«Началось все с дивана»: Анатолий Кушнарев рассказал, как появилась программа «Во саду ли, в огороде»

Почему не сбылась мечта сделать Бурятию экспортером картофеля

09.10.2019 в 04:49, просмотров: 866

Под занавес уходящего года подоспел небольшой, но весьма примечательный юбилей. Популярной телепрограмме «Во саду ли, в огороде» исполнилось четверть века.

«Началось все с дивана»: Анатолий Кушнарев рассказал, как появилась программа «Во саду ли, в огороде»
Анатолий Кушнарев.

На сегодня это не просто рекордсмен по продолжительности жизни в эфире и жизни на одном канале, но и феноменальный пример того, как незамысловатая передача про особенности выращивания овощей, плодов и ягод в условиях резко континентального климата могла так повлиять на местную политику.

О политике, телевизоре и огородах мы беседуем с автором программы «Во саду ли, в огороде», агрономом, ученым, председателем комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии Анатолием Кушнаревым.

— Анатолий Григорьевич, с чего все началось?

— Началось все с дивана. Смотрел дома телевизор, Бориса Мироманова «Радар-спорт», и тут мне в голову пришла мысль, а почему не сделать такую же передачу, только по садово-огородным делам. На тот момент я уже защитил кандидатскую диссертацию, получил звание доцента кафедры растениеводства, при библиотеке БГСХА (тогда БСХИ) вел клуб садоводов- огородников. Взял листок бумаги, набросал примерно 80 тем — картофель, морковь, капуста, смородина и так далее — и пошел на «Тивиком». Помню, 4 марта 1994 года, накануне Международного женского дня, со мной встретились тогдашний директор «Тивикома» Александр Левашов, режиссер студии Виктор Столбовский, главный редактор Сергей Соломатов. Идея понравилась, сделали пробную запись, чтобы посмотреть, есть ли у меня киногеничность, потому что, как мне объяснили, можно было говорить интересные вещи, но если нет этой самой киногеничности, особого шарма, то дело не пойдет. Пробы показали, что она у меня есть, и мы начали работать. 

Первая передача вышла 18 марта 1994 года. Я хотел назвать программу «В саду и в огороде», но Столбовский предложил, давайте, как в песне — «Во саду ли, в огороде…». Когда передача вышла, ребятишки с Новой Комушки, где я живу, при моем появлении долго распевали эту песенку на шутливый манер. Но потом все поняли, что программа серьезная, научно-популярная, полезная. Параллельно в газете «Пятница» начали печататься мои статьи на разные огородные темы, несколько лет отдельными книжками издавались сборники этих статей. Меня начали узнавать на улице, пришла популярность. На волне этой популярности я и вошел в большую политику, когда впервые баллотировался в Народный Хурал в 2007 году.  

— В большой политике вы появились гораздо раньше, в команде Бато Семенова, в ранге замминистра сельского хозяйства. Обещали сделать Бурятию таким же крупнейшим экспортером картофеля, как Голландия. Почему не получилось?

— С Бато Семеновым мы учились в одно время на разных факультетах БСХИ — он на экономическом, я на агрономическом, вместе занимались спортом. На экономическом факультете в те годы учились в основном девушки, и парням приходилось участвовать во всех соревнованиях — борьба, футбол, баскетбол. Я все 5 лет учебы занимался баскетболом, так мы заочно и познакомились с Бато Цырендондоковичем. Я был его доверенным лицом на выборах президента Бурятии и в Госдуму РФ. Когда в июне 1996 года его назначили министром сельского хозяйства, он предложил мне должность замминистра по растениеводству и новым технологиям. Через некоторое время я согласился. Тогда у министра сельского хозяйства Бурятии было шесть замов.  

Бато Семенов неординарный человек, очень активный, мы с ним много ездили по районам, внедряли новые технологии. Считаю, в 1997 году его «повысили» до вице-премьера по АПК чисто по политическим мотивам и назначили министром Петра Болонева, который до этого был таким же замом, как я, но сработаться у нас не получилось.

— Почему не получилось, ведь вы с Петром Болоневым были земляками?

— Тогдашний президент Леонид Васильевич Потапов, вызывая меня по поводу моего заявления, тоже спрашивал, почему я ухожу, если мы с Болоневым с одной деревни Большой Куналей. Я сказал, что хоть мы и земляки, но у нас различаются взгляды на развитие сельского хозяйства и, особенно, земледелия. Плюс он был больше политиком, а я не хотел заниматься политикой, мне ближе наука и конкретные дела. Потапов советовал не торопиться, но через месяц подписал указ о моем увольнении.

