сотрудники Баргузинской ЦРБ рассказывают «МК», что нередко были свидетелями общения Людмилы Карповой с пациентами больницы, которых она просила делиться с ней своими замечаниями о работе медицинского персонала. Проще говоря — докладывать. Для чего? Чтобы улучшить качество медицинского обслуживания? Или держать в страхе коллектив?

Как бы то ни было, качественного медицинского обслуживания первые месяцы 2015 года не получилось (материнская и младенческая смерти — индикативные показатели, которые берутся за основу при вынесении вердикта об испытательном сроке). Зато конфликт и нездоровая обстановка в коллективе налицо.

Далее в письме на имя Скворцовой, Наговицына и Иринчеева говорится: «Для коллектива ЦРБ было полной неожиданностью решение министра Кожевникова В.В. о назначении главным врачом Карповой Л.В., ведь коллектив неоднократно обращался во все инстанции, включая и МЗ РБ...».

Заметим, что для «МК» в Бурятии» это тоже второе обращение к теме о кадровом конфликте в Баргузинской больнице. Тогда газета обратилась за комментариями к министру здравоохранения Бурятии Валерию Кожевникову с просьбой пролить свет на ситуацию. Объясняя, почему нужно было расстаться с прежним главным врачом Светланой Гармаевой и назначить на ее место Людмилу Карпову, министр среди прочих причин назвал и такое: «…плановое мероприятие в рамках модернизации системы здравоохранения Бурятии, омоложения кадров…».

Казалось бы, плановые мероприятия, кадровое омоложение… Не поспорить, если бы не одно «но»: Светлана Гармаева на 10 лет моложе Людмилы Карповой. При чем здесь кадровое омоложение? Ошибка, вызванная невнимательностью? Или невнимательность к ошибкам, в том числе — кадровым?

А что касается «плановых мероприятий», то, на наш непросвещенный взгляд, самым главным мероприятием должно быть качество медицинского обслуживания. Оно, кстати, было не раз подтверждено самим министром здравоохранения Валерием Кожевниковым, в том числе — по итогам 2014 года. Во время традиционных Дней здоровья в Баргузинском районе министр заявил с трибуны, что коллектив Баргузинской ЦРБ работает хорошо, и что все показатели 2014 года выполнены, включая отсутствие материнской и младенческой смертности. Так где логика?