В Бурятии девушка-колясочница готовится к восхождению на Мунку-Сардык

05.12.2019 в 07:36, просмотров: 1628

На днях Аюна сделала себе новый маникюр - на одном ногте нарисована снежная гора, на другом – надпись «Мунку-Сардык», на третьем – «Аюна 2020». Аюна приезжает на скалодром в Байкальский колледж туризма и там показывает маникюр альпинистам Ринчину и Маше. Те искренне восхищаются.

В Бурятии девушка-колясочница готовится к восхождению на Мунку-Сардык
Аюна в восторге от команды альпинистов, с которыми она будет совершать восхождение

- Настраиваюсь так, - говорит мне девушка.

19-летняя Аюна Бербидаева настраивает себя на восхождение на самую высокую гору Бурятии. Оно случится в апреле следующего года. А то, что Аюна передвигается на инвалидной коляске и совсем не чувствует своих ног, ничего не значит. НИЧЕГО.

На ногтях девушка сделала маникюр в честь будущего восхождения.

Мы ее в рюкзак не положим

Эта история началась в июне, когда альпинисты из горного движения «Хан Тенгри» организовали в Улан-Удэ встречу со всеми желающими, чтобы рассказать о своем недавнем восхождении на гору Мунку-Сардык. Туда вместе с мамой и младшим братом приехала девушка-колясочница Аюна Бербидаева. Рассказ про восхождение был таким потрясающим, что в порыве эмоций Аюна сказала, что хотела бы подняться на гору.

- Я не ожидала, что ребята начнут всерьез думать об этом, - признается девушка. – Затея выглядела абсолютно нереальной.

Мунку-Сардык, на минуточку, самая высокая вершина в Саянах, ее высота – 3491 метр. Альпинисты стали думать, советоваться и – приняли знаменательное решение. Теперь и Аюна, и «Хан Тенгри» двигаются в одной связке, в одном направлении, они готовятся взойти на гору – вместе. И это очень красиво. Хотя понимают такую связку не все.

- Мы много всего выслушали уже, - вздыхает Ринчин Гармаев. Он один из главных организаторов апрельской экспедиции. – Нам говорят: «Зачем вы это делаете? Зачем тащите ее в горы. Хайпануть хотите?».

- А зачем тащите? – спрашиваю я.

- Вот и вы об этом спрашиваете! – восклицает Ринчин. – Во-первых, большую часть пути – сколько сможет – Аюна хочет преодолеть сама. Мы ее в рюкзак не положим и не поднимемся, хотя это было бы проще всего. А во-вторых, никто ведь не интересуется, зачем это восхождение самой Аюне.

Я хочу спросить про «зачем» у самой Аюны. А потом знакомлюсь с ней на учебном скалодроме. И все вопросы отпадают. Потому что такого жизнелюбивого, энергичного, яркого человека еще надо поискать.

- Вот я иногда представляю – я на вершине, - закрывает глаза Аюна. – Я одухотворена, я чувствую себя свободной. Там столько свободы! Ведь чем выше гора, тем ты ближе к небу. Это настоящее чудо.

На скале Тологой прошли первые тренировки.

И Аюна, и ее мама Туяна, и родственники с друзьями надеются, что когда-нибудь чудо произойдет и девушка встанет. Поможет ли этому восхождение на Мунку-Сардык? Неизвестно. Но, может быть, Бог щелкнет пальцами, когда увидит Аюну рядом с собой, над облаками и скажет: «Ну, окей! Хватит! Иди давай!».

Я просто не смогла встать с кровати

Когда-то Аюна была абсолютно здорова. Четыре года назад она приехала из спортивного лагеря на Байкале. Вернулась немного простывшей. Пролежала пару дней с температурой.

- А на третий день я просто не смогла встать с кровати, - спокойно рассказывает девушка. – Отказали ноги. За следующую ночь полностью ушла чувствительность от ног до груди.

Врачи поставили диагноз «воспаление спинного мозга». Говорят, что спровоцировал болезнь фурункул, который был у девочки на талии.

- Нам сказали, что инфекция из фурункула каким-то образом попал в спинной мозг, - удивляется Туяна Бербидаева. – И что это очень редкий случай, мозг защищен со всех сторон, к нему просто так не подобраться.

Официальная медицина утверждает, что больные с таким диагнозом на ноги не встают. Мама девушки говорит, что случаи невероятного исцеления были.

- Я не думала, что моя «колясочная» жизнь так затянется, - говорит Аюна. – Но улучшений пока нет. Некоторые считают, что я привыкла к коляске и сдалась. Да, привыкла. Отвыкнуть тоже могу! Мне нужно жить с тем, что есть. Но я стремлюсь встать на ноги.

