Актер Русского драмтеатра в Улан-Удэ приоткрыл завесу тайны над спектаклем и личной жизнью

От Незнайки до Хомы Брута

19.06.2019 в 06:23, просмотров: 823

Нынешний сезон Русского драматического театра в столице Бурятии закроется самым дорогим и масштабным спектаклем за всю его историю — «Сказкой странствий» по мотивам знаменитого фильма, знакомого нам с детства. Одну из главных ролей — врача и изобретателя Орландо — исполнит молодой актер Александр Кузнецов. 

Актер Русского драмтеатра в Улан-Удэ приоткрыл завесу тайны над спектаклем и личной жизнью
Александр Кузнецов.

Этот блондин с голубыми глазами не зря считается наиболее занятым во всей труппе. Проще сказать, в скольких постановках он не задействован, чем в скольких задействован. Но путь к такому репертуарному листу и званию «заслуженного», как и на сами театральные подмостки, оказался непрост. О том, почему Кузнецов стал артистом вместо документоведа и футболиста, зачем приехал из Владивостока в Улан-Удэ, чему посвящает свои стихи, как готовится к премьере и растит сына, корреспондент «МК» в Бурятии» узнал из первых уст.

От Незнайки до Хомы Брута

Саша родился в селе Нестеровка Пограничного района Приморского края 25 июля 1986 года. За энное время до этого радостного события в той же крошечной деревушке познакомились его будущие родители, которые жили по соседству. Отец учился в одиннадцатом классе, мать — в восьмом. Чувства вспыхнули нешуточные. Девушка верно ждала юношу, пока тот служил в армии. И дождалась.

— Мой дедушка строго следил за своими пятью дочерьми, среди которых мама была средней, и обычно «гонял» всех женихов, — улыбаясь, рассказывает мой собеседник. — Но, когда узнал, что она дружит с папой, промолчал. Видимо, почувствовал: это судьба.

Так оно и вышло. Молодые люди поженились. Елена работала учителем, окончив Уссурийский государственный педагогический институт, Александр — шофером. Впоследствии супруги переехали в поселок Славянка, где проживают до сих пор.

Как в «рабоче-крестьянской» семье, не имеющей отношения к театральной сфере, появился будущий лицедей — вопрос риторический. Мальчик тяготел к актерству с самого детства. Охотно участвовал в творческой жизни школы, выразительно декламировал известные стихотворения на конкурсах. А затем узнал о существовании театральной студии «Лик» и просто загорелся идеей посещать ее. Обстоятельства удивительно тому благоприятствовали.

Кузнецов вспоминает: «Однажды мама проводила утренник, где задействовала и меня. А поскольку учила дочку Людмилы Тищенко — руководительницы заветного кружка, она тоже пришла на мероприятие, увидела вашего покорного слугу в роли Незнайки, да и пригласила к себе на занятия. Бежал туда в любую минуту, свободную от уроков и футбола».

Но о карьере служителя Мельпомены не помышлял. Более того — молодой человек собирался поступать на факультет документоведения института восточных языков, куда приглашен был во время ярмарки профессий — мол, «оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем» (и вступительные испытания пройдешь с пятеркой-то по английскому, и в настоящий «малинник» попадешь, и спортом всерьез займешься). Даже успел подать документы.

А вот его приятельница Софья Кулешова целенаправленно поступала на театральный факультет Дальневосточной государственной академии искусств и ходила на консультации. Александр Кузнецов тоже ходил — за компанию. И неожиданно для себя сдал экзамены, к которым не готовился от слова «совсем» — прошел первый, второй и третий туры, отлично зная литературные произведения и обладая недюжинной харизмой.

А, встав перед почти гамлетовской дилеммой «Быть или не быть?» (артистом вместо документоведа и футболиста), колебался недолго. «Очень жаль», — сказали в приемной комиссии первого вуза, выдрали фотографию из личного дела и торжественно вручили «переметнувшемуся» абитуриенту. Студенческая жизнь оказалась богатой на приключения и воспоминания — чего стоили поиски спиртного в подоконнике учебной аудитории, которое якобы спрятали там старшекурсники, или вылазки в магазин через окно второго этажа общежития!

— Если я сделал бы другой выбор, возможно, и судьба сложилась бы иначе, — рассуждает Кузнецов. — Но не жалею о нем, хотя сначала дела шли неважно. Так как я посещал студию- театр, то считал себя практически готовым актером и гордо носил звезду во лбу. Преподавателям было проще обучать остальных студентов с чистого листа, чем переучивать меня на новый лад. И лишь потом, благодаря взаимному терпению и стараниям, ситуация изменилась. Если на первом курсе я еле-еле сдал зачет по актерскому мастерству, то на втором получил пятерку по нему. Обычно учащиеся заслуживали отличные оценки лишь к третьему курсу, когда подрастали в творческом плане.

На «золотой середине» обучения юноша задумывался об уходе из осваиваемого ремесла в ту же горячо любимую математику, но перебарывал в себе эти мысли. И не зря. На четвертом курсе он уже сыграл юного нациста в учебном спектакле «Меловый крест» (о том, как людей выспрашивали, чем они недовольны, помечали крестиками, а затем находили и убивали), и главные роли в дипломных спектаклях — Хому Брута в «Панночке» по пьесе Нины Садур и Журдена в «Полоумном Журдене» Булгакова.

