В Улан-Удэ сотрудники «Доверия» продолжают выражать недоверие его директору

По следам наших публикаций

27.06.2018 в 04:15, просмотров: 1482

В одном из предыдущих номеров нашей газеты вышел материал об особенностях руководства в комплексном центре социального обслуживания в столице Бурятии.

В Улан-Удэ сотрудники «Доверия» продолжают выражать недоверие его директору
фото: flickr.com

Среди прочего рассказывалось о царящей там ветхости и антисанитарии, блате и кумовстве, беспричинных увольнениях и депремированиях. Вскоре в нашем распоряжении оказалось новое письмо от работников дома-интерната, где они поведали о последствиях публикации и ранее не озвученных фактах вопиющих нарушений.

Команда «ух»

«После выхода вашей статьи буквально одним днем наш директор подписал все акты с января 2018 года на списание старой одежды и постельного белья, а также на выдачу похоронной одежды и полотенец, которые приказал картинно разложить на кроватях, — пишут сотрудники «Доверия». — В срочном порядке бухгалтерия и отдел кадров во главе с Александром Хутаковым переделывали все приказы и недостающие документы. Сразу же нашлись средства на покупку вещей согласно установленным нормам!».

Бурная деятельность велась неслучайно — нагрянула проверка из министерства соц-защиты Республики Бурятия. Хотя проверкой происходившее назвать было сложно — скорее, визитом для галочки. Как рассказывают авторы послания, все время проверяющие сидели в кабинете и лишь один раз наведались в 3 секцию 2 корпуса, где ранее обнаружились кровососущие насекомые. Побеседовали с новенькой нянечкой, а когда услышали от нее долгожданную фразу «Не видела я никаких клопов!», удалились восвояси. Прошествовали через складские помещения, где не провели никакой инспекции, но дали ценные указания по раскладке вещей, и были таковы.

Козлы отпущения

Почему из-за «невидимых» паразитов стимулирующих выплат лишились все няни из вышеупомянутой секции, медицинские сестры и специалист отделения социальной реабилитации — решительно непонятно. Кабы без них остались дезинфектор и руководство, к компетенции которых и относится санитария, было бы гораздо логичнее. Впрочем, обеспечивать ее прожарочной машиной, некогда списанной, наспех отремонтированной и снова запущенной, весьма проблематично даже для всесильного начальства.

А восстановить относительно новое оборудование, фактически сгоревшее из-за его невыключения (официально — из-за короткого замыкания) осенью прошлого года, не представляется возможным. И это — не единственный факт использования отправленной на покой техники. В физиокабинете также используются «оттрубившие» свое аппараты, при помощи которых оказываются услуги постояльцам и сдираются деньги с них, как кора с липок.

«Медсестры неоднократно лишались денежных вознаграждений за якобы несвоевременно списанные таблетки, а няни — за курение жильцов в неположенном месте, а также специфический запах в их комнатах, — гласит обращение. — Сами старики выслушивали оскорбительные высказывания от Хутакова по этому поводу. По его мнению, какой аромат должен источать пожилой человек? Каждая нянечка обслуживает 10-12 тяжелобольных и не может ежеминутно контролировать их. В летний зной все они ежечасно обтирают лежачих, которые хотят покоя, и круглогодично таскают проживающих на 2 этаж 2 корпуса за неимением подъемника, из-за чего у одних срываются спины, у других — усугубляется состояние. Но и этим не ограничивалась эксплуатация несчастных женщин. Весной 2018-го после аттестации из них принудительно сколотили бригаду для косметического ремонта социального учреждения, что, естественно, препятствовало основной деятельности. Летом 2016-го они уже занимались подобным вне рабочего времени, без дополнительной оплаты и соответствующих навыков. Но это не смущало никого. Боле того, требования выдвигались как к профессиональным штукатурам-малярам.

В прошлом году «ударницам труда» сократили количество отпускных дней с 50 до 36, уменьшили доплату за вредность, увеличили работу с дезинфицирующими растворами (которую, по идее, должен выполнять дезинфектор — тетя руководителя) и установили доплату за функции кормилицы — 60 рублей в день. «Доплата же за работу в ночное время за один месяц составляет 300-400 рублей. Ради этих грошей приходится отказываться даже от 5-минутного сна. За 24-часовую смену нянечкам полагается 25-минутный перерыв: 3 раза — по 5 минут и 2 — по 10. Как за такие отрезки умудряться поесть и сходить в туалет — загадка почище сфинксовой».

Явно превышая свои должностные полномочия, директор периодически проверяет сумки сотрудников (не воруют ли те продукты питания и вещи клиентов), буквально роется в них, вытаскивает белье, косметику, предметы личной гигиены и даже заставляет раздеваться! 15 июня 2017-го вынудил сделать это работниц столовой Алееву и Гараеву, унизив их перед коллегами.

