Почему жители Бурятии дружно голосуют за Путина и Цыденова, а жить хотят по своим законам

Участник сельского схода о варварской вырубке леса: «Мы сами и есть большая проблема»

10.07.2019 в 05:49, просмотров: 2498

Народ делает вид, что выбирает, а власть — что управляет. Сколько надо дать на выборах голосов за партию власти, Владимира Путина или Алексея Цыденова? 80-90-100%? Не проблема.

Почему жители Бурятии дружно голосуют за Путина и Цыденова, а жить хотят по своим законам
Сельский сход в Хоринском районе. Фото: пресс-служба правительства РБ.

Выборы последних лет показывают: Бурятия голосует, как надо. Закаменский и Хоринский районы не исключение. Тем удивительнее, что из недр послушной республики вдруг дыхнуло противостоянием, поставив под сомнение дееспособность региональной власти.

Приоритет не авторитет

Речь о том, как в Бурятии встретили в штыки китайскую компанию «МТК-Дженькей». Год назад местные жители не пустили ее рубить лес в Закаменский район, а в июне этого года поднялись на дыбы хоринцы, узнав, что теперь предприятие нацелилось на их леса.

Между тем проект «МТК-Дженькей» принят к реализации на самом высоком уровне. Не все бизнесмены Поднебесной имеют лицензию на право вкладывать китайские деньги в зарубежную экономику. Есть у нее карт-бланш и от руководства России. «МТК-Дженькей» — в числе приоритетных инвестиционных проектов правительства РФ. Власти Бурятии как оператор обязаны создать в республике условия для реализации этого инвестпроекта. Его стоимость более 700 млн рублей. В Бурятии построят современный завод по глубокой переработке древесины. Полный цикл производства: от погонажных изделий до клееного и оцилиндрованного бруса. Продукция завода пойдет на внутренний рынок, с добавленной стоимостью будет поставляться в Китай, Монголию и другие страны. 200 рабочих мест. Налоги в бюджет — в размере 80 млн рублей в год. Окупаемость проекта — пять лет. Срок реализации — до 2024 года. 

Правительство Бурятии должно предоставить в аренду «МТК-Дженькей» участок леса. Арендатор обязан заняться лесовосстановлением. На территории Хоринского района — на площади в 9,3 тыс. га. Немало, если учесть, что в Хоринском лесничестве нет ни одного арендатора леса, а 75 пилорам в районе лесные участки берут через аукцион, восстановлением леса не занимаются. Китайская компания к тому же берет обязательства по переработке отходов лесопиления: готова построить завод (15 рабочих мест) по производству пеллетов и брикетов. Каналы и рынки сбыта этой продукции инвестор тоже берет на себя. 20 человек будут заняты лесозаготовками. С этой же целью компания по договорам подряда будет сотрудничать с субъектами малого и среднего предпринимательства района. Кроме того, компания «МТК-Дженькей» согласна участвовать в развитии социальной сферы МО «Хоринский район».

Но в Бурятии приоритетный инвестпроект правительства России безнадежно забуксовал. Верхи, как говорится, не могут, а низы не хотят. Второй год правительство Бурятии не в состоянии в рамках реализации проекта найти участок леса для «МТК-Дженькей», потому что жители районов выступают категорически против. Увещевания, что «МТК-Дженькей» не чета мутным скупщикам леса из Китая, которые давно орудуют в Бурятии, ни на закаменцев, ни на хоринцев действия не возымели. Кредит доверия к власти исчерпан. Приходу инвесторов сказано «нет», хотя мотивы у тех, кто против, очень разные.

Уснули в Сибири, проснулись на Дальнем Востоке

Надежда Белоусова, медсестра, член инициативной группы по сбору подписей против «МТК-Дженькей», отказалась войти в состав совета, который был создан по итогам проведения схода жителей Хоринского района. Самоотвод обосновала так:

«Я не понимаю полномочия этого совета. Что мы за кем-то должны следить, смотреть. Я попала в инициативную группу, потому что мы написали петицию, донесли информацию до населения. Просто мы устали от недоверия. Мы уснули в Сибири, проснулись на Дальнем Востоке. Вы говорите, что знали про «МТК-Дженькей» очень давно. Мы узнали 22 июня. Масса населения узнала 22 июня. И за короткий срок были собраны подписи. Это наши люди — простое население Хоринска».

