Он сказал: «Поехали» или о том, как глава Бурятии Баргузин и Курумкан инспектировал

От юрты к юрте

01.05.2019 в 03:46, просмотров: 2503

На минувшей неделе, 24 и 25 апреля, Алексей Цыденов совершил рабочую поездку по Баргузинскому и Курумканскому районам, где посетил ряд проблемных объектов и провел несколько напряженных встреч.

Он сказал: «Поехали» или о том, как глава Бурятии Баргузин и Курумкан инспектировал
Фото: Правительство Республики Бурятия.

Два дня по пятам ходил за ним корреспондент «МК» в Бурятии», и, наблюдая, как глава региона общается с людьми, твердо уяснил: любой человек может стать чиновником, но не любой чиновник — остаться человеком.

Бурятский губернатор недавно сетовал на просторах Интернета, что в Москву и Владивосток летает, а до своих окраин никак не доберется — времени не хватает. Но не поехать не смог. И не потому что автор «Независимой газеты» под псевдонимом «Тиртей» попенял — мол-де Алексей Самбуевич отменил бы вояжи по мегаполисам, сосредоточился на родной республике да покатался бы от юрты к юрте. А потому что в последнее время пресловутые муниципальные образования трясет похлеще иных сейсмических зон. То пациента в карцере до смерти доведут, то казенные деньги за непоставленное оборудование отдадут, то других дел натворят. Да таких, что становится ясно: в отчизне непорядок, разбираться надо. Причем — лично, и сказал: «Поехали!».

Баргузин

Путь от Улан-Удэ до Баргузинского района занимает плюс-минус 2,5 часа. Здесь, на мысе Крестовый, взору предстает картина, достойная кисти Куинджи, — обвязанное лентами дерево, припорошенные снегом горы и его величество Байкал. На фоне сурового и прекрасного пейзажа появляется кортеж правительственных автомобилей, откуда вместе с сопровождающими лицами выгружается Алексей Цыденов — в черной демисезонной куртке, черных же ботинках и темно-синем деловом костюме. На брюках — чуть заметные стрелки. «Неужели собственноручно гладил перед отъездом?» — мелькает мысль.

Высокого гостя встречают бурятским хадаком, русским караваем да хлебом-солью (синтез культур — дело тонкое). Расплывшись в улыбке — не дежурной, а, как мне показалось, искренней, глава Бурятии пробует угощение, принимает подношение, фотографируется с принимающей стороной и спешит в машину. На счету — каждая минута.

Следующая остановка по маршрутному листу — центр дополнительного образования детей «Подлеморье» в поселке Усть-Баргузин. Деревянное здание перешло к муниципалитету полтора года назад, но дышит на ладан «с времен очаковских и покоренья Крыма». Требуется ремонт актового зала, дверных и оконных блоков, приведение к санитарным правилам и нормам и требованиям пожарной безопасности. О последнем лишний раз напомнила внезапно взвывшая сирена. Впрочем, призыв «Срочно покиньте помещение!» присутствующие проигнорировали.

Встреча с лесозаготовителями Баргузинского района. Фото: Правительство Республики Бурятия.

Цыденов слушал много и внимательно, говорил мало, тихо и обстоятельно. Здесь и далее его реакция на просьбы людей более всего напоминала реакцию любящего отца на просьбу любимого ребенка. Ну типа:

— Пап, дай на мороженое!

— Сколько надо?

В данном случае надо от 5 до 10 млн рублей, и местные эксперты готовы на радикальные меры.

— Лучше всего снести второй этаж, обложить стены кирпичом и сделать пристрой с западной стороны! — с уверенностью отрапортовал представитель районного отдела МЧС по РБ.

— Может сразу закрыть поселок и переселить жителей? — не без иронии отозвался глава. И быстро продиктовал замечание для протокола. Решили покамест обойтись малой кровью — «подшаманить» первый этаж и задействовать еще одно, уже эксплуатируемое здание, удвоив площадь. А в будущем, глядишь, и второй отремонтировать, если не другое сооружение возвести.

