Депутат Хурала Бурятии - о зарплате учителей, школьном питании, налогах и своем характере

Игорь Марковец: «Люди платят налоги, чтобы получать все необходимое для достойной жизни»

05.12.2018 в 07:13, просмотров: 813

В Бурятии принят республиканский бюджет — главный документ, определивший вектор нашей жизни в наступающем 2019 году.

Депутат Хурала Бурятии - о зарплате учителей, школьном питании, налогах и своем характере
фото: russianstock.ru
Игорь Марковец.

Поскольку традиционно львиную долю бюджета (73 процента) составляют социальные обязательства, мы встретились с председателем комитета Народного Хурала по социальной политике Игорем Марковцом, чтобы обсудить те вопросы, на которые в новом году будет направлено внимание парламентариев в первую очередь.

— Игорь Васильевич, в прошлом созыве вы работали в комитете по межрегиональным связям, а в этом вас избирают (заметим — на безальтернативной основе) председателем социального комитета. Как это все было?

— Я бы с удовольствием пошел работать на неосвобожденной основе в комитет по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике, общественным и религиозным объединениям, тем более, что именно этот комитет занимается вопросами спорта, которые мне близки. Выдвигать свою кандидатуру куда-либо я не планировал, и был удивлен, когда за четыре дня до сессии узнал о предложении. После фракция «Единой России» приняла такое решение. Признаюсь, все эти четыре дня думал. Почему согласился?

Примерно такая же ситуация была, когда четыре года назад мне предложили возглавить исполком регионального штаба ОНФ. Нас, небольшую группу кандидатов по всей России, пригласили в Ново-Огарево, где состоялся серьезный разговор с Владимиром Путиным. Я согласился, потому что считал саму идею правильной, потому что есть такое понятие, как моральная ответственность. Кстати, на должность руководителя штаба ОНФ тогда предлагалось шесть кандидатур, но остановились почему-то на мне. Тогда меня поразило, насколько президент страны ориентируется в самых разных вопросах, владеет цифрами, ситуацией в регионах.  

Опыт ОНФ мне очень помог, потому что все эти годы мы так или иначе работали с правительством, с властями на местах. Как представитель центрального исполкома ОНФ (а моя трудовая книжка находилась в Москве) я мог позвонить любому чиновнику, разве что кроме Вячеслава Наговицына. Такой опыт дает представление, как устроены органы власти, чем кто занимается. Возглавить комитет по социальной политике согласился также потому, что 11 лет проработал в физкультурно-спортивном диспансере, 14 лет проработал в системе дополнительного образования, знаком с медициной, системой образования и как руководитель федерации ушу — общественной работой. Немало по своей работе сталкивался с проблемами детей с ограниченными возможностями здоровья и прекрасно знаю их. Думаю, если бы Александр Трофимович Стопичев переизбрался в Хурал, без сомнения, он бы возглавил этот комитет как человек, немало сделавший в социальной сфере. Хочу также сказать, что сегодня базовая точка зрения нашего комитета — это мнение предыдущего состава комитета, который во главу угла ставил результаты работы. 

— Какие результаты планируете достичь вы?

— Добиться полноценного детского питания, которое должно, согласно СанПину, составлять 50 рублей, а составляет сегодня 22 рубля, где 11 рублей выделяется из республиканского бюджета и 11 — из муниципального. Нам аргументировали тем, что муниципалитеты не смогут «добавлять» свою часть в случае повышения суммы, так как у них таких денег нет, а есть только несколько районов, включая Улан-Удэ, готовых выделить данные средства. Было много споров, дискуссий, в итоге, я надеюсь, нам удалось достичь точки взаимопонимания и заложить на следующий год необходимые средства для повышения стоимости детского питания хотя бы до уровня СанПина. Когда стоит вопрос о детях и мы пытаемся объяснить, что на 50 рублей соорудить сегодня полноценный обед проблематично — это само по себе нонсенс.  

— А нынешнюю зарплату учителей вы не считаете нонсенсом?

