Мастерица из Улан-Удэ: «С куклами приходится договариваться»

Игрушки Татьяны Акинфиевой покупают в Америке, Канаде, Японии, Сингапуре

01.07.2020 в 02:27, просмотров: 1878

Из экономики — в рукоделие. От многочисленных его видов — к самым любимым. От распространенных методов — к уникальному. Вот творческий путь героини этой статьи Татьяны Акинфиевой — нашей с вами землячки.

Мастерица из Улан-Удэ: «С куклами приходится договариваться»
Татьяна Акинфиева.

Последние семь лет она создает интерьерных кукол ручной работы с узнаваемым стилем, популярных даже за границей. Все они — словно живые, и диктуют свои правила, когда приходят в мир. Как это происходит, узнавал наш корреспондент.

Татьяна Акинфиева родилась в Улан- Удэ, здесь же окончила школу и университет. Получила высшее экономическое образование, с коим и связала последующую трудовую деятельность. Около 40 лет она проработала по специальности. А на пенсии вплотную занялась творчеством, которым серьезно увлекалась с самого детства.

Любовь к хэндмэйду привила мать — ас в подобных делах. Маленькая Таня еще не читала, но уже мастерила. О первом открытии на этом поприще помнит до сих пор. В тот день девочка приболела и не пошла в детский сад, а осталась дома с кем-то из взрослых и, коротая время, рассматривала вещь, сделанную «чулочной вязкой» и имевшую интересный вид: один ряд — изнаночные петли, другой — лицевые с отчетливыми «косичками». Малышка умела заплетать такие, как, впрочем, и держать иголку в руках. Нарезала ниток, наплела «косиц», сшила между собой в полотно, смастерила наряд для куклы и гордо продемонстрировала творение маме, едва та пришла с работы. И крайне изумилась, узнав, что можно было сделать все спицами и справиться гораздо быстрее. С того момента кукольный гардероб регулярно обновлялся.

Шитье и вышивка, вязание и валяние, плетение из ниток и бисера — где только не пробовала свои силы Татьяна за разные периоды жизни. В лихие «девяностые», когда нельзя было купить практически ничего, и родились дети, сама делала одежду им и себе, вплоть до шубок и дубленок.

— Но при этом думала, что шить не умею, и решила учиться. Проходя курсы кройки и шитья, поняла: все-таки могу! Однажды дали задание — вставить замок-молнию в юбку, и после того, как я выполнила его, очень удивились: «Так сумеют не в каждом ателье!». Обучение и «корочки» добавили уверенности в себе. Я начала принимать заказы от друзей, знакомых, коллег...

Несмотря на «четверку» по ИЗО в школе, Акинфиева научилась рисовать по мастер-классам в сети — да так, что люди стали покупать картины и обращаться с просьбой оформить помещения. Деятельность художника-живописца «притормозила» карьера... мастера-кукольника. Наша героиня набрела на уроки кукольного дела в Интернете, прошла обучение у множества его мастеров, освоила десяток общеизвестных техник и, синтезировав их, создала свою, авторскую.

— Это занятие соединило в себе имеющийся опыт и потребовало дополнительных умений и знаний. Ведь помимо основных элементов нужно мастерить дополнительные, а, значит, приобретать соответствующие навыки. Я нахожу материалы в Улан-Удэ и Москве, изготавливаю разных кукол любых размеров и масштабов — валяных и текстильных, из шерсти, папье-маше и полимерной глины — запекаемой и застывающей. И каждая из них является новым проектом, а он, в свою очередь, кажется лучшим и важнейшим, пока не реализуется очередной.

фото: Из личного архива.

фото: Из личного архива.

фото: Из личного архива.

На сегодня из-под умелых рук мастерицы вышло свыше полусотни всевозможных изделий. Некоторые имеют особую значимость. Самая маленькая кукла достигает всего 3 сантиметров в высоту, самая большая и трудоемкая — 60-70 сантиметров — делалась из бумаги и клея несколько месяцев. Сначала накладывался и высушивался первый слой, потом — второй и т.д. А самая ценная и энергозатратная — викинг с топорами — изготавливалась из термопластика. Чтобы воссоздать достоверный облик раннесредневекового скандинавского морехода, Татьяне пришлось самостоятельно красить ткани, делать кожаную обувь, натуральные брови и волосы.  И впоследствии — специально «пачкать» эти самые волосы и «растрепывать» самого «варяга». «Слишком уж аккуратным он показался сыну», — смеется женщина. 