Чем дальше в лес, тем больше дров, тем злее предприниматели

Большинство жителей Хоринска вряд ли знают и о том, сколько леса заготавливают в районе, и куда уходит прибыль от продажи их общего достояния. О том же, сколько вообще осталось леса в районе, не знают даже местные власти.

Юрий Ширабдоржиев, глава МО «Хоринский район», руководитель администрации: «В Хоринском районе нет ни одной китайской фирмы. Это наши. Если сдают китайским покупателям, они состоят на учете в налоговой инспекции. На сегодня действуют 75 пилорам, из них работают 54. Когда мы встретились с нашими лесозаготовителями, инициативной группой, были депутаты, общественный совет, задавали вопросы. Выяснилось, что того леса, который должен быть, сегодня нет. Пришло время провести лесо-устроительные работы. Сегодня наш район на 1 млрд рублей в год леса сдает, а поступает налогов в районный бюджет порядка 10 млн рублей. Это всего 1%».

Многие из участников схода говорили, что лесосырьевая база крайне истощена. Петр Ланцов, председатель общественного совета Хоринского района: «Что мы наделали с лесом? Поговорку «Чем дальше в лес, тем больше дров» можно дополнить «тем злее предприниматели». Четыре дня мы ездили, делали оценку лесов. Пришли к выводу: такой ущерб нанесли наши предприниматели, что он невосполним. У нас в Хоринске 287 ручьев бежало, из-за вырубок осталось 75. Как общественный совет мы сказали «Дженькею» «нет». (Бурные аплодисменты в зале).

До него такими же аплодисментами встретили и выступление журналистки «Новой Бурятии» Доры Хамагановой. Свою эмоциональную речь она завершила воспоминаниями о детстве и угрозами обратиться во все инстанции: «Я выросла в Унэгэтэе, в Заиграевском районе. Какая была река Курба! Это река моего детства. Я подниму все журналистское сообщество, федеральные сайты, мы выйдем на «Гринпис», на Конституционный суд, на Путина, чтобы здесь соблюдались все требования!».

Хоринцы одобрительно хлопали, ведь приструнить Дора Матвеевна, судя по всему, собиралась отнюдь не земляков-лесорубов. Во всяком случае, и она, и Баир Жамбалов, тоже выросший на Курбе депутат НХ РБ, и Петр Ланцов промолчали, когда всех переживающих за ручьи и реки Хоринского района в начальную школу отправили.

Мэргэн Дагбаев представился как зачинщик схода, по версии группы в Вайбере, но таковым, по его словам, не является: «Все говорят о том, что лес вырубается, и поэтому реки мелеют. Я учитель географии в прошлом. Мировой круговорот воды. Дождя нет, снега нет. Когда в последний раз у нас были лужи от забора до забора, на всю улицу? Десять лет назад. Сегодня говорят: во всем виноват лесоруб. Но… Мировой круговорот воды — «Природоведение», 3 класс».

Мы сами и есть основная проблема

Если ответственность за обмеление ручьев и рек лесорубы на себя не взяли, то сомнений в том, кто приложил руку к исчезновению лесов в Бурятии, как будто, не осталось. Один из организаторов прошлогоднего протеста закаменец Баясхалан Дансарунов на сходе в Хоринске сказал:

«Ровно год назад произошла ситуация с Закаменским районом. Депутаты знали, народ не знал. Была волна возмущения, был митинг несанкционированный. Я вывел народ. Это было глупо. Спустя год в Хоринском районе также. Наше правительство ставит народ перед фактом. Я не против завода, который будет строиться, должно быть альтернативное решение. Наши не хотят налоги платить, везут лес втемную китайцам. Мы сами и есть основная проблема. Надо просто об этом задуматься».

Не всем хоринцам понравилась речь закаменца. Дыжид Лойдогбалова, педагог-психолог из Хоринской школы №1, дала ему резкую отповедь: «Относительно молодого человека из Закамны. Вам удалось изгнать МТК «Дженькей» из Закаменского района. То, что вы называете это глупым, говорит о вашей глупости и незрелости лет. На самом деле народ никогда не может быть неправым».

