Гибель в Бурятии судьи Бякова и бизнесмена Баенгуева оставила множество загадок

Две судьбы

15.05.2019 в 03:59, просмотров: 3516

В минувшие выходные судейское сообщество Бурятии простилось с федеральным судьей Прибайкальского района Александром Бяковым, покончившим жизнь самоубийством прямо на территории районного суда. 

Гибель в Бурятии судьи Бякова и бизнесмена Баенгуева оставила множество загадок

Случившееся 7 мая стало шоком для всех судей республики, знакомых судьи, не говоря уже о родных. Можно только представить, что чувствует сегодня председатель Прибайкальского суда Сэсэг Будаева, на какие вопросы вынуждены отвечать всем встречным - поперечным ее коллеги, потому что ничего подобного в маленькой Бурятии никогда не было. Более того, ровным счетом ничего в жизни скромного судьи Бякова не предвещало такого конца. Даже самые близкие друзья, разговаривавшие с ним за пару дней до гибели, не могут вспомнить в этих разговорах ничего необычного. Александр Бяков не оставил предсмертной записки, никаких иных свидетельств своего решения, а потому случившееся уже обросло массой самых невероятных предположений.

Чтобы высказать свою версию, вспомним другое криминальное ЧП, случившееся всего неделей ранее в другом сельском районе республики и наделавшее в Бурятии не меньше шума. Тогда в улусе Хойтобэе Иволгинского района со множественными колото - резаными ранами возле собственного автомобиля был обнаружен труп владельца сети магазинов «Vidi-Оптика» Вадима Баенгуева.

О чем говорила Сэсэг Шабакова

Десять лет назад все знали Вадима Баенгуева как топ- менеджера ведущей сети магазинов «Оптика Сэсэг», названной в честь основательницы кампании Сэсэг Шабаковой. Вынужденная в эпоху рыночных перемен покинуть место вузовского преподавателя, Сэсэг Шабакова направила все свои организаторские способности на создание собственного предприятия. Подобрала молодых и активных ребят, годившихся ей в сыновья, по-матерински вложила в них свои знания, умения и едва ли не душу. Она доверяла им во всем, и вместе они многого добились. «Только представьте, зайти в 90-е годы на рынок оптики, который был занят муниципальными учреждениями, было практически невозможно. Но мы это сделали», - с гордостью говорила Сэсэг Ильинична, восхищаясь, прежде всего, своей командой.

Не будет большим преувеличением сказать, что Вадим Баенгуев, несмотря на свои 20 с небольшим, занимал в команде «Оптика Сэсэг» особое место. Было впечатление, что в его руках было сосредоточено все - производство и продажи, переговоры, улаживание конфликтов, выборы (Сэсэг Шабакова дважды избиралась в Улан-Удэнский городской совет депутатов), развитие таких новых направлений бизнеса, как известный в свое время международный образовательный центр «Бурятия-ЛИНК».

Вадиму Баенгуеву была уготована стабильная карьера пусть и в условиях малого бизнеса в небольшой республике и на правах второго лица, но вполне позволяющая считать свою жизнь состоявшейся. Но молодой человек был уверен, что способен быть первым. Его манила карьера Иринчея Матханова. Он видел, как живущие по соседству бизнесмены проворачивают невидимые для обывателя многомиллионные сделки и искренне считал себя достойным большего. Десять лет назад Вадим Баенгуев принял решение расторгнуть все связи с кампанией «Оптика Сэсэг», давшей ему путевку в жизнь, и основать не менее мощного конкурента на республиканском рынке под названием «Vidi-Оптика», фактически взяв за основу те же самые методы работы.

Уже через несколько лет Вадим Баенгуев уверенно заявлял, что создал в Улан-Удэ одну из самых крупных сетей магазинов по продаже очков. Однако случившееся 29 апреля 2019 года показало, чтобы стать первым, мало научиться зарабатывать деньги. Надо стать лидером, а значит примером во всем. Когда в одном из своих интервью Сэсэг Шабакова говорила, что «все дело в том, какие задачи мы преследуем в жизни. Хочешь быть лидером — ставь достойные цели», она, прошедшая комсомольскую школу и много работавшая с самыми разными людьми, знала, о чем говорит. К сожалению, такой школы у Вадима Баенгуева не было, он оказался не готов к тому, с чем столкнулся. Собираясь в то утро в улус Хойтобэе, он и предположить не мог, какие шекспировские страсти может вызвать его поведение у доведенного до отчаяния человека. Очевидно, этот выросший на селе человек не увидел для себя иного выхода, чем физически уничтожить перешедшего ему дорогу предпринимателя, а потом, по всей видимости, убить себя. Прохожие в тот день застали такую картину – Вадима Баенгуева, лежащего возле принадлежавшего ему автомобиля «Лексус», и местного 41-летнего жителя улуса, «сидящего» на пассажирском сидении иномарки с прострелянной головой…

