Кто и зачем стирает грань между уровнями власти в Бурятии

Желание одной из них поглотить другую чревато неразберихой, коррупцией и разрухой

13.02.2019 в 04:42, просмотров: 2081

Эпичное фото на сайте органов государственной власти Бурятии: Алексей Цыденов напутствует Игоря Шутенкова, покинувшего должность первого зампреда правительства, на работу в мэрию Улан-Удэ. 

Кто и зачем стирает грань между уровнями власти в Бурятии
Фото: пресс-служба главы Бурятии.

Ровно два года назад, 7 февраля, Владимир Путин также отправлял заместителя министра транспорта России Алексея Цыденова в Бурятию.

Для чего приезжим политтехнологам понадобилась картинка Цыденов а-ля Путин? Показать, как кремлевский сценарий преемственности власти прекрасно работает и в Бурятии? Но Цыденов не Путин. Столько пафоса в проводах Шутенкова, а в итоге - незамысловатая комбинация из трех пальцев от мэра Улан-Удэ, который, не проронив ни слова, по-тихому ушел в отпуск.

Конфуз усиливается

Покидать добровольно свое кресло мэр Улан-Удэ, судя по всему, не торопится, хотя желающих в горсовете подмахнуть бумагу с обращением к нему о принудительной отставке - пруд пруди. Но вот не задача – законных оснований нет. Даром, что народ пять лет возмущался непомерными зарплатой и премиальными мэра, его стычками с журналистами, итальянскими баками, состоянием дорог и коммунальными авариями, дефицитом мест в детских садах и недостатком школ. Депутаты горсовета, региональные власти, коллеги по «Единой России» к этим народным стенаниям были слепы, глухи и немы. Александр Голков благоденствовал: поощрял себя премиями, председательствовал в президиумах, получал грамоты и благодарности. Да так, что уверовал в собственное величие и непогрешимость и стал готовиться к новому сроку. А тут, вдруг, республиканские власти и прозрели, и услышали, и заговорили…

Рейтинг – ничто

Вот почему сегодня рядовым улан-удэнцам непонятно, что за спешка такая приключилась с удалением Александра Голкова с политического поля республики. Терпели его столько лет, еще шесть месяцев как-нибудь продержались бы.

Антирейтинг градоначальника зашкаливает. Избраться на прямых выборах нереально. Но система власти, которая теперь его усиленно отторгает, ни один день обустраивала и оттачивала избирательный процесс именно так, чтобы сковырнуть неугодного руководителя было максимально трудно. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

Власть знает, что наличие антирейтинга, как в случае с Голковым или отсутствие рейтинга, как в ситуации с Шутенковым – ничто, а административный ресурс – все. Кто захватит 40 млн. рублей, заложенных мэрией в этом году на работу со СМИ, кто будет распоряжаться армией бюджетников и ресурсами города, начиная от городского транспорта до досок объявлений возле подъездов и студентов, тот и будет в дамках.

От любви до ненависти – один шаг

Если раньше глава региона и мэр столичного города дружно топили за себя и ставленников партии власти, то сегодня система дала сбой. Из-за конфликтной ситуации ни Голков, ни Шутенков не смогут воспользоваться административным ресурсом в полной мере. Следовательно, увеличились шансы быть избранными в горсовет и на пост мэра Улан-Удэ у тех, кто в обойму власти не входит. Все взоры - на КПРФ.

Вместе с тем у горожан появится возможность понаблюдать полгода, как будет функционировать система «мэр - сити-менеджер» в условиях конфликта, а не в ситуации «рука руку моет», как это было до сих пор. Жаль, что система сдержек и противовесов в нашем регионе никак не может заработать в нормальном режиме: ни в плоскости «горсовет – администрация Улан-Удэ», ни в разрезе «республиканская власть – местное самоуправление».

Два года жители Бурятии могли лишь догадываться о скрытом противостоянии между Алексеем Цыденовым и Александром Голковым. А потому семя объявленной войны между двумя ключевыми фигурами упало, увы, не на благодатную почву.