Молодой человек из Закамны пытался возразить, что речь идет о несанкционированном митинге. Но педагог-психолог была непреклонна. Видимо, не только этот момент не устроил ее в речи Баясхалана Дансарунова. Ведь вопреки общему настрою, что китайский инвестор не пройдет, Баясхалан Дансарунов сказал, что самая большая проблема — мы сами: «Мы много говорим: это наш лес. Мы должны его беречь. Мы должны его сохранить. Что останется нашим детям? После ситуации в Закаменске был создан общественный совет, мной была создана республиканская инициативная группа по защите лесов. Мы провели много встреч, предложили конкретные меры по противодействию «черным лесорубам». Алексей Самбуевич говорит, надо вести открытый диалог с народом. Такая позиция должна быть не только у правительства. Открытость должна исходить и от народа. Я к чему все это веду. На территории Закаменского района оформлено и зарегистрировано 14 пилорам. Это уже много, а вы говорите, что в Хоринском районе их 75. Понимаете? Я сейчас не защищаю китайскую компанию. Я говорю о том, что мы, буряты, и не только буряты, мы все сами очень сильно вырубаем свой лес, в черную. Самое главное, о лесовосстановлении никто не говорит, никто это не контролирует».

Пока вы спали

Баир Цыренов, депутат НХ РБ, сказал: «Мне, честно говоря, не нравится само мероприятие. Мне вспоминаются фильмы про индейцев, когда приезжали, и бусами их пытались подкупить, и обещали различные блага, и пытались заговорить суть проблемы. Но, во-первых, что касается лесоохраны и лесовосстановления. У нас есть государство. Каждый здесь присутствующий платит налоги, в том числе, и на эти нужды. Сейчас идет попытка второй раз за счет этих людей оплатить те вещи, которые должны делаться государством, и аргументы, что республиканская власть или какой-либо уровень власти будет защищать и контролировать, они потому и не срабатывают, что люди уже не верят, что государство защищает их интересы».  

Возможно, региональной власти местные жители и видятся аборигенами с бусами. Но реальность такова, что кто кого облапошил сегодня сразу и не поймешь. У власти своя экономика, у народа, похоже, — своя.

Бурятские эмираты

Петр Ланцов: «Я депутатом пятого созыва был. Бюджет района. Собственные доходы. По данным главы Хоринского района, мы вывезли леса в 2018 году на 1 млрд рублей. Вы еще прибавьте такую же цифру. А где деньги-то? Мы, депутаты, сидим, по 20 рублей не можем школьникам найти на питание. А эти люди не платят налоги. Я понимаю, что кормятся семьи, но надо быть честными людьми. У нас половина народа зарплату в черных конвертах получает. А сейчас закон о пенсиях. Вы какую пенсию будете потом начислять? По медстрахованию никто не застрахован. Не соблюдаются ни охрана труда, ни техника безопасности. Мы вчера приглашали, создавайте ООО, лес-промхоз, как это было раньше. Высаживайте лес. Вот этого леса, говорим, зеленая полоса, его нет. Учет, инвентаризация проводились в 90-м году. Это 30 лет назад».

Алексей Мишенин, зампред правительства РБ по экономическим вопросам:

«К сожалению, мы с вами не платим налоги, мы не создали рабочие места, которые позволили бы нам деньги тратить на лесовосстановление. И я предлагаю создать эти рабочие места. Потом у нас появятся деньги. У нас сейчас задача учителям поднять зарплату и врачам».

Реплика из зала: «Государство. Бюджет. Вы ищите там лазейки. Вы же на свои зарплаты находите, по 400, 200, 300 тысяч ежемесячно. На золотые парашюты вы себе находите. А на лес вы не находите!».

Пока региональные госчиновники делали вид, что управляли, в районах республики, похоже, образовались государства в государстве. Бурятские эмираты, не иначе. В арабских эмиратах нефть и прибыль от ее продажи принадлежат шейхам. Они единолично решают, кому и сколько от прибыли дать. В бурятских эмиратах — кто у леса живет, тот им и распоряжается. Срубили, продали и все сами решили: сколько культуре денег подкинуть, сколько — спорту, а кому и вовсе не надо — перетопчутся. Хоринцы сами же и говорят, что реализуют леса почти на два миллиарда рублей в год. Какое государство, какие инвестпроекты? Бурятским эмиратам они теперь без надобности: хотите, уважаемые инвесторы, вложить 700 млн рублей, — пожалуйста, вкладывайте, но только на наших условиях.

Это наша корова, и мы будем ее доить

Мэргэн Дагбаев: «Алексей Самбуевич правильно говорит, в лесу надо наводить порядок. Мы не отказываемся от того, чтобы сотрудничать с «МТК-Дженькей», но чтобы это было на взаимовыгодных условиях. Они построили большой завод, вложат большие деньги. Мы согласны с ними сотрудничать. Мы повезем: хотите кругляк, хотите доску. Вы нам только скажите, какой размер. Главное, чтобы это было выгодно нам и вам. А вот так вот, с бухты-барахты, как снег на голову в июне месяце, 30-градусную жару падать? Хотя мы, лесозаготовители и депутаты, знали еще с прошлого года, что к нам заходит приоритетный инвестпроект «МТК-Дженькей».