Алексей Самбуевич не только проверил состояние помещений, но и посмотрел поделки ребятишек. Особенно заинтересовался модельками кордовых самолетов, проявив недюжинное знание авиации. И затем отправился на «легкий фуршет». Загодя прибывшие министры с депутатами трусили следом, вставали поближе к накрытому столу. Кто-то налегал на закуску, кто-то уплетал сладкое. Депутат Народного Хурала Матвей Гершевич, оказывается, уважает домашнюю пиццу. «Вкусная, мясистая!» — нахваливал угощение парламентарий. А губернатор наш жевал бутерброд и смотрел вперед.

На встречу с лесозаготовителями в административное здание ФГБУ «Заповедное Подлеморье» набилось столько народу, что хвост протащить было негде. «Пустите самого большого, он никого не боится!» — приветливо зазывал Алексей Цыденов предпринимателя-здоровяка, который жался у дверей. Там же выстроились акулы пера. Но вскоре глава Бурятии вежливо попросил нас с вещами на выход. «Уважаемая пресса, нам бы пообщаться, а не похвастаться», — произнес он и тяжко вздохнул. Беседа длилась за закрытыми дверьми минут сорок, суть же ее сводилась к тому, о чем говорилось и прежде: те, кто выдают зарплату в конвертах, крадут у учителей и врачей.

А владельцы здешних лесопилок подобной практикой ох как грешат — не устраивают работников официально, платят наличкой, соответственно, не отчисляют положенные налоги. Плюс не убирают опилки, из-за чего с 1 октября 2019 года рискуют попасть на большие штрафы.

— Если вы измените положение и найдете честный подход к работе — будете легализовывать трудовые отношения с сотрудниками и утилизировать отходы лесопиления, то и мы пойдем навстречу — например, поможем оперативно переводить землю в нужную категорию. Иначе за дело возьмутся структуры посерьезнее.

Цыденов изъяснялся жестко и доходчиво. То ли ультиматум ставил, то ли компромисс искал — сразу и не поймешь. Лесозаготовители дружно кивали: лучше играть по правилам, чем сложить карты. Да и против «серых схем» скооперироваться нелишне. Представитель ООО «Байкаллес» Александр Сосновский заметил, что можно перерабатывать опилки в пеллеты на заводе, который будет смонтирован к 1 августа, и пускать вместо угля на отопление для местных котельных. Инициатива получила «зеленый свет» и, возможно, разойдется по всей республике.

Столпотворение наблюдалось и во врачебной амбулатории улуса Баянгол. Построенная в 1977 году, медорганизация обслуживает население этого населенного пункта, улусов Соел и Карасун, 1545 человек с семнадцати заимок и отчаянно требует капитального ремонта. В действующем ее здании на обе ноги хромают стандарты и не достает оборудования, а в законсервированных помещениях бывшего стационара, помимо перечисленного, царит такой холод, что захворает всяк сюда входящий. Но если в следующем году, как и запланировано, два медучреждения будут модернизированы и объединены, а круглосуточный пункт неотложной помощи создан, надлежащее обслуживание, считай, обеспечено.

Поратовать за благое дело пришли старейшины Баргузинской долины, включая Героя Социалистического Труда Ольгу Сангадиеву. Пожилая женщина с четырьмя детьми проживает в старом домишке на небольшом участке, занятом по праву первого владения, и ожидает новое жилище. Увидев обладательницу высшего звания СССР, глава тепло улыбнулся, произнес: «Здравствуйте» и осторожно пожал хрупкую ладошку. Но, узнав о желании бабушки перебраться в Улан-Удэ, заметно помрачнел:

— Человек ставится в очередь на жилье по месту жительства. Не бывает так: живу в деревне, хочу в город. Нет таких законов.

