Александр Васильев: «А может и впрямь, сесть как другие, и ждать, когда всё образуется»

Кто виноват и что делать - это вообще уже не вопросы

15.07.2019 в 08:31, просмотров: 1248

В социальных сетях, в том числе, в Бурятии, мириады знающих всё, чего не знает (не умеет, не желает делать) действующая власть (района, города, республики, страны). «Что делать?» и «Кто виноват?» — это вообще уже не вопросы, открой тот же Фейсбук и тебе всё объяснят. Я тоже вброшу свои полкопеечки, только о другом.

Александр Васильев: «А может и впрямь, сесть как другие, и ждать, когда всё образуется»

Не понимаю, почему мы так безапелляционно уверены в своём всезнайстве. Не понимаю почему, прежде чем постить что-либо, мы не желаем посомневаться, поискать другую информацию, подумать. Не понимаю, почему мы даже не пытаемся услышать оппонента.

В головах наших дичайшая каша. Нас хлебом не корми, а дай порассуждать о темпах роста ВВП Китая, о демократии Запада и уровне жизни Кувейта. Мы активно, не выбирая слов, забиваем интернет своими оценками событий, явлений и тенденций и на дух не переносим чужое мнение.

Причём всё это сдобрено смертной тоской о советском прошлом, хроническими жалобами на недостаток свободы слова и абсолютным доверием к любой желаемой нами информации.

Мы читали Булгакова и любим со значительным видом цитировать слова профессора Преображенского о разрухе не в сортирах, а в головах. Но головы при этом подразумеваем чужие, чаще руководящие и никогда - свои.

И нам уже неважно, что экономический рост Китай базировался не столько на идеях Дэн Сяопина, сколько на миллиардах американских инвестиций. Нам неважно, что Сингапур — это ещё и 60 лет несменяемости власти (причём одной семьи!) и парламент с 90- процентной долей правящей партии. Нам неважно, что и институты развития страны, и знаменитое сингапурское Бюро по борьбе с коррупцией были созданы колониальной британской администрацией. И почему- то у нас не возникает желание задаться вопросом, отчего же это не было внедрено в самой Британии.

Нам неважна абсурдность скрещивания сингапурского авторитаризма, арабского абсолютизма, британской демократии и российского менталитета.

Мы рассуждаем о «несомненных преимуществах советской системы селекции кадров» и не помним, что именно эти, «выросшие от бригадиров до директоров и министров», кадры и довели страну до экономического коллапса и развала.

Мы пеняем власти на катастрофическое падение престижа рабочих профессий и всеми правдами и неправдами заталкиваем детей на государеву службу.

Мы готовы до исступления повторять пропагандистские клише хрущевского периода о «лучшем в мире образовании» и не задумываться, как же мы, такие самые образованные, к концу 80-х сумели отстать в производстве, в технике и технологиях на 20-40 лет.

Мы с мазохистским упоением сравниваем свои зарплаты с американскими и для нас неважно, что Россия по показателю производительности труда находится на уровне 80-х годов прошлого века стран «большой семерки» и отстает от США в три-четыре раза.

Мы ругаем правительство за низкий уровень инвестиций и одновременно требуем не пускать инвесторов на нашу территорию.

Мы ненавидим корыстно использующих своё служебное положение «начальников» и удобно не помним, как при удобном случае тащили и тащим с работы, брали и берём с пациентов, принимали и принимаем от студентов...

Мы возмущается репрессивными действиями контрольных и надзорных органов, и гневно их клеймим за недосмотр, когда страдаем от нашей же некачественной продукции, от наших же некачественных услуг, от нашего же безразличия к другим.

А уж если мы сами проверяем и надзираем, то любое наше действие есть само олицетворение объективности и справедливости.

Мы обличаем власть в закрытости, но выплескиваем море желчи и сарказма на любые инициативы её взаимодействия с общественностью.

Мы развенчиваем и отвергаем правительственные стратегии и программы, но при этом не можем внятно сформулировать и обосновать какие-либо реальные альтернативные предложения.

Как мне видится, квинтэссенция нашего эрзацпротеста - это Зюганов, несгибаемый православный (?!) коммунист, 26 лет мужественно не сдающий своего кресла и сытно окормляемый столь ненавистным им антинародным режимом из нашего бюджета.

Кто-то из нас думает, что он социалист, кто-то полагает, что он либерал, кто-то называет себя коммунистом. Но в большинстве своём нас объединяет патернализм.

Мы ждём доброго и щедрого государства. Мы хотим, чтобы решали за нас и для нас. Мы не желаем осознавать, что если мы сами не желаем меняться, то нет оснований ждать изменений и от государства. Потому что государство, - как ни парадоксально, это мы.

Подавляющее большинство наших ожиданий - в духе теории потребностей Абрахама Маслоу: мы хотим лучше кушать, одеваться, отдыхать, чаще покупать новое авто и т.д. Но мы не хотим прилагать для этого дополнительные усилия, мы хотим, чтобы нам это дали,- ведь мы этого достойны!

Если дать обобщенную характеристику наших предложений (требований), то всё сводится к вопросам распределения и перераспределения. Государство должно увеличить финансирование заработных плат, медицины, образования, сельского хозяйства, НИОКР, пенсионного обеспечения, дорожного строительства и т.д., и т.п. (добавить по вкусу). Государство должно, должно, должно...

Куда направить средства - предложений масса.

Где взять - почти тишина. Суть немногих имеющихся предложений маловариативна: либо отобрать у олигархов, либо «создать условия для развития бизнеса и расширения базы доходов бюджета».

Звучит вроде бы даже умно, но не содержит ответа на вопрос «как»!

Или же даётся якобы ответ в стиле «создать благоприятный инвестиционный климат, обеспечить массовое развитие малого и среднего предпринимательства и формирование среднего класса». То есть, снова лозунг, а конкретику мы ждём опять же от государства. Но ведь если у нас нет реальных предложений или нет желания их отстаивать, откуда они возникнут у власти?

Ага, вон оно как, не знаете и не умеете, - говорим мы и требуем смены этой власти. Это, стало быть, чтобы вместо одних, провозглашающих цели, но не знающих КАК, пришли другие, тоже не знающие КАК?

Мы за всё хорошее и против всего плохого. Мы недовольны, но сами ничего делать не хотим и не будем.

И так во всём, от общегосударственного до внутридворового.

К примеру, активно подогреваемое соседями многолетнее недовольство управляющей организацией сподвигло меня на процесс её смены. Суды по признанию недействительными фальсифицированного протокола общего собрания о её выборе я выиграл, но ценой массовой неприязни со стороны этих же соседей. За то, что их отрывали от «неотложных дел», за то, что мне «больше всех надо», за то, что я «неадекват», за то, что из-за таких, как мы, не желающих «спокойно платить», дом нормально не обслуживается.

А может и впрямь, сесть как другие, и ждать когда всё образуется?