У меня был план сделать Бурятию экспортером высококачественного картофеля, причем не только пищевого, но и семенного. Каждый год министерство рапортовало, что выполняет план по картофелю, но эти показатели достигались исключительно за счет населения. Хорошо помню статистику — 92 процента картофеля выращивало население и только 8 процентов — сельхозпредприятия. Я предлагал изменить это соотношение хотя бы на пропорции 70 на 30. Предлагал повысить урожайность, с помощью своей передачи пропагандировал новые сорта. Специально ездил на стажировку в Голландию, которая считается передовой европейской страной по производству картофеля и овощей. Считал и считаю, что в Бурятии были лучшие в Советском Союзе по вкусовым качествам сорта картофеля, выращиваемые на песчаных почвах. Однако меня не слышали, мне говорили: у нас нет проблем с картофелем.

— Как менялась все эти годы ваша программа, и как менялся вместе с ней ведущий Кушнарев?  

— Начнем с того, что за четверть века на «Тивикоме» сменилось несколько директоров. Мы с Борисом Миромановым даже шутили, что директора уходят и приходят, а наши программы остаются. Как и у Мироманова, моя программа полностью коммерческая, то есть выходит за счет рекламы и спонсоров. Три года вел приложение к программе «Дома на кухне» вместе с лицеем №12, где мы рассказывали что можно приготовить из наших овощей и фруктов. Делал сюжеты о мастерах своего дела «Сам себе хозяин», выезжал в Бичурский, Тарбагатайский, Иволгинский, Джидинский районы, рассказывал об интересных людях. Все это дало свои плоды, когда на выборах 2007 года по городскому округу за счет своей популярности набрал почти треть голосов, уступив победу Матвею Баданову. С результатами тех выборов я был не согласен, судился, но безрезультатно.

Фото: wiki.starover.net

— Потому что пошли тогда на выборы вопреки решению «Единой России». Зато в 2013 году партийный ресурс оказался на вашей стороне. Выдвинувшись на праймериз уже от Тарбагатайского района, одержали победу не только на выборах в Народный Хурал, но и на пост заместителя председателя комитета.

— До 2001 года я не состоял ни в какой партии, хотя серьезные люди предлагали включить меня в свои «тройки» на выборах в Народный Хурал от КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР. В 2001 году я вступил в ряды «Единой России», был членом политсовета второго состава, принимал участие во всех мероприятиях, хотя очень скоро меня вывели без предупреждения из политсовета, так как в это время усиленно работал над докторской диссертацией по картофелю.

Если говорить про большую политику, то, считаю, что по-настоящему мой старт начался в 2012 году, когда я вместе с Леонидом Потаповым и Эрдэмом Дагбаевым стал доверенным лицом Владимира Путина на выборах президента России. Тогда нас троих трижды приглашали на встречи с ним, в том числе на инаугурацию в Кремль, и благодаря своему росту мне удалось даже дотянуться и пожать сильную руку президента. Ощущения от того крепкого рукопожатия вспоминаю до сих пор.

— Тем не менее в прошлом году однопартийцы приостановили ваше членство в «Единой России», почему?

— Как известно, после выборов в Народный Хурал шестого созыва политсовет «Единой России» принял решение рекомендовать меня на пост председателя комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии, что было озвучено и согласовано, но на заседании фракции возникли непредвиденные обстоятельства. Свои амбиции заявил Батор Цыбиков, и большинство членов фракции проголосовали за его кандидатуру. Тем не менее коллеги убедили меня отстаивать свою позицию. На сессии я выдвинул свою кандидатуру в качестве самовыдвиженца, и большинство депутатов меня поддержало. Я знал, что нарушил решение фракции, но решения политсовета я не нарушал. Последствия приостановления моего членства в «Единой России» таковы — не участвую в партийных мероприятиях, не плачу членских взносов. Коллеги говорят, что будут ходатайствовать о моем восстановлении, так что, думаю, рано или поздно во всем разберутся.

— Если перечислять такие профессии, как агроном, ученый, педагог, журналист, политик, кем вы сами себя считаете?

— В 2013 году получил приглашение стать министром сельского хозяйства Забайкальского края, но отказался. С высоты прожитых лет склоняюсь к тому, что в душе я все-таки профессиональный агроном. Родился 28 августа, в день начала на Руси уборки урожая. И по звездам, и по гороскопу связан с землей, не теряю связи с сельхозакадемией, в качестве профессора моей любимой кафедры растениеводства веду магистрантов и аспирантов. 25 лет создаю программу для садоводов и огородников, аналогов которой по продолжительности в России нет. Нужен людям, и считаю это самым главным в жизни.