И было заметно, что очень ему неловко за российское законодательство.

На сельских улицах Алексея Самбуевича буквально облепили ребята, которые жаждали совместного снимка и снимок этот получили — как и коллектив Баянгольской СОШ, и сотрудники дома культуры села Уро, и вообще все желающие. Технократ охотно позировал, но куда охотнее говорил с людьми. После фотосессий, вздымая клубы пыли, вереница автомобилей помчалась в село Баргузин. Но примерно за 50 километров от районного центра, в улусе Борогол, резко остановилась. На обочине дороги ожидала группа граждан с плакатами «SOS». Обитатели «серой долины» прознали о визите высшего должностного лица и решились поведать о своей беде. А беда заключается в том, что на три десятка домов имеется единственная водовозка, не отличающаяся постоянством. Чтобы получить свою скважину, бурить надо глубоко — не менее 100 метров, и суммы размером 3 млн рублей. По своему обыкновению «меньше слов — больше дел», Цыденов почти молча внял крику души, взял обращение пикетчиков с их подписями, а заодно — и ситуацию на карандаш.

Когда делегация прибыла к администрации Баргузинского района, все, кажется, хотели лишь одного — лечь и лежать. Ну или хотя бы сесть и сидеть. Что с успехом и проделали. Все, но не глава Бурятии. Он так и не присел в приготовленное для него кресло и два часа простоял на своих двоих. Не притронулся и к стакану воды, чтобы смочить пересохшее горло. Сначала поздравлял с днем рождения ветерана Великой Отечественной войны Михаила Елисеевича Попова, которого орденом Красной Звезды награждал сам маршал СССР Константин Рокоссовский. Потом вручал жилищный сертификат многодетной семье Гомбоевых, помогая подняться на сцену самой матери и детишкам. А затем рассказывал. Отчитывался по проведенной инспекции. Разъяснял про дальневосточную субсидию и точки экономического роста, которых в Баргузине не оказалось совсем («минус» районной администрации). Выслушивал. Сочувствовал. 

Многие чувствовали контраст между тем, как к нему обращались члены кабмина, постоянно вскакивающие с сидений для «дачи показаний», и как — представители от народа. Не боялись. Не заискивали. Каждый говорил об общем (дележке леса, выдаче разрешений на вылов рыбы, отмене прямых выборов, утилизации жидких бытовых отходов, потребности в социальных койках) и о личном. В память врезался мужчина, чья жена умерла в Баргузинской ЦРБ из-за недогляда врачей осенью прошлого года.

— Да такие медики должны менять халаты на швабры, — сказал вдовец дрожащим от слез голосом.

Алексей Цыденов опустил глаза в пол, но тут же поднял их на убитого горем человека.

— Давайте так. Назначим вам главного врача. Того, кому доверяете. Пусть подаст заявку на участие в конкурсе сразу после майских праздников. А там с остальным разберемся, — и зал зааплодировал.

Курумкан

Сельскохозяйственное предприятие ООО «Светоч» в местности Байдын-Нуга сельского поселения Арзгун — племенной репродуктор калмыцкой породы крупного рогатого скота с 2017 года. Сегодня здесь около 450 голов. Буквально на днях родился маленький бычок. Вживить ему чип в тело и проколоть ухо биркой предложили Алексею Цыденову. Но тот категорически отказался. Вы уж как-нибудь сами…

Зато с нескрываемым удовольствием дегустировал полуфабрикаты от здешнего производителя. Цех по переработке мясных продуктов РСО «Кедр» в селе Алла имеет весьма себе недурственный объем производства — 42 тонны в год, или 120 кг в сутки. Для полного счастья не хватает площади и, соответственно, денег. Но, надо полагать, скоро будет и первое, и второе — целый губернатор оценил же. Одетый по всем правилам — в бахилы, шапочку и накидку, он пробовал буузы «Алла», тефтели «Колобки», пельмени «Домашние», котлеты «Байкальские» и запивал чаем с молоком. Спутники не отставали — облаченные таким же образом, усердно жевали.