— По зарплате педагогов нам рапортуют о 30 тысячах руб. с учетом средней температуры по больнице и того факта, что педагоги работают на почти двух ставках. Исходя из этих позиций майские указы президента как будто выполняются, но с другой стороны — фактически мы говорим о зарплате МРОТ на одну ставку, при которой ни о каком полноценном учебном процессе вести речь не приходится. Работающий на двух ставках учитель не имеет физической возможности готовиться к урокам, обучаться, вести документацию, объем которой с каждым годом только растет, заниматься внеклассной работой. По моему мнению, зарплата педагога за ставку в 18 часов должна быть хотя бы не менее 25 тысяч рублей. Сегодня правительство на сферу образования расходует более 5 млрд  рублей, в системе работает столько-то учителей, значит, если взять эти деньги и поделить на всех, на каждого приходится такая-то сумма. Мне кажется, с таким подходом решать вопрос заработной платы сложно. Рабочей группой депутатов Народного Хурала совместно с правительством, возглавляемой первым зампредом Игорем Шутенковым, при поддержке главы Алексея Цыденова в 2019 году рекомендовано направить 413 млн рублей на заработные платы в школы.

— На одном из парламентских мероприятий вы говорили о комиссиях по делам несовершеннолетних. В чем здесь проблема?

— В наш комитет обратился депутат Народного Хурала Дмитрий Швецов, работавший долгое время в администрации Кабанского района и хорошо разбирающийся в социальных вопросах. Он попросил обратить внимание на комиссии по делам несовершеннолетних, где за последнее время произошел грандиозный рост бумаготворчества, в разы увеличилось детское население, но специалисты продолжают работать по тому же штатному расписанию, которое существовало полвека назад. При этом сложность работы возросла многократно, потому что такой специалист сегодня должен быть и психологом, и юристом, уметь находить общий язык с молодежью и сам по себе быть интересной личностью.

Мы занялись этим вопросом, вышли с предложением добавить по городу Улан-Удэ 5 ставок, плюс по густонаселенным районам 6 ставок (итого 11 ставок), на обеспечение которых требуется 6 млн рублей. Когда мы выносили этот вопрос на обсуждение, ни одного голоса не было высказано против, а значит, проблема на самом деле очень животрепещущая. Хочу на собственном примере рассказать, насколько важно сегодня, с учетом всех тревожных событий последнего времени, выстроить грамотную работу комиссии по делам несовершеннолетних.

В детстве я неплохо учился, занимался спортом, но был активным ребенком, что называется с характером, ярко выраженными лидерскими качествами, и, как многие такие подростки, состоял в списке тех, к которым педагогам надо было относиться с особым вниманием. Из-за этого списка в ГПТУ отказались принимать мои документы, я сдал экзамены в Улан-Удэнский авиационный техникум и поступил. Потом закончил институт с красным дипломом. Вспоминая все это с позиции сегодняшнего дня, понимаю, что советская образовательная система была выстроена очень хорошо, со мной, подростком, в комиссиях по делам несовершеннолетних работали, и все это позволило мне состояться в жизни. Я считаю, важно сохранить этот опыт, ввести профилактические моменты, усилить работу комиссий по делам несовершеннолетних, от которых сегодня зависит очень многое. 

— В какие еще проблемы довелось погрузиться за эти три месяца?

— Как известно, с 2019 года в Улан-Удэ изменится порядок организации детского отдыха, который становится централизованным, прозрачным и электронным. То есть с 1 сентября по 30 ноября включительно на сайте администрации Улан-Удэ родители должны были сами подать заявление на путевку в подведомственный загородный оздоровительный детский лагерь, в том числе имеющие право на льготную путевку с возмещением ее стоимости. До 1 апреля 2019 года администрация лагеря должна уведомить родителей о дате, времени, месте, списке документов, необходимых для предоставления путевки.     

Как можно было понять, речь идет о создании электронной очереди по тому же принципу, по которому реализуются сегодня путевки в «Артек» и другие лагеря федерального уровня. Сами по себе эти подвижки дают людям возможность почувствовать, что на дворе 21 век и в их жизни тоже что-то меняется. Однако идея пока нереализована и в ней много неясного — как будет формироваться стоимость путевки, как будут участвовать в этом процессе сами предприятия, происходить межведомственное взаимодействие. Как известно, с некоторого времени финансирование детского отдыха было передано минспорта, а путевки и лагеря находятся в ведении минобразования. Когда мы на пленарном заседании обозначили эту тему, стало понятно, что ждать лета не приходится, летним отдыхом надо заниматься уже сейчас.