«Анатэма»

«Любовь людей»

«Сказки старого Арбата»

«Ричард III»

Фрагмент из спектакля «Пьяные»

В марте 2007 года на «смотрины» молодых актеров во Владивосток пожаловал директор Государственного русского драматического театра имени Бестужева Улан-Удэ Петр Степанов. Тогда еще однокурсницы (а ныне — уже коллеги) Светлана Полянская и Татьяна Белова точно знали, что отправятся служить в храм искусства бурятской столицы после выпуска. Наш герой не знал ничего. И когда приезжий гость прямо спросил: «Поедешь или нет?», решительно ответил: «Поехали!»… После его звали работать в театр и Хабаровска, и Комсомольска-на-Амуре. Но от самого первого предложения отказываться, по поверьям, не рекомендовалось. Да и, честно говоря, не хотелось.

Сын, стихи, сцена

— К тому моменту, как мы пополнили труппу, ее покинули Всеволодов Трунов и Евгений Овчинников, — рассказывает Александр. — И я взял почти все роли Севы — к примеру, танкиста в спектакле «Василий Теркин». А вскоре получил и серьезную для себя — Игоря из «В ста шагах от праздника» по пьесе Степана Лобозерова. После чего это имя «прилипло» ко мне на пару лет (смеется).

В 2019 году исполнилось 12 лет, как выпускник Дальневосточной государственной академии искусств является актером Русского драмтеатра. Здесь на его счету — почти 60 работ, в том числе для детей и подростков. Но самые любимые — Иван из «Любви людей» да Молчалин из «Горя от ума», получившая у зрителей высокую оценку. Чтобы запоминать такие объемы текста, нужно иметь феноменальную память. Саша на свою не жалуется: подсказывал слова сбивавшимся коллегам и «сигнализировал» о проходке ныне покойному Сергею Панкову в тех же «В ста шагах…».

21 и 22 июня предстоит премьера «Сказки странствий» режиссера Сергея Левицкого — философской притчи об истинной дружбе врача и изобретателя, поэта и философа, бродяги и мыслителя Орландо и девочки Марты и совместных поисках ее брата Мая с волшебным даром чувствовать золото. Сперва появился знаменитый фильм с таким названием при участии Льва Дурова, Татьяны Аксюты, Андрея Миронова, который воспринимался как полноценный «ужастик», а следом — одноименная пьеса Митты, Фрида и Дунского, которая пока не ставилась театральными коллективами. Так что «бестужевцы» — первопроходцы!

Как подчеркивает Кузнецов, его персонаж несет идею о том, что Земля — живой организм: реки — вены, облака — дыхание. И когда люди осознают это, настанет «золотой век», исчезнут войны и дрязги. Орландо выступает прообразом Леонардо да Винчи, даже имена перекликаются. Отсюда — изображение витрувианского человека как согласованного состояния жизни на афише вечернего шоу-спектакля для всей семьи. Акцент здесь делается не столько на речь, сколько на пластику. И занимается ею сам основатель театра пластической драмы «ЧелоВЕК» Игорь Григурко.

— Будет нечто вроде масштабного концерта, выступления цирка Дю Солей, — объясняет мой собеседник. — Текст — связующее звено между номерами — танцевальными, акробатическими, хореографическими. Сейчас вовсю идут репетиции. Раньше мы дико уставали, особенно при полуторачасовой разминке. Представь: под музыку бежим по кругу, каждый по очереди повторяет разные движения, которые показывает Григурко, и таким образом запоминаем абсолютно все. Теперь вроде привыкли. Тот, кто запыхался, отдыхает и вновь возвращается. Это настоящая проверка не только на выносливость, но и на профпригодность.

И, кроме того, мощная заявка на зрелищность. Множество локаций — от города Чумы и дворца Горгона до башни замка над облаками и металлического леса, 111 персонажей и столько же костюмов, «живые» волки, полет на летательном аппарате обещают поистине грандиозный проект.

Помимо работы Кузнецов имеет и хобби. В студенчестве он примкнул к поэтическому клубу «12 апострофов», который основали однокурсники Антон Контушев и Кирилл Денисовец, вместе с единомышленниками ходил туда каждую среду, слушал чужие стихотворения, писал и читал собственные. Признается: «Кладезные знания о рифмах и ритме мне дала и творчество Есенина, Пастернака и Маяковского заново открыла педагог по речи Галина Бакшеева». Позже выпустил и личный сборник «Возлезавтра», продав часть экземпляров, а часть — раздав, написал немало стихов к спектаклям и подумывает о новом томике, куда войдут неизданные творения.  

Семь месяцев назад у Александра Кузнецова и его жены, также актрисы ГРДТ Кристины Баженовой родился сын Захар. А недавно он сказал «папа» прежде, чем «мама». И вполне заслуженно, считает артист, который бежит к малышу прямо с порога и посвящает ему все свободное время, чтобы жена и дочка отдохнули. Ибо не понаслышке знает, как сложно сидеть с ребенком, а «погоду в доме» и гармонию в семье ставит превыше всего.

Фото: Сергея Примакова и Александры Даниловой.