Сотрудники дома-интерната в Улан-Удэ рассказали о беспределе в его стенах

Работников беспричинно лишают стимулирующих, а постояльцев держат среди клопов в черном теле

06.06.2018 в 03:51, просмотров: 1492

В прошлом году «МК» в Бурятии» писал о непростой ситуации в улан-удэнском комплексном центре «Доверие», где два года кряду постояльцы безуспешно добиваются отставки директора. Старики и инвалиды жалуются на плохое питание и ужасные условия проживания, «заботливо» обеспеченные сверху.

Сотрудники дома-интерната в Улан-Удэ рассказали о беспределе в его стенах
фото: flickr.com

Материал об этом, опубликованный на страницах нашей газеты, заинтересовал уполномоченные инстанции. Однако положение не улучшилось. А недавно в редакцию обратились сотрудники социального учреждения, которые, как оказалось, солидарны со своими подопечными и близки к бунту.

Клопы и одежда с улицы

Стандарты социальных услуг в стационарной форме, принятые в Бурятии, гласят: дезинфекция постельных принадлежностей, то бишь одеял, подушек, покрывал и матрацев, проводится два раза в год, а одежды, нательного и постельного белья — раз в неделю (для «лежачих» — по мере необходимости).

Но, судя по всему, на «Доверие» эти правила не распространяются. Обеззараживания не было здесь аж с октября 2017 года, ибо специальное оборудование (прожарочная машина) приказало долго жить. Тогда же уволился прежний дезинфектор, а нынешний появился в марте 2018-го. Сотрудники утверждают: она является родственницей начальника и на момент трудоустройства не имела профильного образования. Не мудрено, что в апреле в кроватях обнаружились клопы. Кровососущие насекомые, размножающиеся молниеносно и «нападающие» ночью, предположительно появились вместе с одеждой, которую у посторонних берут некоторые постояльцы с поощрения директора.

— Через заведующих отделов Александр Хутаков приказывал нам приносить вещи. А в итоге обвинил нянечек— дескать, «притащили клопов на себе», да медсестер и соцработников — «не заметили их при обходах». Должных мер для ликвидации мелких кровопийц не предпринималось. Дезинфекция матрацев и одеял производилась лишь в одной секции, но представители Роспотребнадзора для этого не вызывались. А, согласно законодательству, к работе с дезинсекционными средствами допускаются только лица, прошедшие обучение и инструктаж по технике безопасности.

Любопытно, что новое белье и одежда покупались еще в 2013-2014 годах, однако их частичная выдача началась, когда посыпались жалобы. Старые же используются до сих пор, и разрешения на их списание не дается. В ветхих одеяниях и необитых гробах люди хоронятся при отсутствии родственников и личных вещей. А 75% пенсий, перечисленных на соцобслуживание и оставшихся после смерти, уходят не на достойное погребение, а в неизвестном направлении.

Кнут без пряника

Не по щучьему велению, а по личному «хотению» руководитель центра частенько делает подчиненным необоснованные выговоры и лишает их стимулирующих выплат, не дав права на защиту и время на исправление и не ознакомив с приказами. Порой о причинах немилости остается лишь догадываться.

Пару месяцев назад надбавок к зарплате лишились заведующая и специалист отделения соцреабилитации, дежурные няни и медицинские сестры. А все потому, что родственница одного из проживающих, Петрова, заявила: он якобы был доставлен из соцучреждения в больницу нагишом (фактически — в одежде и даже одеяле, это подтвердили и врачи скорой помощи). А сестра другого, Димова, посетовала: его не поят, не кормят и не одевают. И хотя это была история, придуманная для возвращения в родные пенаты, все вновь остались без денежных поощрений.

Наши собеседники признаются, что остаются без них не только из-за непотакания прихотям руководства да кляуз со стороны жильцов, но и по иным абсурдным причинам. Например, при несоответствии «порядку оценки эффективности деятельности». Оный существует в доме-интернате без малого два года, но не содержит конкретных критериев и дает огромный простор для фантазии относительно депремирования. Или при отказе от исполнения не своих должностных обязанностей.

Если раньше дежурные медсестры выполняли назначения терапевтов и фельдшеров, следили за состоянием стариков и инвалидов, пожарной безопасностью и эпидемиологическим режимом, контролировали работу младшего персонала, то теперь, когда в их штат перешли процедурные медсестры, делают в разы больше. Ходят по секциям, ставят уколы, делают перевязки, проверяют общепит, в том числе во время вечерних процедур... Поймать их на посту весьма проблематично, что чревато необратимыми последствиями.

Для слежки за рабочим процессом и выявления всевозможных «косяков» в 2017 году повсеместно были натыканы, а в конце 2017-го — начале 2018-го — «запущены» камеры видеонаблюдения. То, что не зафиксируют устройства, обязаны рассказать очевидцы: доносить друг на друга заставляют под угрозой наказания.

