Завещание Потапова: «Для Бурятии необходима программа федерального уровня»

Завещание Потапова: «Для Бурятии необходима программа федерального уровня»
Леонид Потапов. Фото из открытых источников в Интернете.

Вестник БНЦ опубликовал последнюю прижизненную статью первого президента Бурятии Леонида Потапова, скончавшегося от коронавируса 12 ноября 2020 года. В статье, написанной в соавторстве с главным научным сотрудником отдела региональной экономики БНЦ СО РАН Зорикто Дондоковым, подвергнут критике ход реализации стратегий социально-экономического развития Бурятии в разные периоды.

Принятая в декабре 2007 года «Стратегия СЭР РБ до 2025 года» ставила целью обеспечить качество жизни граждан Бурятии не ниже среднероссийского на основе устойчивого экономического роста с выходом на финансовую самообеспеченность, говорится в публикации Леонида Потапова и Зорикто Дондокова. Предполагалось, что экономические показатели в расчете на душу населения в 2025 году приблизятся к среднероссийским. Действительность оказалась гораздо хуже, чем даже в наиболее пессимистическом сценарии, отмечали авторы статьи. В итоге в 2017 году произошло абсолютное падение ВРП Республики Бурятия, и что худшие показатели за этот период были только в трех регионах России - Ивановской области, Республике Карелия и Ханты-Мансийском автономном округе Югра.

Анализируя ситуацию, авторы пришли к выводу, что в программах развития содержалась завышенная оценка динамики роста макроэкономических показателей, не подкрепленная ресурсами и механизмами для достижения запланированных показателей. «Основными причинами провала стали чрезмерный оптимизм и явные просчеты разработчиков этих документов. Так, например, из 12 инвестиционных проектов раздела «Минеральносырьевой комплекс» фактически реализуется лишь проект по добыче урана ОАО «Хиагда».

Выясняется, что неудовлетворительные результаты реализации программы, стали главной причиной отказа от нее и принятия решения о разработке других документов. То есть, «правительство республики решило не корректировать программу, а заменить ее сразу двумя. В последующем практика «на ходу» менять индикаторы и их значения осталась. 

Правительством республики было принято решение о подготовке Стратегии социально-экономического развития РБ до 2030 года. В ноябре 2016 года проект Стратегии-2030, разработанный Сибирским институтом управления – филиалом РАНХГиС, был одобрен несмотря на низкое качество его исполнения. В условиях политических разногласий между органами исполнительной и законодательной власти Бурятии и отставки Вячеслава Наговицына, состоявшейся 7 февраля 2017 года, вопрос об утверждении Стратегии-2030 был снят с повестки дня Народного Хурала. Новое руководство республики приняло решение увеличить на 5 лет горизонт планирования, приступив к разработке Стратегии социально-экономического развития РБ до 2035 года.

Авторы Стратегии-2035 тоже оказались чрезмерными оптимистами, выбрав в качестве целевого варианта социально-экономического развития РБ инновационный сценарий. В соответствии с ним к 2035 году по уровню социально-экономического развития Бурятия должна войти в ТОП-30 регионов в национальном рейтинге; в развитии человеческого капитала достигнуть уровня лидирующих регионов страны; кроме того, Бурятия к 2035 году должна стать самодостаточным регионом, с низким уровнем зависимости ее бюджета от федеральных трансферов и дотаций.

«На наш взгляд, в обозримом будущем не видно предпосылок по преодолению отставания Республики Бурятия от большинства российских регионов по основным макроэкономическим показателям, - говорится по этому поводу в статье. - Нет ясности и относительно механизмов достижения поставленных целей. Указанные сроки реализации по многим мероприятиям заканчиваются в 2020–2021 годах. Более того, по ряду проектов они уже прошли. К таковым относится, например, заявленное на 2019–2020 годы строительство в Бурятии ликеро-водочного завода». Завода нет. 

«В силу этого необходимо более тщательно и аргументированно подготавливать возможные сценарии развития республики, - заключают авторы. - На наш взгляд, в условиях недостаточности собственных ресурсов, невысокой привлекательности для инвесторов и в целом низкой конкурентоспособности региона для Бурятии необходима разработка отдельной государственной программы федерального уровня».