Блуждая по инстаграм-аккаунту моей собеседницы, взгляд падает на фото девочки и мальчика в национальных костюмах с моринхуром в руках, а также задорных девчушек в оригинальных нарядах с пуговицами и застежками — совсем как у настоящих девушек. Глаз цепляется за барышню с лицом, слепленным из пластика, телом, набитым опилками, и в одежде, снимающейся с него, — черной шляпке, полосатом платье и колготках, которая сидит на скамейке среди хвостатых и пернатых друзей. Эта кукла Маша создавалась в традициях салонных или же будуарных кукол. Они издавна дарились юным дамам, порой равнялись им по росту, восседали в их комнатах на креслах и диванах и даже наряжались с ними в одинаковые одеяния.

— Ой, какие мимимишки, собачка, котик, енотик! — умиляюсь я, увидев снимки забавных зверушек на страничке Акинфиевой.

— По примеру знакомой девушки создаю мини-животных — копии настоящих — по их фотографиям, — поясняет она. — Вяжу изделия из пряжи, заполняю синтепоном и тонирую краской. Для придания разных поз и определенной подвижности вставляю внутрь проволочный каркас. Например, сделала еноту движущиеся пальчики, чтобы он держал какие-нибудь предметы в лапках.

По ее признанию, кукольница черпает вдохновение для своего творчества в камнях и корягах на природе, из иллюстраций к сказкам, фотографий с тематических и прочих выставок, а также на личных страницах коллег по цеху (которых знает преимущественно заочно) и других мастеров (особенно воодушевляется произведениями бурятского скульптора Даши Намдакова).

Но при этом не занимается плагиатом, заимствуя лишь интересные детали, будь то клюв птицы или струны гитары, и сама — от начала до конца — проделывает всю работу, которая затягивает и увлекает до такой степени, что забываешь поесть и не можешь уснуть.

— Как говорится, вижу цель — не вижу препятствий. Когда появляется идея, сразу же начинается ее реализация. И технический процесс — оформление изделия — не занимает столько времени, сколько творческий — формирование и согласование образа. Бывает, он вынашивается не один месяц и рушится в одночасье, если оттенок и фактура не сочетаются между собой. Случается и так, что не подходит изначально задуманный цвет волос или выбранный фасон платья. Говорят, это вмешивается само творение — заставляет искать альтернативные варианты. В подобных случаях с куклами приходится договариваться — ведь у них тоже есть душа. Недаром я выпускала мультфильм, где оживают два фантазийных персонажа: первый играет, второй танцует.

фото: Из личного архива.

фото: Из личного архива.

фото: Из личного архива.

Несколько раз люди заказывали такие же работы, как уже появившиеся на свет и нашедшие хозяев. Воспроизводить копии, пусть и не точные, гораздо проще и быстрее, чем изобретать оригиналы, но не настолько интересно, говорит Татьяна Акинфиева. Кстати, куклы ее продаются на аукционах, интернет-площадках и в магазинах хэндмэйд-направленности, а цена их варьируется от 600 рублей до 12 тысяч (в среднем — от 2 до 8-10 тысяч). Клиенты есть в разных странах — Америке, Канаде, Японии, Сингапуре и, конечно, в России. Но изделия больше покупаются за рубежом, нежели на родине.

«Наверное, у нас меньше ценителей, — предполагает рукодельница. — Знакомый хотел купить куколку на день рождения племяннице, но испугался ценника. Надо понимать, что это не детские игрушки, а взрослые — интерьерные куклы, которые требуют высоких затрат на производство и коллекционируются, как в свое время хрусталь для сервантов. Их нужно поставить на полку или можно сделать оберегом».

Окружающие восхищаются, родные и близкие поддерживают, и мастер-кукольник создает все новых и новых «детищ». А еще пишет картины, проводит мастер-классы по правополушарному рисованию и искренне считает: нет пределов совершенству, но все в этом мире достижимо. А уж особое его видение и понимание, чувство меры и вкуса приходят со временем — было бы терпение и желание.


|