Вторжение

Руководство Улан-Удэ ведет себя по отношению к главе региона по принципу «сами с усами». Вячеслав Наговицын, а потом и Алексей Цыденов быстро осознали, что при таком раскладе глава региона фактически имеет влияние лишь в экономически отсталых районах Бурятии. Немного, если учесть, что вся жизнь бурлит в Улан-Удэ, и все ресурсы располагаются именно в нем. Вячеслав Наговицын, расширяя сферу своего влияния, удалил из руководства Улан-Удэ слишком самостоятельного Геннадия Айдаева. Следующий за ним Александр Голков, в итоге, оказался в оппозиции и Наговицыну, и пришедшему ему на смену Цыденову.

Дело не в фамилиях и личностях. Местное самоуправление по российскому законодательству не входит в систему государственной власти. Сопротивление улан-удэнских градоначальников стремлению республиканских властей главенствовать на их территории выглядит вполне понятным. Не тайна и желание любого главы Бурятии выйти из рамок руководителя лишь сельских районов республики. Но проталкивание властями региона Игоря Шутенкова в администрацию Улан-Удэ через торг с сити-менеджером и его первым заместителем нормальным процессом не назовешь. Подписи чиновников мэрии в обмен на должности в правительстве и другие преференции уж больно смахивают на обыкновенную коррупцию.

Признаки подобия

Кого сегодня Алексей Цыденов пытается протолкнуть на пост первого лица Улан-Удэ? Человека, похожего на себя. Желание быть в кругу подобных, диктуется законами природы, инстинктом самосохранения. Но для любого руководителя и политика – это тупиковый путь развития.

Игорь Шутенков, как и Алексей Цыденов, на «ты» с бухучетом и финансовыми планами, человек без явной привязки к какой-либо группе влияния. Без сомнения, он технократ, и за свои пятьдесят два года не проявлял особого интереса ни к роли общественного лидера, ни тем паче, политического деятеля. Он не созидатель и не предприниматель, а как раз из тех, кого предпринимательское сообщество хотело бы видеть в качестве управленца в последнюю очередь.

Одно дело технократ в руководстве региона. Ситуация хоть и спорная, но в нашей стране вполне привычная. Другое дело, технократ – глава местного самоуправления. Мало того, что Игоря Шутенкова явно понизили: из первого заместителя председателя правительства региона перевели на должность заместителя руководителя администрации города, так еще и поручили заниматься делом новым и непривычным.

В министерстве финансов, которым руководил Шутенков, долго не могли привыкнуть к его манере принимать людей, даже из ближайшего окружения - только по предварительной записи. Одно дело минфин, другое – мэрия. Мэр города – глава большого сообщества. Он вынужден ежедневно и ежечасно общаться с очень разными людьми. Каково это человеку, который привык работать в тиши кабинета, и для которого цифры милее людей, а люди – всего лишь обладатели цифр: ИНН, показатели базы налогообложения, доходов и расходов бюджета.

Из огня да в полымя

Но дело, конечно, не столько в Игоре Шутенкове. В конце концов, это его личная проблема, менять так круто свою жизнь или нет.

Важнее, что замаячила реальная перспектива, что город вместо конфликта главы региона и мэра Улан-Удэ получит поглощение региональной властью уровня местного самоуправления. А это уже действительно опасно, когда граница между государственной и муниципальной уровнями власти размывается. Ситуация «рука руку моет» в условиях многомиллиардных траншей в Улан-Удэ едва ли будет полезна эффективности освоения этих средств. Улан-удэнцам всерьез придется озаботиться, чтобы лихие люди последнее из города не вынесли.

В фаворе все еще любители интриг

Каждый уровень власти и каждая ее ветвь должны выполнять функции, прописанные законом. Желание одной из них поглотить другую чревато неразберихой, коррупцией и разрухой. Лишь народ, как единственный источник власти, способен остановить бесконечную возню политиков и чиновников за сферы влияния, личные амбиции и собственные интересы. Для этого надо только, чтобы выборы были не номинальными, а реальными. Тогда появится надежда, что их победителями будут люди достойные, способные радеть за общество и людей, которые отдали им свои голоса.

Начавшаяся война за право обладания административным ресурсом Улан-Удэ дает основания полагать, что в фаворе предстоящей предвыборной гонки вновь окажутся любители интриг. Сдается, что на площади Советов открылся какой-то неиссякаемый источник подобных персон. Вот только терпение горожан не безгранично, и мало, кто из нас сегодня готов пожертвовать еще пятью годами жизни в пользу бездарного управления городом и затянувшегося ожидания лучшего будущего для него.