Сам себе режиссер

— От непосредственной деятельности не на шутку отвлекают планерные совещания, которые проводятся несколько раз в неделю, плавно перетекая в пустую болтологию о политике, здоровом образе жизни и поддержке отечественного производителя и затягиваются порой на 1,5-2 часа! — возмущаются работники. — Все бы ничего, но светские беседы бьют по тем, кто нуждается в помощи. Если они упадут, вовремя не сходят в туалет или не примут лекарство, виноваты будем мы, и это выразится не только словесно, но и материально. Несмотря на то, что Хутаков требует неукоснительного соблюдения трудового законодательства и законов Хаммурапи, сам он постоянно опаздывает на работу, а после обеда играет в теннис.

Подобных неувязок — вагон и маленькая тележка. Директор ратует за разнообразие в меню, но едва дело доходит до закупки продуктов, вычеркивает их часть и твердит об однообразии пищи. Страдают и психика поваров, и желудки жильцов, которые вынуждены есть скудные завтраки, обеды, ужины и грызть твердые яблоки. А еще — пользоваться просроченными мылом и зубной пастой (сомнительные средства личной гигиены также реализуются через буфет).

Между тем добротные вещи, переданные спонсорами, лежат без дела — гниют в сауне и служат поводом для проверки складских помещений. А денежные средства, выделенные ими же, тратятся не на мещанские радости вроде покупки цветочных горшков или починки электрической плиты, а на грандиозное мероприятие — юбилей комплексного центра. Где, как сообщил сердобольный руководитель, части персонала присутствовать не по карману.

Бытовую же технику своими силами и за свой счет чинят постояльцы, кабинеты таким же макаром ремонтируют сотрудники, а полы, окна и стены при ограниченном инвентаре моют нянечки. Впрочем, последние привыкли к ударному труду с тех пор, как долгое время в четыре руки ухаживали за всеми во второй секции второго корпуса.

Но апогеем самодеятельности стали «игрища» с тарифами на дополнительные услуги. В 2016 году проживающие возмутились, что необходимо оплачивать физиолечение, и руководитель любезно сообщил: можно делать это лишь наполовину (то есть пройти 12 процедур, а заплатить за 6). Соответствующие приказы не издавались, а, значит, установленные таксы не соблюдались. На кого в случае чего упадет груз ответственности, догадаться нетрудно.

А кадры кто?

Фору финансовой политике Александра Хутакова даст разве что кадровая. «Должность соцработника занимает его брат, который не исполняет свои обязанности надлежащим образом. С начала года клиенты в курируемых им секциях не подписывали акты предоставления услуг. Зато этот товарищ участвует во всех мероприятиях и общественной жизни нашего учреждения! — говорят работники. — Фельдшер — землячка директора. Она имела прогулы по неуважительной причине и допускалась к работе, несмотря на грубое отношение. В родном районе не могла устроиться нигде из-за пристрастия к спиртным напиткам и непристойного образа жизни».

В «Доверии» нет ни бухгалтера, ни постоянного психолога. Приходящий на пару часов два-три раза в неделю не может охватить всех без исключения и проводит беседы, тренинги и консультации с небольшим постоянным кругом. При этом есть аж три заместителя, не приносящих пользы, и куча специалистов учебно-методического отделения, получающих зарплату здесь, а работающих на министерство социальной защиты населения РБ. Ради нужд его сотрудников (визитов в районы, перевозки мебели) нередко эксплуатируется служебный автомобиль интерната в ущерб интересам его обитателей (поездкам в банк, налоговую службу, пенсионный фонд).

А ведь добраться до нужного места самостоятельно люди пожилого возраста и с ограниченными возможностями не могут. В комплексном центре инвалиды-колясочники живут по двое, хотя, согласно санитарно-эпидемиологическим правилам от 2016 года, должны жить по одному. Вокруг него не проложен асфальт, на территории нет нормального проезда. Во втором корпусе не установлен подъемник, а в расположенную здесь курилку не оборудован въезд.

Через чашу терпения

Из-за нездоровой атмосферы, сложившейся в учреждении, оттуда увольняется огромное количество людей. Среди них — ведущий специалист отделения социального обслуживания на дому Посохова, старшая медсестра Кравцова, отработавшая более 10 лет, опытный и уважаемый сотрудник Сороковикова. Оставшиеся боятся, что уход действительно ценных кадров наряду с огромной текучкой прекратит деятельность «Доверия».

— Словно жерновами директор сминает и убирает работников, переводит их на менее оплачиваемые должности. Но, несмотря на травлю, шантаж и угрозы, идет его поддержка. Неоднократные обращения в контролирующие и правоохранительные органы не увенчались успехом. Проверки проводятся формально, к ним тщательно «подбиваются» все документы. Чаще всего инспекцией занимаются специалисты минсоцзащиты Бурятии — теоретики, которые лишь пишут нормативную базу и не соотносят ее с реальной жизнью. Мы не видим в лице Хутакова и его помощников хозяйственников, которые улучшили бы наше существование. Считаем, что руководитель должен соблюдать все профессионально- этические нормы по отношению к подчиненным и проживающим и исключать любую несправедливость против любого человека. И надеемся хотя бы на этот раз быть понятыми и услышанными.