На пустом месте

Трагедия с федеральным судьей Бяковым, на первый взгляд, не имеющая ничего общего с гибелью бурятского предпринимателя, тем не менее, наталкивает на печальные ассоциации. По всей видимости, судья ушел из жизни добровольно, был старше, ни в каких - семейных, публичных, профессиональных скандалах замечен не был. В отличие от самоубийства два года назад в парке омского судьи Сергея Москаленко, тоже рассматривавшего громкие уголовные дела, Александр Бяков вел относительно спокойную жизнь. За квартиру, которую снимал в Турунтаево, платил исправно, с подсудимыми на задворках села не встречался, взяток не брал, дела не затягивал и вообще был рабочей лошадкой, не раз спасавшей показатели Прибайкальского районного суда.

Выросший в обычной семье, закончивший улан-удэнскую школу №1, Александр Бяков и не думал быть судьей. Он пошел учиться туда, где сотням его сверстников сулили гарантированный кусок хлеба и профессию созидателя - на строительный факультет. Почему не вышло с профессией созидателя, какие пути привели Александра Юрьевича сначала в Октябрьский районный суд, а потом в Верховный суд Бурятии, где он несколько лет работал помощником судьи по уголовным делам Виталия Пронина, неизвестно. Известно только, что его кандидатура не раз рассматривалась на должность федерального судьи, и каждый раз отклонялась тогдашним председателем Верховного суда Бурятии Анатолием Хориноевым. Вердикт «главного судейского кадровика», лично утверждавшего всех судей, их помощников и даже технический состав, был в том духе, что строителям надевать судейскую мантию негоже.

Хориноев оказался прав

Назначение Александра Бякова федеральным судьей Прибайкальского районного суда состоялось в октябре 2012 года, уже после отставки Анатолия Хориноева, когда место председателя Верховного суда Бурятии заняла Альбина Кириллова. Собственно вся дальнейшая судейская карьера судьи Бякова предстает как вполне обычная история, ничем не отличающаяся от других, малознакомая рядовым обывателям, которой в положенный срок суждено было закончиться почетной отставкой на радость родным и близким.

Никаких особых замечаний к работе Бякова у Верховного суда Бурятии не было. В отличие от коллеги того же Прибайкальского районного суда Жанны Хаыковой, родной сестры небезызвестной Инны Хаыковой, решения Бякова отменялись редко. Судья Бяков был вполне предсказуемым и чрезвычайно исполнительным, как и положено быть судье. По самым громким уголовным делам, включая и дело бывших главы Прибайкальского района Геннадия Галичкина, председателя совета депутатов Прибайкальского района Юрия Пантелеева и других местных чиновников, никаких неожиданностей не происходило. Обвиняемых неизменно осуждали, справедливость торжествовала, однако что-то в жизни Александра Бякова перестало его устраивать настолько, что он принял страшное решение.

Наверняка, как и омский судья Сергей Москаленко, пришедший в январе 2017 года в городской парк 300-летия Омска, Бяков тоже продумал все. Закончил работу, закрыл кабинет и только потом ушел в гараж, наверняка зная, что до утра его там никто не потревожит. Наверняка с Александром Бяковым произошло то, что не увидеть за внешним благополучием любого судьи, его гигантскими зарплатами и дорогими машинами. Об этом когда-то попытался рассказать в интервью нашей газете бывший судья Железнодорожного суда Улан-Удэ Намсарай Балсанов, впрочем, не особо рассчитывая, что ему поверят. Интересно, что до того, как надеть судейскую мантию, Балсанов работал не строителем, а прокурором, то есть был практически из системы.

Бывший судья Балсанов хотел сказать, что, если бы знал, с чем придется столкнуться, возможно, никогда бы не надел мантии, потому что судейство оказалось невероятно тяжелой работой. «По иным делам я не спал сутками. Иногда приходил такой сырой материал, что невозможно было определить, виновен человек или нет. Человека надо осудить, а ты день и ночь думаешь о том, что, может, он и не совершал ничего», - рассказывал Балсанов.

О чем день и ночь думал Александр Бяков? Что он хотел сказать своим страшным поступком своим коллегам, родным и всем нам? Жалел ли когда-либо, что так и не стал строителем? И в чем оказался прав Анатолий Хориноев, всегда уделявший кадровым вопросам первостепенное внимание? Никто этого уже наверняка никогда не скажет.