— Немало времени ваш комитет уделяет домам для детей-сирот, что изменится в их жизни в новом году?  

— Мы посетили все объекты, где были построены дома для детей-сирот, и предельно внимательно познакомились с живущими там сегодня людьми, встретились с застройщиками, надзорными инстанциями, специалистами минстроя, минимущества и минсоц-защиты, где этой темой занимаются всего 8 человек на всю республику, утверждают, что делают все возможное, но вопросы по эффективному расходованию бюджетных средств остаются.

Здесь мне видится две стороны вопроса — та, у кого в домах грибок, плесень и холод, и точно такие же здания, где условия жизни хорошие, дома и квартиры соответствуют требованиям, пример — Селенгинский район, где в одном подъезде жильцы организовали ТОС, установили домофон, видеокамеры. В одном случае — охрана, чистота и порядок, в другом — жалобы, долги и возмущения. С юридической точки зрения, может, и правильно, чтобы всегда иметь под рукой доказательства низкого качества выполненных работ. Проблема, однако, в том, что законодательные казусы порой таковы, что зачастую исправить ситуацию может только общественный резонанс.

Управляющие организации отказываются заниматься такими домами, где существуют тотальные неплатежи, потому что собственники считают, что платить не за что. Содержит все это хозяйство за свой счет застройщик, который просто не знает, как выйти из этой ситуации, и все это порождает определенную социальную напряженность. Поэтому Госдума приняла недавно закон, и наш комитет внес законопроект на утверждение Народного Хурала, запрещающий строить сиротам отдельные дома, а приобретать не более 25 процентов жилья в многоквартирном доме. То есть если речь идет о четырехквартирном доме, государство вправе в этом доме выкупить для сироты только одну квартиру. Сейчас обсуждается предложение министерства социальной защиты населения республики — передать часть полномочий по таким домам муниципалитету. Потому что сегодня глава муниципалитета не вправе вообще заниматься этими вопросами — ни свет провести, ни дорогу отремонтировать, так как это не его территория.

— 15 лет назад программы для детей-сирот не работали вообще. Не было безбарьерной среды, инклюзивного образования. Мы построили в деревнях школы с пандусами, лифтами и отдельными туалетами, а всем этим никто не пользуется. Это к вопросу об эффективности расходования бюджетных средств и к тому, что не слишком ли дорого порой обходится всем нам социальное государство. Как вы считаете, может, правильнее поменять векторы — дать деньги тем же предпринимателям, которые поднимут экономику и наполнят бюджет? 

— Поверьте, на развитие предпринимательства, сельского хозяйства, туризма из республиканского бюджета выделяются немалые суммы. Мне кажется, здесь надо понимать, что мы все платим налоги не для того, чтобы давать деньги предпринимателям, которые могут сами себя обеспечивать, здесь нужно вкладываться в экономику, нужно давать кредиты на льготных условиях, принимать законы, помогающие в развитии бизнеса. Неправильно начинать коммерческое предприятие с расчетом на бюджетные деньги, это по сути своей неверно. Треть нашего рынка — это серые зарплаты, с которых нет отчислений, но эти люди пользуются всеми социальными условиями — школами, детскими садами, объектами здравоохранения, инфраструктурой. К примеру, медики Улан-Удэ дают данные, что их посещают более 600 тысяч человек, а по статистике в столице Бурятии проживает только 414 тысяч и именно на потребности в таких объемах выделяются средства. Повторюсь, мы платим налоги, чтобы, прежде всего, обеспечивать социальные потребности населения, и на этом держится основа социального государства. В свое время было научно доказано, что если государство снижает социальную поддержку населения, то эта же нагрузка ложится на плечи людей еще большей ношей, так как им приходится брать тяжелые неподъемные кредиты, и это в итоге выливается в социальные потрясения, что обходится государству значительно дороже. Поэтому развитые государства всегда очень внимательно относятся к повышению качества жизни людей.