— А знаете, — как бы между прочим отметил Цыденов, поглощая угощение и обращаясь к хозяевам, — до вас мы были в котельной. И туда почему-то никто не зашел!

Зато сюда явились полным составом. Министр имущественных и земельных отношений Маргарита Магомедова показала кулинарные способности — ловко смастерила пельмешку косичкой. «Зачет!» — похвалил глава. «А у меня? Незачет?» — расстроилась министр социальной защиты населения Татьяна Быкова и продемонстрировала свою стряпню. «Тоже зачет!» — утешил ее Алексей Цыденов. И признался, что сам умеет лепить буузы.

На базе отдыха в Курумканском районе. Фото: Правительство Республики Бурятия.

В Улюханском доме культуры долгожданному визитеру представили фрагменты спектакля на бурятском языке — воспоминания пожилой женщины о том, что и она была молодой девушкой. Не ручаюсь, что он все понимал, но смотрел заинтересованно и хлопал, хоть актеры сильно волновались и немного путались. После представления зашел за кулисы и пожал руку каждому артисту, параллельно узнав, что здесь некуда вешать шторы. А на базе отдыха «Кучигер» Алексею Цыденову поведали, как здесь все устроено, какие уникальные минеральные источники, уютные гостевые дома и номера и зона отдыха (заодно пожаловались, какая плохая дорога и короткая ЛЭП). Однако металлическая емкость возле одного из родников испортила благоприятное впечатление.

— Да как же? — опечалился Алексей Самбуевич. — Хоть бы деревянную бочку поставили! А то чугунную ванну! Не смотрится!

На память приобрел сувенир — флаг Бурятии из белого, желтого и синего бисера. «Купил», — улыбнулся он и положил на стол тысячу рублей. Сдачи не попросил.

В детском саду «Родничок», детской школе искусств и центре дополнительного образования, где, как и во всех соцучреждениях, ребром стоит вопрос ремонта, глава Бурятии провел больше всего времени. Заглядывал в комнаты и кабинеты, махал рукой малышам, которые едва ли понимали, кто пожаловал к ним в гости. Слушал, как юные таланты играют на классических и национальных инструментах, наблюдал, как занимаются оригами и робототехникой. Общий язык с ребятней находил легко и просто. Сразу почувствовался опыт.

Вручение картин курумканской художницы. Фото: Правительство Республики Бурятия.

— Что мастеришь? — полюбопытствовал у девочки с ножницами и бумагой.

— Пасхальное яйцо, — ответствовала та.

— Из таких маленьких треугольников получится вот такой большой эллипс? Ничего себе! — «поразился» Цыденов.

— А вы что делаете? — спросил у мальчиков за ноутбуком.

— Робота запускаем.

По столу и впрямь двигалось причудливое устройство. Захватив «груз», поехало было дальше, но не преодолело одну и ту же линию несколько раз подряд. Глава ободряюще похлопал парнишек по плечу и пошутил: «Не расстраивайтесь. С дорогами у нас везде проблемы!».

…Свыше 400 км по этим дорогам туда и столько же — обратно, 48 часов на местах, около 30 объектов для посещения, море информации, десятки наболевших вопросов, сотни отчаявшихся людей, многотонный груз ответственности. Многие моменты я оставила за кадром, газета-то не резиновая, но не на правах рекламы скажу: работе бурятского губернатора не позавидуешь и врагу такую не пожелаешь, а себе — тем более. Алексей Цыденов обещал разобраться в проблемах, раздал поручения подчиненным, но не посулил золотых гор. И в этом — его сила, а не слабость. Ведь главное — не чтобы народ не возлагал на власть напрасные надежды. А чтобы власть не давала народу невыполнимых обещаний.