Как Теймур Бурятский стал Иркутским. Злоба дня

09.10.2019 в 06:19, просмотров: 2395

Сенсационные последствия выборов мэра Улан-Удэ, докатившиеся до бурятских пикетов в Нью-Йорке, вновь напомнили мировому сообществу, что Бурятия и Иркутская область есть не только единая Байкальская территория, но и политическая реальность.

Как Теймур Бурятский стал Иркутским
Фото: r38.fssprus.ru

Если до последнего времени главным доказательством этой реальности оставался лидер бурятских коммунистов Вячеслав Мархаев, назначенный в 2015 году сенатором от иркутского правительства, то две недели назад к нему совершенно неожиданно присоединился другой бывший уже представитель силовиков Теймур Магомедов.

24 сентября губернатор Сергей Левченко назначил уволенного главного судебного пристава Иркутской области Магомедова зампредседателя правительства Иркутской области. Назначению удивились даже сами иркутяне, ибо отставке главного судебного пристава по Иркутской области не предвещало ничего этакого, если не считать истечения на этом посту пятилетнего срока службы. Это предшественник Магомедова в Бурятии Анатолий Дашиев мог четверть века возглавлять ведомство, рассчитывая на предпенсионные бонусы в виде бизнес-омбудсмена или помощника главы. В жестких реалиях нынешних будней лучший вариант для носителя погон — 5-6 лет с последующей ротацией по горизонтали в другой регион на равнозначную должность. Худший — отставка, что, по всей видимости, и случилось с Теймуром Магомедовым.

Вот карьера Аслана Токаева, другого главного судебного пристава с кавказскими корнями, буквально идущего «по стопам» Теймура Магомедова, пока не вызывает никаких подозрений. От простого пристава-исполнителя до начальника отдела, от начальника отдела до замглавного судебного пристава в Республике Алания. Пять лет в должности замглавного судебного пристава Псковской области, еше пять лет в роли главного судебного пристава Бурятии. В этой траектории назначение Токаева 23 августа 2019 года главным судебным приставом по Иркутской области вполне можно расценивать как повышение, учитывая, что Иркутск — больше, богаче и сложнее всех вышеупомянутых субъектов.

Остается загадкой, почему Теймур Магомедов, при условии, что все в его ведомстве было хорошо, не двинулся подобно Токаеву главным судебным приставом в развитый Пермский край, где в это время как раз освободилось место (главного судебного пристава обвинили в получении взятки). Куда понятнее, почему Магомедов не вернулся в Бурятию, где место главного судебного пристава до сего дня вакантно. Шесть лет назад 31-летний Магомедов уже назначался исполняющим обязанности главного судебного пристава по Бурятии, однако, проработав год, так и не получил назначения. Проходить через такое второй раз он, по всей видимости, не захотел, и принял единственное для себя правильное решение.

Тот факт, что приказ о перемещении в Иркутскую область Аслана Токаева вышел 23 августа, а в правительстве Иркутской области Теймур Магомедов появился только месяц спустя, говорит о том, что судьба Теймура Бурятского решилась далеко не в одночасье. Примечательно, что мама Маргарита Магомедова, она же министр имущественных и земельных отношений Бурятии, была в эти дни далеко не радостна, и понятно, почему. Это из маленькой бедной Бурятии любой пост в иркутском правительстве кажется знамением судьбы, если не знать, что кресло зампреда, куда назначили Магомедова, пустовало вот уже почти год, и не оно одно. Как утверждают местные политологи, в условиях гигантского антирейтинга Левченко, окончания срока его правления и всеобщего бардака желающих садиться в это кресло просто не было.

Впрочем, если отмести версию банального трудоустройства, есть смысл порассуждать о хитросплетениях судьбы, ведь нынешняя сфера полномочий Теймура Магомедова — это в том числе и вопросы лесного комплекса. Близкий к бывшему губернатору Иркутской области Ерощенко Андрей Бутюгов утверждал, что тот никогда не пользовался деньгами лесников, считая, что это преступный бизнес и с этим надо бороться. Левченко же якобы не следовал примеру своего предшественника, а то, что творится в иркутском лесу сегодня, не было там даже в лихие 90-е. Экологи уже открыто говорят, что причина страшнейшего наводнения в Тулуне — это не столько техногенная катастрофа, сколько результат бесконтрольных лесных вырубок, нарушивших водный баланс. Кому как не бывшему природоохранному прокурору, коим работал когда-то Теймур Магомедов, в преддверии ухода команды Левченко начать зачищать за коммунистами хвосты. Станет ли Теймур Бурятский Иркутским, зависит от того, справится ли он с этой задачей.