Кнут для изгоев и пряник для фаворитов

«Прежде сын начальника отдела кадров Булата Жалсапова был охранником в «Доверии», нынче стал старшим поваром. Щедро накладывает порции и раздает продовольствие своим любимчикам, издевается над всеми остальными, унижает и оскорбляет постояльцев и сотрудников отдела питания и не несет никакой ответственности, — продолжается в послании. — Когда же недовольство в его адрес высказала нянечка-кормилица Ольга Путанцева, которая долго трудилась, несмотря на нерабочую группу инвалидности, Дарима Жалсапова вытащила ее документы из ящика, предъявила индивидуальную программу реабилитации и указала на дверь.

Аналогичной участи «удостоилась» и бухгалтер Булгатова. Коллеги уверяют: она одна из немногих противостояла безумствам, которые чинил начальник. Однажды он решил продать вагончики, используемые как склады, из-за будто бы их ненужности, нашел покупателя и почти провернул сделку. Но женщина не позволила списать подотчетные объекты с инвентарными номерами и пригрозила звонком в министерство имущества. А вскоре держала приказ о сокращении с конца июня 2018-го, будучи инвалидом предпенсионного возраста».

«Грамоты да награды в нашем центре получают только приближенные к руководящему составу, независимо от профессионализма и заслуг, — горько констатируют работники. — На должности берутся многочисленные знакомые даже без соответствующего образования. Осенью 2017 года был принят дворник — наверное, родственник одного из должностных лиц. Иначе невозможно объяснить, почему зарплата выдается ему, а уборка мусора, снега и пуха поручается нам?».

В марте 2018-го «нарисовался» новый заместитель директора по административно-хозяйственной части Гарматаров, который не умеет выписывать накладные и требования на получение хозяйственного инвентаря, не имеет официального трудоустройства, никогда не бывает на рабочем месте и неизвестно куда катается на служебном автомобиле (а вот водитель — известно — подвозит замминистра соцзащиты Кириллова из дома на работу ежедневно в 7 утра по распоряжению «сверху»). В апреле была назначена председатель профсоюзов Дугарова. Отныне организация не защищает интересы «рабочего класса» и играет в молчанку на всех собраниях.

Тем временем Александр Хутаков обивает фасад интерната с той стороны, на которую выходят окна его кабинета. Но при этом эстетическое удовольствие испытывает лишь сам. А проживающие удрученно смотрят на почерневшие стены в своих каморках бессчетное количество лет. Еще директор организовал кассу взаимопомощи, точнее, самопомощи. Деньги оттуда берет регулярно, возвращает же менее аккуратно, отмечают подчиненные.

Пусть молчат

Весь этот разброд и шатание ощутимо сказывается на всей деятельности. В центре социального обслуживания отсутствует ответственный за контроль качества, а вокруг — асфальт. Поручни расположены не на той высоте и вне дорожек, в комнату для курения не оборудован нормальный въезд. Безбарьерная среда для людей с ограниченными возможностями здесь остается чем-то из области фантастики. Нет и терапевта с необходимым стажем, зато есть молодой фельдшер без всякого стажа и фельдшер без всякого опыта работы с людьми. Имел место трагический случай, когда супруга некоего Каргапольцева многократно твердила Кротовой о необходимости его осмотра. Но медработница бездействовала, и больной скончался.

С июня 2018 года свои двери распахнул профилакторий «Родничок», где отдыхают инвалиды и пенсионеры. Но медицинская сестра исчезла в неизвестном направлении на целую неделю. В итоге отдыхающие, включая передвигающихся с помощью ходунков и тросточек, вынуждены были жить без воды и благоустроенного туалета. Когда же заведующий медучреждением донес информацию до Хутакова, тот якобы заявил: им есть чем питаться, пусть молчат…

В том же месяце с жильцами заключались соглашения на оказание услуг в связи с изменением среднедушевого дохода. Некоторые отказывались подписывать их, но затем согласились — под давлением собранной комиссии и угрозой выселения.

— Директору перечить противопоказано. С нами все просто: оставить без стимулирующих выплат, уменьшить заработную плату, сократить, уволить. С проживающими — несколько иначе: лишить права на участие в соревнованиях, не брать на личный прием, чтобы не выслушивать недовольства. Не стоит перечить и отделу кадров. На посту охраны имеется список нежелательных для взора лиц, которые ранее работали здесь. Они не могут навещать бывших подопечных, которым стали как родные за долгие годы…

Остается добавить, что на минувшей неделе сотрудница «Доверия» не взяла, как обычно, 20 бесплатных экземпляров свежего номера «МК» в Бурятии» в редакции. Нетрудно догадаться, почему. Видимо, старики останутся без газеты, которую всегда любили читать, и, возможно, не увидят и эту статью.

Очень «сильный» ход, Александр Романович!

Стыдно, товарищ Хутаков!