Так или иначе, Бербидаевым пришлось перестроиться на новую жизнь. Туяна полностью посвятила себя дочери. Они часто ездят в театры, на концерты, выставки, интересные встречи. Одна из комнат в их доме уставлена специальными тренажерами для реабилитации. Шагоход, параподиум, иппотренажер, приседатель, эллипсоид, гребной тренажер…

- Аюна, правда, иногда не успевает позаниматься не на всех тренажерах, и тогда они пылью покрываются, - улыбается ее мама.

На скалодроме Аюна тренируется перемещать свое тело.

Сейчас альпинисты составили Аюне жесткое расписание – занятия на скалодроме, плавание, работа на силовых тренажерах, лекции по правильному питанию. Все для того, чтобы девушка была перед восхождением в хорошей физической форме и еще больше укрепила плечевой пояс. На скалодромной стенке, например, Аюна берется за зацепы, поднимает себя на руках и пытается передвигаться. Она старается, выкладывается на тренировках, ни разу ничего не пропустила. Потому что цель известна, и людей, с которыми ты в связке, подвести нельзя.

- Я в восторге от команды, которая со мной работает, - признается девушка. – Это подарок судьбы. Они необыкновенные люди.

На Эльбрус взойти проще

- Ладно, Ринчин, - говорю я альпинисту. – Сильные руки – окей. Сильный характер – окей. Но как возможно, чтобы Аюна поднялась сама в гору, которую и здоровому человеку трудно одолеть?

- На самом деле, мы запускаем человека в космос, - рассказывает парень. – И для этого нужна цепь новых разработок и открытий. Мы-то знаем, что такое Мунку-Сардык. А Аюна – нет. Наша задача – подготовить это восхождение.

Одна из больших частей этого процесса – коляска. И тут есть отличная новость. Ребята договорились с АНО «Катаржина», которая занимается разработкой и производством инвалидных колясок. Организация пришлет в Бурятию «горную» конструкию, на которой житель Саранска Семен Радаев покорил Эльбрус. Это, правда, больше не коляска, а сани.

- Эльбрус выше, чем Мунку-Сардык, - уточняют альпинисты. – Но подняться на него легче. Там ледово-снежный склон, он относительно ровный. На Эльбрус заезжали и на колясках, и на мотоциклах, и на машинах.

С вершиной в Восточных Саянах все сложнее. Здесь колясочники никогда не показывались. Непростой рельеф, протяженные каменистые участки… Обычному человеку нормально – можно переступать через большие валуны, можно идти и держаться за ветки. У Аюны так не получится. Поэтому «Хан Тенгри» хочет приспособить коляску от «Катаржины» под камни и придумать, как при подъеме с Аюной пользоваться альпинистским снаряжением. Доработает конструкцию для реалий Мунку-Сардык ООО «Улан-Удэнское прибостроительное производственное объединение», это официальный партнер экспедиции.

Девушка хочет посмотреть на мир с высоты облаков.

Сопровождать группу будут спасатели, врач, пойдут и мама с младшим братом Аюны. Экспедицию планируют растянуть на пару недель – переход от одного лагеря до другого, там несколько дней отдыха для девушки и подготовка к следующему этапу.

Нет барьеров!

Альпинисты и Аюна готовятся к восхождению уже несколько месяцев. Девушка переживает по поводу грядущего трипа очень сильные эмоции. Но это можно было предположить. Меня трогает, что ребята-спортсмены тоже «зацепились» этой историей.

- У каждого из нас начался свой внутренний драматизм, - говорит мне Ринчин. – Я лично раньше к инвалидам относился по-другому. Теперь понимаю, что у любого такого человека есть трагедия, момент преодоления и есть наше безразличие и наше непринятие.

- Мы же все время говорим о безбарьерной среде, - добавляет Юлия Гармаева, один из организаторов экспедиции. – Почему нужно сказать Аюне, что ее подъем «невозможен»? Ведь нет барьеров! Она молодая яркая, живая, веселая девушка. В 19 лет люди должны открывать мир, они должны о чем-то мечтать, чего-то хотеть.

Здорово, что участники «Хан Тенгри» тоже мечтают. И делают это очень осмысленно. Чтобы взойти на гору могли те люди, которые никогда о таком и не думали. Кажется, может получиться крутая реабилитация – близко к небу.

Ринчин Гармаев и Мария Савина - опытные альпинисты. В первую очередь они хотят, чтобы экспедиция была безопасной.

Кстати

В горное движение «Хан Тенгри» сейчас входит четыре альпиниста – Ринчин Гармаев, Мария Савина, Баир Батуев и Антон Федотов.