Да, конечно, надо производить лесовосстановление. Если в прошлом году мы платили на аукционе только в федеральный бюджет, то на сегодняшний день платим и в республиканский бюджет. Одна деляна с отводами: один куб стоит 1,5 тыс. рублей на корню. Когда люди приходят, говорим — цена 7 тыс. рублей. Я же, в конце концов, предприниматель, себе в убыток работать не буду. У меня официально трудоустроено 15 человек. Мы постоянно поддерживаем социальные, культурные, спортивные мероприятия. Мы строим и ремонтируем мосты, мы оказываем спонсорскую помощь ребятам, которые уезжают за пределы района на соревнования. Мы не просили у района или правительства денег на то, чтобы ребята съездили нынче весной на Дальний Восток. Ребята съездили, нам сказали спасибо».

Алексей Мишенин: «Я когда запрашивал у налоговой статистику по району, мне она не показала, что есть деньги. Вчера нам бизнес сказал, что есть. Мы готовы вкладывать. Кто готов вкладывать? Он просто хотя бы должен показать, что есть деньги, прежде чем критиковать инвестора. Я вам клянусь, если бы в районе все было хорошо, я бы не заморачивался и не искал инвестора. Я бы сказал главе, что в Хоринском районе все хорошо и с зарплатами, и с дорогами, и с налогами, не нужны дополнительные налоги, и федеральные инвестиции не нужны, и в федеральных программах не надо участвовать. Или надо участвовать, но наш бизнес, наши жители, наши лесозаготовители. Они готовы показать де-юре, что у них есть 200-300 млн рублей. А вы знаете, вчера они мне сказали, что они у них есть».

Участник схода Сергей Щербаков, ветеран боевых действий в Афганистане:

«Кругом бардак! Опять виноват кто? Народ. А где все вы были, депутаты райсовета, Народного Хурала, депутаты Госдумы? Опять эти депутаты карманы себе набили? Опять эти родственные связи. Вот откуда надо начинать. А что этот лес? Лес захотят — будут рубить. Спасибо, хоринцы, радостно на душе, что проснулись. И надо так на выборы ходить. 90%. А не те, кто зависимые, родственники или кланы. Вот здесь справедливость и восторжествует! Спасибо!».

Приключения​ «МТК-Дженькей» в Бурятии

Ну вот и разобрались. Разговор бурятских властей с жителями Хоринского района состоялся. Спасибо иностранным инвесторам, а то бы и не сподобились. Зампред регионального правительства по экономическим вопросам Алексей Мишенин много нового для себя открыл. А мог бы войти в курс дела несколькими годами раньше. Статус министра промышленности Бурятии, в котором он пребывал с ноября 2015 года, не только позволял, но и обязывал. Глядишь, и не пришлось бы позориться сегодня перед российским правительством, да и иностранных инвесторов за нос водить. Теперь выясняется, что «МТК-Дженькей» зря нервы в Хоринском районе мотали. Нет там леса столько, сколько обещано было. На сходе об этом люди говорили. На картах только лес и остался, в природе его на многих участках и в помине нет. Проспали, получается, все государевы люди.

Алексей Мишенин: «Мне вчера задали вопрос, сейчас спровоцирую, а чем мы хуже закаменцев? Я чуть с ума не сошел. Хуже. Да, я надеюсь, что вы лучше. А чего они добились-то? Они испортили себе инвестклимат. К ним больше никто не поедет».

Похоже, теперь инвестиционная привлекательность и всей Бурятии под вопросом. И дело ни в «МТК-Дженькей», и ни в Хоринском районе. Появится ли в Бурятии завод по глубокой переработке леса, неясно, как и год назад, когда скандал с закаменским лесом приключился. Зато понятно, что власть и народ в республике давно каждый сам по себе. На сходах друг о друге, похоже, и узнаем. Пока у региональных властей руки до проблем народа не доходили, все как-то само собой и образовалось. Теперь излишняя опека напрягает. В послушной республике случаются ныне противостояния. Сомнения в дееспособности региональной власти теперь и за пределы республики вышли. А без сомнения только то, что с уходом из Бурятии «МТК-Дженькей» других приличных инвесторов в республике еще долго не будет.